Истории

И я тоже вру

И я тоже вру

Автор:

07.01.2016
 2302
 1

Истории в Рождество должны рассказываться двух типов: трагические, но с хорошим финалом (младенец Христос благополучно родился, несмотря на трудности материнского быта, и ему вручили дары волхвы) или просто трагические (а вдруг бы он не?). Хороший финал традиционно приходится искать, иногда выдумывать; просто трагические истории вплетаются самостоятельно в каждый ваш день, прямо здесь — на улице, в душной маршрутке, недостроенном метро, салоне сотовой связи, губернском рынке и где угодно.

Ожидаю такси сорок минут, потом еще двадцать, названиваю в альтернативные компании, проклинаю снег на дорогах, поломки на трассе, личные проблемы водителей и все на свете, варю кофе и нервно проплескиваю мимо чашки. Стоя в одном сапоге, прижимаю трубку плечом к уху и соглашаюсь на странную услугу: подсадку в укомплектованный автомобиль. Диспетчер визгливо выкрикивает, что мне страшно повезло, мне по пути с постоянным клиентом, постоянный клиент тоже согласен, слава богу! и вас ожидает автомобиль ВАЗ-21099, госномер такой-то, счастливого пути.

В автомобиле сидит большеглазая встревоженная женщина в легком зеленом пальто совсем не по погоде. Волосы подстрижены коротко, бледное лицо, губы подведены темным. Расположилась на заднем сиденье, на коленях сверкает Macbook Air. Клацая по клавишам, одновременно разговаривает по телефону, тараторит, цепляется за слова, как за ступеньки веревочной лестницы, обжигающие ладони: «Лидочка, привет. Совсем пропала, не звонишь. Нет-нет, голос у меня веселый, просто устала за последнее время, а так все отлично. Катька в порядке. Одиннадцатый класс, то репетиторы, то факультативы, то курсы, и всегда деньги. Одного не понимаю, зачем столько лет платила за эту спецшколу, с углубленным изучением всего. С родительского собрания пришла на той неделе — так из параллельного класса мальчишку еле откачали, передозировка, тяжелые наркотики. Месяц в реанимации, теперь почку ищут, пересаживать. Донор нужен. А донора нет. Девчонка-буфетчица у них, как выяснилось, дилером была. Удобно — пришел за пончиком, а тут тебе и того. Бай-продукт. Сама как? Черт-те что, почему мы не видимся-то никогда? Ты теперь в Москве больше времени проводишь, чем дома. Завтра снова? «Жигулями»? Двухэтажным? На поезде хорошо. Едешь себе и едешь. Я бы охотно согласилась, легла бы на полку и ни разу бы не встала. На природу в окошко любовалась. Или в потолок.

Что-то с желудком замаялась. На днях так прихватило – посреди коридора в конторе согнулась пополам, стою, ни вдохнуть, ни выдохнуть. Пот холодный течет. Как по живому вырывают кишки, как на вилку наматывают. Сейчас лучше, много лучше.

Ну что ты говоришь, Лида! Какие каникулы! Дадут они мне отдохнуть, о чем ты! Работаю, сейчас вот еду к Трофимову, с документами разбираться. Да еще Macbook этот осваиваю. Что Трофимов? А что Трофимов… У нас уже давно — всё. Да и начинать-то было глупостью.

Поэт? Да и поэт тоже. Как-то растворился в воздухе, знаешь ли. В бассейн не ходила последние месяцы, да притащишься с работы, сил собраться-подняться нет. Туплю на диване. Ничего, со следующего месяца возьму себя в руки, обязательно пойду плавать и нырять… А то совсем что-то расклеилась. Все, только здоровый образ жизни, бегать решила по утрам, кроссовки купила специальные для бега.

К врачу? Ходила, ходила. Прямо перед новым годом. Все откладывала, а тут пошла. Гастроскопию делали, удалили одновременно полип. Больно было не особенно, я уже привыкла, что желудок беспокоит. Как-то фоном прошло.

Да, Лидочка, я же по делу звоню. Macbook у меня — новый товарищ, я ещё никаких программ не устанавливала. Ты мне не скинешь ссылку на что-то типа Adobe Reader? Я знаю, ты в курсе… Спасибо, спасибо. Прямо сейчас, если можно. Понимаешь, я гастроскопию делала в частной клинике, результат по электронной почте выслали, гистологию, а я вложенный файл открыть не могу. Там ещё письмо такое странное. Немного разволновалась. Оттуда же письмо, из клиники. Нет, не прочитаю тебе, ерунда всякая. Требуется консультация специалиста. Да, Лида, электронный адрес у меня тот же. Отправила, да? Спасибо, дорогая.

Вот оно, твое сообщение. Вижу.

Знаешь, немного страшно открывать этот файл с результатом. Думаю, что ничего хорошего я там не прочитаю. Удалю его, пожалуй. Как думаешь, не умру же я без этой гистологии?»

Какое-то время молчит. Медленно произносит через паузу, заполненную дорожным шумом сквозь заляпанные снегом окна: «Вот и я не знаю».

Водитель поворачивает автомобиль вправо, напряженно паркуется посреди снегов, выбоин асфальта и разбегающихся пешеходов. Женщина в зеленом пальто кладет мобильный телефон в карман, закрывает макбук, аккуратно помещает в специальную черную сумку — черный ящик с нераспечатанным письмом. Выходит на улицу, поправляет волосы, челка взлетает и падает на глаза. Ее легкое не по погоде зеленое пальто мелькает в редкой толпе горожан на каникулах. Наконец скрывается за бодрыми чужими спинами.

Водитель смотрит на меня. Вместо того чтобы уточнить, по какому адресу нужно отправляться теперь, спрашивает: «С ней в порядке всё, что ли, будет?»

Отвечаю: «Скорее всего». Тоже вру.

 

Художник: Михаил Алдашин

Один комментарий на «“И я тоже вру”»

  1. ККК:

    Михаил Алдашин. Художник-то.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *