Константин Титов: «Противники есть всегда, но сегодня они слабы»

Вче­ра в Сам­ГУ про­шла встре­ча сту­ден­тов-жур­на­ли­стов с губер­на­то­ром Самар­ской обла­сти 1991–2007 гг., сей­час испол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти зам­пре­да реги­о­наль­ной обще­ствен­ной пала­ты Кон­стан­ти­ном Титовым.

Кон­стан­тин Титов:

- 2004–2006 годы для меня были доволь­но тяжё­лы­ми. Эко­но­ми­че­ская эли­та реги­о­на раз­де­ли­лась. Часть её пыта­лась про­бить­ся во власть. Она доста­ви­ла мне доволь­но мно­го хло­пот и попор­ти­ла мно­го кро­ви. В то вре­мя назы­ва­лась она «Антан­та». И вот сей­час, нака­нуне выбо­ров губер­на­то­ра Самар­ской обла­сти, а затем и перед выбо­ра­ми в рай­со­ве­ты, появи­лись при­зна­ки актив­но­сти этой эли­ты. Она теперь обла­да­ет ресур­са­ми, финан­са­ми, име­ет власть над людь­ми. Сно­ва эта часть эли­ты захо­те­ла про­та­щить сво­их людей во власть – полу­чить руко­во­дя­щие долж­но­сти в городе.

Но несмот­ря на это выбо­ры про­шли успеш­но. Резуль­та­ты очень важ­ны в нынеш­ней соци­аль­но-поли­ти­че­ской ситу­а­ции. Ведь всем извест­но, что субъ­ект феде­ра­ции раз­ви­ва­ет­ся в первую оче­редь за счёт дота­ций. Не зря гово­рят лас­ко­вый телё­нок у двух мамок сосёт. Народ, кото­рый под­дер­жи­ва­ет власть, от вла­сти боль­ше и получает».


Губер­на­тор дол­жен быть уро­жен­цем обла­сти, кото­рой управ­ля­ет, или пожжет быть из дру­го­го региона?

- Этот прин­цип не обя­за­те­лен. Если кон­сти­ту­ция РФ поз­во­ля­ет руко­во­дить обла­стью, будучи не уро­жен­цем этой обла­сти, зна­чит так мож­но делать. Вопрос в дру­гом – насколь­ко удач­но рабо­та­ет губер­на­тор. Я, напри­мер, оце­ни­ваю рабо­ту Артя­ко­ва [губер­на­тор Самар­ской обла­сти с 2007 по 2012 гг.] отри­ца­тель­но. Назна­че­ние Мер­куш­ки­на я сра­зу при­нял поло­жи­тель­но. Нико­лая Ива­но­ви­ча я знаю ещё с совет­ских вре­мён. Знаю, что он уме­ет рабо­тать, доби­вать­ся постав­лен­ных целей.

Кри­зис и санк­ции меша­ют рабо­тать. Одна­ко сей­час мы раз­ви­ва­ем­ся, при­вле­ка­ем область инве­сти­ции. Раз­ви­ва­ем­ся во мно­гом пото­му, что в Сама­ре прой­дёт Чем­пи­о­нат мира по фут­бо­лу в 2018 году. Это доста­ёт воз­мож­ность пере­рас­пре­де­лить ресур­сы ещё на Тольят­ти, Сыз­рань, Чапа­евск, Ново­куй­бы­шевск, Отрад­ный и Жигулёвск.


В интер­вью «Пар­ку Гага­ри­на» вы ска­за­ли, что сего­дня труд­но отсле­жи­вать мест­ные ново­сти, пото­му что газе­ты и теле­ка­на­лы дают радуж­ную кар­тин­ку про­ис­хо­дя­ще­го, не ана­ли­зи­руя про­бле­мы. В том же интер­вью вы гово­ри­ли о необ­хо­ди­мо­сти пози­ции сдер­жи­ва­ния и жёст­ком режи­ме. Как вы дума­е­те, может быть, эти вещи вза­и­мо­свя­за­ны? Может, из-за поли­ти­ки сдер­жи­ва­ния мест­ные СМИ дают радуж­ную кар­тин­ку, не отра­жа­ю­щую реаль­ное поло­же­ние вещей?

- Мне не очень нра­вит­ся, что сего­дня нет кри­ти­че­ских посы­лов в СМИ. Это надо пре­одо­ле­вать. Но сего­дня, в нынеш­ней эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции, я ушёл бы от пози­ции огуль­ной кри­ти­ки. Если кри­ти­ку­ешь, то пред­ла­гай то реше­ние, кото­рое может при­не­сти луч­ший резуль­тат. В прес­се долж­но быть боль­ше ана­ли­ти­че­ско­го мате­ри­а­ла, а так­же пози­ции дискуссии.

Та сво­бо­да прес­сы, кото­рая была в то вре­мя, когда я был губер­на­то­ром, она ни к чему хоро­ше­му не при­ве­ла. Из-за этой сво­бо­ды мне при­шлось уйти в отстав­ку. «Антан­та» актив­но задей­ство­ва­ла СМИ, и у меня про­сто не хва­ти­ло сил с ними бороть­ся. Поэто­му сего­дня я не вижу смыс­ла в том, что­бы дёр­гать­ся и объ­яс­нять каж­дое решение.


На минув­ших выбо­рах хоро­шо себя пока­за­ли моло­дые акти­ви­сты от систем­ной оппо­зи­ции. В част­но­сти, от пар­тии «Ябло­ко». На несколь­ких УИКах «сво­е­го» рай­о­на она заня­ли желез­ное вто­рое место. Как вы счи­та­е­те, они явля­ют­ся реаль­ной поли­ти­че­ской силой?

- Моло­дёжь все­гда явля­ет­ся реаль­ной поли­ти­че­ской силой. Пар­тия «Ябло­ко» – это интел­лек­ту­аль­ная пар­тия. Она мне нра­вит­ся. В своё вре­мя я общал­ся с её лиде­ра­ми – с гос­по­ди­ном Явлин­ским. Пом­ню, когда про­сил денег у оли­гар­хов на выбо­ры пре­зи­ден­та в 2000 году, я оби­жал­ся, что мне дали мень­ше, чем Явлин­ско­му. Оли­гар­хи тогда ска­за­ли мне: «Нам про­сто при­ят­но, что еврей­ский маль­чик будет наби­рать 10%».


Мы толь­ко что узна­ли, поче­му вы поки­ну­ли крес­ло губер­на­тор. А поче­му вам при­шлось поки­нуть пост сена­то­ра от Самар­ской обла­сти в Сове­те Федерации?

- Когда при­шёл Нико­лай Ива­но­вич, он про­дли­ли мои пол­но­мо­чия в Сове­те Феде­ра­ции. Это устра­и­ва­ли всех: кремль, самар­ское пра­ви­тель­ство и граж­дан. Так как я все­гда мог про­кон­тро­ли­ро­вать оби­де­ли или не оби­де­ли Самар­скую область фор­ми­руя бюд­жет РФ.

В 2014 году Нико­лай Ива­но­вич при­нял реше­ние идти на выбо­ры. В тоже вре­мя он начал рефор­му мест­но­го само­управ­ле­ния. У нас в обла­сти мог быть боль­шой поли­ти­че­ский скан­дал. «Ква­зи­ан­тан­та» мог­ла вос­прять духом, у неё появил­ся бы лидер – Аза­ров. Ему поки­дать пост было неин­те­рес­но. Нико­лаю Ива­но­ви­чу бы при­шлось оття­нуть реформу.

Тогда сели, посо­ве­ща­лись и реши­ли, что пост чле­на Сове­та Феде­ра­ции Аза­ро­ва вполне устро­ит. Он ото­шёл, и борь­бы за сохра­не­ние пол­но­мо­чий Аза­ро­ва не про­изо­шло. Я счи­таю, что Дмит­рий Иго­ре­вич посту­пил пра­виль­но. Вот так и полу­чи­лось, что я из Сове­та Феде­ра­ции ушёл.


Кон­стан­тин Алек­се­е­вич, на ваш взгляд, кто сей­час руко­во­дит «Антан­той» или у неё нет руководителя?

- Мы реши­ли назы­вать её «ква­зи­ан­тан­та». То есть, почти «Антан­та». Надо пони­мать, что про­тив­ни­ки все­гда есть. Но сего­дня нет реаль­ной силы, что­бы их объ­еди­нить. Нет реаль­но­го лиде­ра, за кото­рым бы они пошли. Мы подо­зре­ва­ем, что сего­дня лидер­ские функ­ции выпол­ня­ет Миле­ев [быв­ший дирек­тор ком­би­на­та «Род­ник», депу­тат Самар­ской губерн­ской думы]. Если же у них появит­ся насто­я­щий лидер, то это будет серьёз­ная оппо­зи­ци­он­ная сила. Пока же они слабы.


Может, в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции вино­ва­та не толь­ко «ква­зи­ан­тан­та», но и сам Нико­лай Ива­но­вич? Его так мно­го в мест­ных СМИ, что у людей про­ис­хо­дит пере­на­сы­ще­ние инфор­ма­ци­ей о губернаторе.

- Здесь дей­ству­ют зако­ны жан­ра и поли­ти­ки. Есть метод китай­ской капель­ни­цы: да-да-да-да и в конеч­ном счё­те полу­ча­ем усво­е­ние. Тоже самое – рабо­та поли­ти­че­ской пар­тии. Оби­лие инфор­ма­ции о губер­на­то­ре в СМИ может быть воз­буж­да­ю­щим фак­то­ром, но с этим нуж­но рабо­тать, исправ­лять ситуацию.


В про­шлом вы были пред­во­ди­те­лем соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии, кото­рая опре­де­ля­ют как левую пар­тию, а в 2005 году вы при­со­еди­ня­е­тесь к «Еди­ной Рос­сии», кото­рую левой никак не назо­вёшь. Выхо­дит, вы изме­ни­ли убеждения?

- В нача­ле 90-ых мы стро­и­ли. У соци­ал-демо­кра­тов осно­ван­ная пози­ция была «здесь и сей­час». Здесь мы рабо­та­ем, и сей­час мы долж­ны жить хоро­шо. Это то, что нуж­но было стране в то вре­мя. Но когда строй­ка закон­чи­лась ничем, я пере­шёл в левое кры­ло «Еди­ной Рос­сии». Тем более, было тяже­ло про­во­дить выбо­ры. Нуж­но было обес­пе­чи­вать побе­ду «Еди­ной Рос­сии», явля­ясь соци­ал-демо­кра­том. Но опять же хочу заме­тить, что я остал­ся при сво­их либе­раль­ных взглядах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.