Султаночка

Про­чи­та­ла как-то в ста­ту­се одной из поль­зо­ва­тель­ниц сай­та Одно­класс­ни­ки: «30-лет­няя житель­ни­ца Тай­ва­ня Чен-Вен Ий вышла замуж за саму себя». И – штук пят­на­дцать вос­кли­ца­тель­ных зна­ков, лад­но. Пер­вые мину­ты три я тупо­ва­то пяли­лась на жел­тень­кую плаш­ку, запол­нен­ную этой инфор­ма­ци­ей, потом поис­ка­ла ново­стей о ново­брач­ной в Яндек­се (не нашла), потом вер­ну­лась на Одно­класс­ни­ки и кое-как спра­ви­лась с иде­ей немед­лен­но напи­сать поль­зо­ва­тель­ни­це лич­ное сооб­ще­ние и спро­сить, како­го чер­та она соору­ди­ла себе такой несу­раз­ный ста­тус. Зачем он? Что дол­жен доне­сти до сред­не­го посетителя?

Забав­ной пред­став­ля­ет­ся цере­мо­ния бра­ко­со­че­та­ния трид­ца­ти­лет­ней житель­ни­цы Тай­ва­ня — Чен-Вен Ий. Перед гла­за­ми воз­ни­ка­ют тре­вож­ные кар­ти­ны авто­ном­но­го сек­са, сме­ня­ясь соот­вет­ству­ю­щим ассор­ти­мен­том спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных мага­зи­нов (пер­вый секс-шоп, посе­щен­ный мною, назы­вал­ся «уют», а еще был — «здо­ро­вье 24», иде­аль­ные наиме­но­ва­ния для).

Была такая чудес­ная игра в дет­стве, назы­ва­лась – «Сул­та­ноч­ка», очень стран­ная игра, меня научи­ла ей подру­га Све­та. Она при­вез­ла игру из пио­нер­ско­го лаге­ря. В тече­ние года мы учи­лись вме­сте, а летом отды­ха­ли в раз­ных местах, и вот Све­та вер­ну­лась из сво­е­го, устро­и­лась на моей лод­жии; мы, ско­рее все­го, ели вино­град в огром­ных коли­че­ствах, пото­му что папа при­во­зил его из Таш­кен­та в авгу­сте короб­ка­ми. И уже Све­та щурит свои кра­си­вые гла­за и гово­рит, рас­ку­сы­вая оче­ред­ную вино­гра­ди­ну, густо-фио­ле­то­вый сок рас­кра­ши­ва­ет ее неж­ные губы, гово­рит: такая игра, я даже не знаю, я все­гда была – Сул­та­ноч­ка, во все сме­ны ста­но­ви­лась Сул­та­ноч­ка, эти паца­ны, они мне про­хо­ду не давали.

И рас­ска­зы­ва­ет далее, суть игры неслож­на и состо­ит в том, что любой бое­спо­соб­ный маль­чик может догнать любую несо­вер­шен­но­лет­нюю пио­нер­ку и три­жды похло­пать ее по пле­чу. При этом еще про­из­но­сят­ся какие-то сло­ва, не пом­ню: или «эни-бени-люки-паки», или «пира­ми­дон-нор­суль­фа­зол», какая раз­ни­ца. Дан­ный риту­ал озна­ча­ет сти­ли­зо­ван­ную сва­дьбу маль­чи­ка и пио­нер­ки. При­чем пио­нер­ка обя­за­на пом­нить чис­ло маль­чи­ков, «поже­нив­ших­ся» на ней посред­ством пира­ми­до­ну, и при каж­дом удоб­ном слу­чае отзы­вать­ся при­мер­но так: четыр­на­дцать! Или: два­дцать два! Или: ноль. Моя подру­га Све­та гово­ри­ла: «шесть­де­сят восемь». Она носи­ла зва­ние «Сул­та­ноч­ки». Све­та очень люби­ла эту игру, и ее мож­но понять.

На соб­ствен­ной лод­жии, поедая таш­кент­ский вино­град, я воз­бла­го­да­ри­ла кого-то свер­ху за отсут­ствие в лагер­ном поль­зо­ва­нии этой «сул­та­ноч­ки», глу­пой и бес­смыс­лен­ной, в сущ­но­сти, заба­вы и про­сто изде­ва­тель­ства над сред­ни­ми пио­нер­ка­ми, лоб и под­бо­ро­док кото­рых уже зна­ли цин­ко­вую «бол­туш­ку» от прыщей.

Десять лет спу­стя Све­та отме­ча­ет свой два­дцать пер­вый день рож­де­ния, она заму­жем, при­сут­ству­ет муж – сим­па­тич­ный парень с тон­ким, чуть нерв­ным лицом, и я – заму­жем, такие солид­ные, взрос­лые жен­щи­ны. Све­та рас­ска­зы­ва­ет, что гото­ви­ла в чет­верг зра­зы с гри­ба­ми, а на про­шлой неде­ле – вари­ла холо­дец из сви­ных ножек, её муж при­тас­ки­ва­ет невоз­мож­ную короб­ку вино­гра­да – гай­да­ров­ские рефор­мы и про­дук­тов нет. Све­та живет в съем­ной «двуш­ке», квар­ти­ра пол­на раз­ве­се­лых гостей, гром­ко музы­ка: «млад­ший лей­те­нант, маль­чик моло­дой, все хотят потан­це­вать с тобо-о-ой», и кто-то под­хо­дит из школь­ных това­ри­щей: позна­комь­ся, это мой муж. Наби­ваю рот вино­гра­дом, обли­зы­ваю паль­цы – хоро­шо бы напи­сать, что сок тем­ный, как кровь, но вино­град зелен.

Если отсчи­ты­вать с того дня, Све­та раз­ве­дет­ся через год, я – через два. Нико­гда не зна­ешь, где закон­чит­ся одно и нач­нет­ся дру­гое; толь­ко что ули­ча­ешь в глу­по­сти поль­зо­ва­тель­ни­цу соци­аль­но­го сай­та Одно­класс­ни­ки, и вот уже глу­бо­ко погру­жа­ешь­ся в вос­по­ми­на­ния, и, пожа­луй, пони­ма­ешь всех – и поль­зо­ва­тель­ни­цу, и трид­ца­ти­лет­нюю житель­ни­цу Тай­ва­ня с длин­ным име­нем, бук­валь­но невоз­мож­но повторить.

худож­ник: Nicoletta Ceccoli

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.