Военная тайна

Кор­ре­спо­дент «Новой в Повол­жье» про­ник на режим­ные объ­ек­ты, где раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся и изго­тов­ля­ет­ся радио­ло­ка­ци­он­ное осна­ще­ние для воен­ных вер­то­ле­тов.  Напом­ним: пред­по­ла­га­е­мый орга­ни­за­тор поку­ше­ния на Оле­га Каши­на, управ­ля­ю­щий санкт-петер­бург­ско­го хол­дин­гом АО «Заслон» Алек­сандр Гор­бу­нов, полу­чил от Мино­бо­ро­ны аванс в 600 млн руб­лей на выпол­не­ние госу­дар­ствен­но­го кон­трак­та на ОКР (опыт­но-кон­струк­тор­скую рабо­ту) «Раз­ра­бот­ка бор­то­вой радио­ла­ка­ци­он­ной стан­ции кру­го­во­го обзо­ра и осна­ще­ние ею вер­то­ле­тов МИ‑8 и К‑226». Редак­ции ста­ли извест­ны адре­са сто­рон­них орга­ни­за­ций, у кото­рых АО «Заслон» в рам­ках кон­трак­та заку­па­ло ком­плек­ту­ю­щие для вер­то­ле­тов. Две из них рас­по­ла­га­ют­ся в Самар­ской обла­сти, в горо­де Тольятти. 

В Тольят­ти зима при­шла рань­ше вре­ме­ни на два меся­ца. Кис­лое рабо­чее утро, по тем­ным еще ули­цам бушу­ет октябрь­ская метель, отоп­ле­ние вклю­чи­ли не у всех, око­че­нев­шие люди выхо­дят из холод­ных квар­тир что­бы немед­лен­но замерз­нуть еще боль­ше. На трас­се М‑5 несколь­ко серьез­ных ава­рий, все тра­ди­ци­он­но шутят про день жестян­щи­ка. Оста­нов­ка «Жигу­лев­ское море», ветер кида­ет под ноги мок­рые окур­ки, жен­щи­на с кучей паке­тов роет в сум­ке коше­лек, дис­пет­чер так­си не пони­ма­ет в труб­ке, где имен­но я нахожусь.

«Сто­и­те в направ­ле­нии Ново­го горо­да?» — уточ­ня­ет дис­пет­чер; не знаю. Паль­цы замерз­ли, и теле­фон­ный экран отка­зы­ва­ет­ся при­ни­мать их за паль­цы, не реагирует.

«В каком направ­ле­нии я стою?» — спра­ши­ваю людей на оста­нов­ке, они мол­ча топа­ют нога­ми по малень­ким злым сугро­бам. Не отве­ча­ют. Утрен­ний сты­лый Тольят­ти не очень похож на квар­тал Маре в Париже.

«Это, дев­ка, — гово­рит, нако­нец, муж­чи­на в ока­ем­ке боро­ды, — это! ты иди по пере­хо­ду на ту сто­ро­ну, будет тебе по направ­ле­нию куда надо».

Люди мол­ча пор­ци­я­ми втис­ки­ва­ют­ся в марш­рут­ные так­си и авто­бу­сы покруп­нее. Так­си при­ез­жа­ет через пят­на­дцать минут, и я успе­ваю пого­во­рить с инте­рес­ной парой: муж­чи­на в кожа­ных шта­нах и жен­щи­на во всем лео­пар­до­вом (сокра­ще­ния на ВАЗе, трол­лей­бу­сы отме­ни­ли за дол­ги ТТУ по элек­три­че­ству, теперь без­ра­бот­ных будет еще боль­ше, учи­ты­вая води­те­лей подвиж­но­го соста­ва, а что людям делать без рабо­ты? гра­бить на ули­цах, вот что! бере­ги­те серь­ги, девуш­ка, вырвут с ушами).

От пло­ща­ди Рево­лю­ции в Сама­ре до необ­хо­ди­мо­го мне стро­е­ния на буль­ва­ре Гая в Тольят­ти – чуть боль­ше двух часов езды на авто­мо­би­ле, три­ста руб­лей за чело­ве­ко-место, и при­мер­но минус два­дцать лет. Стар­ту­ешь в 2015‑м (мор­дов­ская плит­ка до неба, фаса­ды домов шпа­клю­ют к ЧМ-2018, собач­ки в ком­би­не­зо­нах со стра­за­ми бес­ну­ют­ся в хозяй­ских объ­я­тьях); десан­ти­ру­ешь­ся в году девя­но­сто, к при­ме­ру, пятом. Или третьем.

тольятти7

Буль­вар Гая, 26, зна­чит. Кир­пич­ное стро­е­ние раз­ме­ром с типо­вую сред­нюю шко­лу обез­об­ра­же­но вывес­ка­ми само­го раз­но­го тол­ка: уни­вер­сам «Пяте­роч­ка», «Доро­го купим воло­сы», «Што­ры, сум­ки, това­ры для руко­де­лия», «Цве­ты, семе­на», неиз­вест­ный «Прош­ка» — «Бери боль­ше, пла­ти мень­ше». Где, где может таить­ся про­из­вод­ство вер­то­лет­ных дета­лей? «Сви­ни­на – 169 руб­лей», «Фон­бет – став­ки на спорт», у крас­ной две­ри тусу­ют два моло­дых чело­ве­ка; выгля­дят опас­но. Тольят­ти в девя­но­стые сла­вил­ся сво­и­ми бан­ди­та­ми, велись раз­бор­ки с самар­ски­ми бан­ди­та­ми; «стрел­ки» в Заго­род­ном пар­ке, тем­ные «вось­мер­ки», при­пар­ко­ван­ные густо у обо­чин, золо­тые кре­сты в рас­тво­рах «адида­сов­ских» олимпиек.

«А что, — обра­ща­юсь я почти без стра­ха к моло­дым людям, — а что, ребя­та. Как у вас тут насчет вертолетов?»

Моло­дые люди не удив­ля­ют­ся. Отве­ча­ют неожи­дан­но быст­ро: «Тебе на какое время?»

«Мне купить», — зачем-то гово­рю я, дую на паль­цы в надеж­де согреть.

«Да мож­но, — гово­рит пер­вый, и далее про­из­но­сит при­мер­но сле­ду­ю­щее, — пер­вой и наи­бо­лее попу­ляр­ной мар­кой явля­ют­ся вер­то­ле­ты с порш­не­вым дви­га­те­лем аме­ри­кан­ской фир­мы Robinson. Они очень доступ­ны на рын­ке, дешев­ле сво­их собра­тьев, осна­щен­ных газо­тур­бин­ны­ми дви­га­те­ля­ми, и тре­бу­ют мень­ших экс­плу­а­та­ци­он­ных затрат».

«Мне нужен, — гово­рю я, вол­ну­ясь, — рос­сий­ский воен­ный вер­то­лет. Тут у вас под носом они прак­ти­че­ски схо­дят с кон­вей­е­ра, а вы и не в кур­се». Быст­ро ухо­жу. Моло­дые люди оста­ют­ся обсуж­дать, поче­му пси­хи­че­ских не дер­жат в соот­вет­ству­ю­щих лечеб­ни­цах. Око­ло киос­ка «Цве­ты» курят две блон­ди­стые цве­точ­ни­цы в кожа­ных курт­ках, пив­ной киоск, киоск с шаур­мой. В шаур­ме про­да­ют сала­ты в пла­сти­ко­вых корыт­цах, на любой вкус. Рядом – безы­мян­ное стро­е­ние, похо­жее на туа­лет-скво­реч­ник с дач­но­го како­го-нибудь участ­ка, но со стек­лян­ны­ми сте­ноч­ка­ми и поче­му-то на нож­ках. Выгля­дит бес­хоз­ным. Под­пры­ги­вая, загля­ды­ваю в зако­ло­чен­ное окош­ко, в поис­ках вер­то­лет­ной лопа­сти и дру­гих при­мет. За мной без­молв­но наблю­да­ют тольят­тин­ские про­хо­жие, при­вык­шие ко всему.

Тольятти 6

По вто­ро­му адре­су меша­ет въез­ду мик­ро­ав­то­бус, раз­ма­ши­сто под­пи­сан­ный «сани­тар­но-вете­ри­нар­ная эста­фе­та». Что это, думаю, за эста­фе­та такая в Тольят­ти, сани­тар­но-вете­ри­нар­ная. Это, ска­жем, бежит коро­ва, за ней сви­нья чешет, сле­дом сани­тар дого­ня­ет, палоч­ку спе­шит эста­фет­ную пере­дать. Коро­ва мор­ду пово­ра­чи­ва­ет, сви­нья под­жа­рая на строй­ных нож­ках тан­цу­ет. Зай­чи­ки в трам­вай­чи­ке, жаба на мет­ле. И так мне это все понра­ви­лось, не пере­дать, как. А над­пись-то была дру­гая, не эста­фе­та совсем, но экс­пер­ти­за. Рас­стро­и­лась, осмотрелась.

12096421_842648132520830_1687139050448707082_n

Соб­ствен­но, осмат­ри­вать нече­го – по ули­це 40 лет Побе­ды, 14, ком­на­та 15, ниче­го нет. Про­сто нет ника­кой 15‑й ком­на­ты, но есть бильярд­ный клуб «АК Барс», мага­зин «Маг­нит», мага­зин «1001 мелочь», транс­фор­ма­тор­ная буд­ка, несколь­ко помой­ных баков; один из них осва­и­ва­ет пожи­лой муж­чи­на в вяза­ной шап­ке. Изы­ма­ет из бака какие-то дос­ки, при­го­ва­ри­ва­ет: «Дверь ей пода­вай, будет тебе дверь, пад­ла! Дверь ей пода­вай, так я тебе выстрою дверь, курва!».

тольятти 3

У бильярд­но­го клу­ба пар­ку­ет­ся сва­дьба на доро­гих авто­мо­би­лях, замо­тан­ных лен­та­ми и уком­плек­то­ван­ных кук­ла­ми невест. Жених в осле­пи­тель­но белом костю­ме свер­ка­ет золо­том брас­ле­та на воло­са­том запястье. Все дышит про­из­во­ди­тель­ной мощ­но­стью и воен­ной тай­ной. Пив­ная «Ямщик», пив­ная «Дно» (пла­ги­а­то­ры, а), кафе «Джи­га-Дри­га», бил­борд, обе­ща­ю­щий «улуч­ше­ние потен­ции в любом воз­расте». Без­жа­лост­но обруб­лен­ные про­филь­ным депар­та­мен­том бере­зы, ледя­ной дождь, сме­нив­ший снег. Под­рост­ки мрач­ны­ми ста­я­ми, несколь­ко деву­шек с губа­ми, выкра­шен­ны­ми в чер­ный. Влюб­лен­ная пара в оди­на­ко­вых шап­ках с ушка­ми, рас­про­стра­ни­тель­ни­ца листо­вок от юве­лир­но­го мага­зи­на. Щер­ба­тые девя­ти­этаж­ки, пон­то­вые кот­те­джи, моло­ко в раз­лив, объ­яв­ле­ние на табач­ном киос­ке «алко­го­ля нет!!!»

«Что, все?» — спра­ши­ва­ет меня води­тель так­си, удив­лен­ный крат­ко­стью визи­та. «Все, — гово­рю я. – Давай­те на автовокзал».

Тольят­ти отпус­ка­ет меня лег­ко, не цеп­ля­ет не еди­ной сво­ей коль­це­вой раз­вяз­кой, не тро­га­ет сине-стек­лян­ной баш­ней ВАЗов­ско­го заво­до­управ­ле­ния, не манит пло­ти­ной волж­ской ГЭС, с эти­ми страш­ны­ми шлю­за­ми и гроз­ной мас­сой воды, име­ю­щей силу зато­пить к чер­тям и Тольят­ти, и Сама­ру, что­бы в стек­ла окон били вол­ны, пучил гла­за водя­ной и плес­ка­ли хво­ста­ми русал­ки. Как извест­но, сла­вяне счи­та­ли, что в руса­лок пре­вра­ща­ют­ся утоп­лен­ни­цы, а так­же про­пав­шие без вести, про­кля­тые роди­те­ля­ми и непро­щен­ные — сло­вом, все мы, отме­тим мы.

тольятти5

PS В ходе про­вер­ки, про­ве­ден­ной Глав­ной воен­ной про­ку­ра­ту­рой, уста­нов­ле­но, что руко­вод­ством АО «Заслон» заклю­ча­лись мни­мые сдел­ки на при­об­ре­те­ние ком­плек­ту­ю­щих для вер­то­ле­тов у ООО «Капи­тал» (Самар­ская обл., г. Тольят­ти, буль­вар Гая, д. 26), ООО «Фор­ту­на-сер­вис» (Самар­ская обл., г. Тольят­ти, ул. 40 лет Побе­ды, д. 14 Ком­на­та 15) и ООО «Бенар» (Санкт-Петер­бург, про­спект Мос­ков­ский, д. 212). По дан­ным адре­сам нахо­дят­ся орга­ни­за­ции раз­но­го тол­ка, не име­ю­щие ни про­из­вод­ствен­ных, ни иных мощ­но­стей; дого­вор­ные обя­за­тель­ства АО «Заслон» выпол­не­ны не были; кон­тракт­ные день­ги обна­ли­чи­ва­лись через под­став­ные фирмы. 

«Таким обра­зом, в пери­од с декаб­ря 2013 года по фев­раль 2015 года гене­раль­ный дирек­тор АО «Заслон» Гор­бу­нов А.А. и дру­гие неуста­нов­лен­ные лица, дей­ствуя груп­пой лиц по пред­ва­ри­тель­но­му сго­во­ру, совер­ши­ли мошен­ни­че­ство путем обма­на долж­ност­ных лиц Мино­бо­ро­ны Рос­сии в осо­бо круп­ном раз­ме­ре на общую сум­му не менее 445 млн руб­лей, в свя­зи с чем в их дей­стви­ях усмат­ри­ва­ют­ся при­зна­ки соста­ва пре­ступ­ле­ния, преду­смот­рен­ные частью 4 ста­тьи 159 УК РФ», — из поста­нов­ле­ния ГВП.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.