Математика и черт с ней

Доволь­но часто про­ис­хо­дят какие-то такие собы­тия, кото­рые вро­де бы никак не могут про­изой­ти в реаль­ной жиз­ни, и любой, допу­стим, редак­тор, обна­ру­жив подоб­ное в худо­же­ствен­ном про­из­ве­де­нии, злоб­но зато­пал бы нога­ми и пове­лел убрать, как «плохую лите­ра­ту­ру» и «пере­бор». Напри­мер, если ска­зать, что в обще­ствен­ном туа­ле­те на пло­ща­ди Рево­лю­ции посе­ти­те­лям раз­да­ют памят­ки по досроч­но­му голо­со­ва­нию, то это — пере­бор. Но ведь посе­ти­те­лям раздают!

Или в послед­ний день лета сидишь с кол­ле­гой по рабо­те, глав­ная ули­ца горо­да, лет­няя веран­да япон­ско­го ресто­ра­на, акку­рат­ные офи­ци­ан­ты в тем­но-крас­ных перед­ни­ках суе­тят­ся. Вы веде­те типич­ный раз­го­вор мате­рей школь­ни­ков в пред­две­рии пер­во­го сен­тяб­ря — сколь­ко затра­че­но денег на эки­пи­ров­ку, какой рюк­зак, коли­че­ство пар обу­ви и канц­то­ва­ры. Мимо про­хо­дят люди, жите­ли и гости горо­да, едят на ходу моро­же­ное и пьют колу, по-разному.

И вдруг кол­ле­га хва­та­ет меню боль­шо­го фор­ма­та и пря­чет за ним свое покрас­нев­шее лицо. Еще она наги­ба­ет­ся к сто­леш­ни­це и отту­да гово­рит сдав­лен­но: «Видишь того муж­чи­ну в поло­са­той фут­бол­ке? Это мой быв­ший учи­тель мате­ма­ти­ки… Пусть пройдет…»

Вы инте­ре­су­е­тесь, отче­го от учи­те­ля мате­ма­ти­ки нуж­но пря­тать­ся за меню япон­ско­го ресто­ра­на. Кол­ле­га какое-то вре­мя мол­чит, пере­жи­дая опас­ность, а потом начи­на­ет рассказывать:

«Да пото­му что стыд­но. Ты не пред­став­ля­ешь, это такая исто­рия была. С мате­ма­ти­ком. Мил­ли­он лет про­шло, каза­лось бы, но не забы­ва­ет­ся. Ты Иго­ря пом­нишь? Мужа моего?»

Вы неопре­де­лен­но кива­е­те, пото­му что как-то непри­лич­но не пом­нить мужа коллеги.

«Так вот, мы же вме­сте учи­лись – я, Игорь и Настя, такая девоч­ка. Она в клас­се счи­та­лась пер­вой кра­сот­кой, такой типаж даже ско­рее аме­ри­кан­ский – ров­ные зубы, ясные гла­за, свет­лые воло­сы до лопа­ток. В аме­ри­кан­ской шко­ле была бы капи­та­ном груп­пы под­держ­ки – они пры­га­ют со смеш­ны­ми пуши­сты­ми шту­ка­ми в руках перед бас­кет­боль­ны­ми мат­ча­ми. Как это назы­ва­ет­ся, чер­ли­дер? Так вот, Игорь влю­бил­ся в нее, как влюб­ля­лись все.

В деся­том клас­се, спо­до­бил­ся. Види­мо, стал раз­би­рать­ся о чем пого­во­рить с девуш­кой. Писал запис­ки, я пере­да­ва­ла. Дове­рен­ное лицо, хо-хо. Не пред­став­ля­ешь, как я пере­жи­ва­ла. Шла с этой его запис­кой, листок в кле­точ­ку, сло­жен мно­го­крат­но, и рука про­сто горе­ла, сго­ра­ла, я виде­ла этот огонь, он бежал от паль­цев по предплечью.

Она ему отве­ча­ла, не все­гда. Но – отве­ча­ла, чир­ка­ла руч­кой на том же лист­ке, по тем же кле­точ­кам, была доб­рая. Кра­си­вая и доб­рая, черт-те что, если разо­брать­ся, еще и умная, учи­лась хоро­шо. Наши сочи­не­ния по теме «Зав­тра была вой­на» отправ­ля­ли на област­ной кон­курс. Я не заня­ла ника­ко­го места, а она – тре­тье. Чество­ва­ли на линей­ке, вру­ча­ли кубок и диплом.

Так вот, целых три чет­вер­ти я тас­ка­лась с запис­ка­ми, рыда­ла в туа­ле­тах потом, охла­ждая руку под ледя­ной водой в гряз­ных умы­валь­ни­ках; вес­ной про­шел слух, что Настя встре­ча­ет­ся с взрос­лым мужи­ком. И непро­сто там каким-то абстракт­ным мужи­ком, а с новым учи­те­лем мате­ма­ти­ки, Нико­ла­ем Нико­ла­е­ви­чем. Их виде­ли яко­бы в каком-то кафе, и в его машине тоже виде­ли. Да и Настя не осо­бен­но скры­ва­ла, шушу­ка­лась с дев­чон­ка­ми на пере­ме­нах. Мате­ма­ти­ку тогда было лет трид­цать, может, чуть мень­ше. Два­дцать восемь. Поми­мо рабо­ты в шко­ле он натас­ки­вал аби­ту­ри­ен­тов на сда­чу всту­пи­тель­ных экза­ме­нов, и вот этим репе­ти­тор­ством непло­хо зара­ба­ты­вал. Настя назы­ва­ла его — «Коля­сик». У нее появи­лись доро­гие вещи в гар­де­робе, я все заме­ча­ла. Джин­сы, туфли, коль­ца, серь­ги, мод­ные закол­ки, австрий­ский плащ из ред­ко­го тогда мик­ро­во­лок­на, все щупа­ли и вос­хи­ща­лись технологиями.

Я вро­де бы при­обод­ри­лась, реши­ла, что могу вздох­нуть облег­чен­но. Но Игорь был в таком состо­я­нии, он про­сто поте­рял себя. Про­гу­ли­вал уро­ки. Выхо­дил из дома, шлял­ся по ули­цам. Одним утром я под­жи­да­ла у подъ­ез­да и неза­мет­но про­сле­до­ва­ла за ним. Он дви­гал­ся имен­но «куда гла­за гля­дят», не имея ни цели, ни марш­ру­та. Устав, сва­лил­ся на обо­дран­ную еще с осе­ни лав­ку, покра­сить не успе­ли. Рух­нул и стал пла­кать. Слез не утирал.

Бегом бро­си­лась назад, твер­до­го пла­на дей­ствий не было, но я дове­ря­ла себе и зна­ла, что экс­промт будет удач­ным. Уста­ла, зады­ха­лась, коло­ло ужас­но в левом боку. Курт­ку сня­ла и повя­за­ла на пояс, она меша­ла. Но успе­ла, успе­ла! Мате­ма­ти­ко­ва белая «девят­ка» была при­пар­ко­ва­на близ школь­ных ворот, мате­ма­тик как раз встав­лял ключ в замоч­ную сква­жи­ну, что­бы бло­ки­ро­вать две­ри. Я ска­за­ла себе: сме­лость! сме­лость! – и подо­шла вплот­ную. Нико­лай Нико­ла­е­вич был чуть лысо­ват, но вполне сим­па­тич­ный, улыб­нул­ся мне при­вет­ли­во. Выбро­сил оку­рок себе под ноги, он тлел, дого­рая. Спро­сил, что мне угодно.

«Про­сти­те, Нико­лай Нико­ла­е­вич, — ска­за­ла я. – Может, я не вовре­мя, но про­сто Настя ска­за­ла, что вы сде­ла­е­те хоро­шие подар­ки и испра­ви­те мне оцен­ку за год, если я с вами… ну… »

Труд­но было гово­рить даль­ше, подо­зре­ваю, я нико­гда не про­из­но­си­ла это­го сло­ва в дан­ном кон­тек­сте, но вспом­ни­ла Иго­ря на некра­ше­ной лав­ке и закон­чи­ла: «Если я с вами пересплю».

Мате­ма­тик покрас­нел рва­ны­ми пят­на­ми, даже нос, даже лоб. Отпрыг­нул от меня, хлоп­нул две­рью силь­но, уехал. Ругал­ся громко.

Я зачем-то насту­пи­ла на оку­рок, затушила.

В тот день на заня­тия он так и не при­шел. Да и вооб­ще нико­гда не при­шел. Не знаю, как у него полу­чи­лось уво­лить­ся в кон­це учеб­но­го года.

Уже назав­тра Настя бро­ди­ла из каби­не­та в каби­нет поте­рян­ная и очень груст­ная, а Игорь, акку­рат­но про­ин­струк­ти­ро­ван­ный мной, быст­ро ока­зал­ся в её фаво­ри­тах. Прав­да, нена­дол­го. Но Игорь успел навер­стать упу­щен­ный мате­ри­ал по про­грам­ме, экза­ме­ны сдал прилично.

Стран­но, что я тебе рань­ше это­го не рас­ска­зы­ва­ла, люб­лю вспо­ми­нать. Быть хозя­и­ном ситу­а­ции, брать ее в свои руки – это выс­шее насла­жде­ние, ты согласна?

Вот толь­ко я ужас­но часто его встре­чаю, это­го Нико­лая Нико­ла­е­ви­ча. Пря­мо нака­за­ние какое-то. И что харак­тер­но, Игорь ниче­го тако­го не пом­нит. Вот спро­си его. Ска­жет: Настя? А кто это? Память, такая стран­ная штука…»

Так кол­ле­га закан­чи­ва­ет свой рас­сказ, учи­тель мате­ма­ти­ки дав­но про­шел мимо, вы сожа­ле­е­те, что пло­хо рас­смот­ре­ли его, отме­тив толь­ко поло­са­тую фут­бол­ку. Раз­го­вор воз­вра­ща­ет­ся к покуп­ке школь­ных при­над­леж­но­стей, резю­ми­ру­ет­ся спра­вед­ли­вое «потра­тишь ров­но ту сум­му денег, кото­рую ты готов потра­тить», опять смен­ная обувь, ЕГЭ и фор­ма для физ­куль­ту­ры; где-то по горо­ду идет быв­ший учи­тель мате­ма­ти­ки, мно­го лет назад попав­ший в переплет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.