Немного секса к холодной воде

«Эро­ти­че­ские при­клю­че­ния», — оза­гла­ви­ла без­на­деж­но пустой новый доку­мент жур­на­лист­ка Соба­ко­ва и посмот­ре­ла на кален­дарь. На нем не было фото­гра­фий, будо­ра­жа­щих вооб­ра­же­ние. Это был обыч­ный кален­дарь с вида­ми како­го-то бан­ка, вру­чен­ный Соба­ко­вой вме­сте с деше­вой кар­той. На кар­ту пере­чис­ля­лась ее зар­пла­та. На кален­да­ре бол­та­лись часы — луко­ви­ца, пока­зы­вая кри­ти­че­ское для Соба­ко­вой время.

Эро­ти­че­ские при­клю­че­ния! — ска­за­ла она часам. Вот, черт, — ска­за­ла она мони­то­ру, заку­си­ла губу и напи­са­ла: «Эн, надол­го выпав­шая из поля зре­ния общей ком­па­нии, отве­ча­ла на встре­во­жен­ные вопро­сы това­ри­щей с лег­кой улыб­кой: неболь­шое эро­ти­че­ское при­клю­че­ние, пони­ма­е­те. Това­ри­щи понимали».

- Ага, — вслух не согла­си­лась с собой жур­на­лист­ка Соба­ко­ва, — пони­ма­ли они, как же. Ржа­ли, как кони. Рыда­ли пря­мо от сме­ха. Какое, гово­ри­ли, мать-мор­жи­ха, у тебя эро­ти­че­ское при­клю­че­ние? Навер­ное, ты опять лоб утю­гом для волос обо­жгла? Идиоты.

«Как и любое эро­ти­че­ское при­клю­че­ние Эн, оно завя­за­лось вне­зап­но. Она еха­ла в марш­рут­ном так­си, поезд­ка была рабо­чей, по это­му пово­ду Эн гру­сти­ла, мор­щи­ла лоб. Она уста­ла от рабо­ты и хоте­ла домой, читать кни­гу, пить чай, чистить ман­да­ри­ны и бол­тать по теле­фо­ну. За про­езд пере­дай­те, — ощу­ти­мо стук­ну­ли Эн сза­ди по пле­чу. Она сдви­ну­ла бро­ви и обер­ну­лась, ярост­но гото­вая оспа­ри­вать невеж­ли­вое к ней отно­ше­ние. Не смог­ла про­из­не­сти ни сло­ва. На Эн кари­ми круг­лы­ми гла­за­ми смот­рел чер­но­ко­жий муж­чи­на. Он улы­бал­ся и про­тя­ги­вал ей мятый пол­тин­ник. Рука на обо­ро­те была тем­но-розо­вой. Глав­ное, не назвать его — негр, — вспом­ни­ла Эн.

Соба­ко­ва опер­лась под­бо­род­ком на стол. Вре­ме­ни у нее оста­ва­лось крайне мало. Не меняя поло­же­ния, она под­тя­ну­ла кла­ви­а­ту­ру бли­же и бод­ро продолжила.

«Эн бди­тель­но сле­ди­ла за дви­же­ни­я­ми чер­но­ко­же­го. Как толь­ко он пере­сел бли­же к две­ри, она сгруп­пи­ро­ва­лась и при­го­то­ви­лась к выхо­ду, креп­ко при­жи­мая лок­тем сум­ку и пакет. Спрыг­ну­ла сле­дом, шварк­ну­ла две­рью, пото­ро­пи­лась скрыть­ся от води­тель­ских про­кля­тий. Чер­но­ко­жий муж­чи­на шел нето­роп­ли­во, на ходу рас­кру­чи­вая про­вод с науш­ни­ка­ми. Сме­лость, сме­лость, сме­лость, поду­ма­ла Эн, и ска­за­ла ему в спи­ну: моло­дой чело­век! Он обернулся».

У жур­на­лист­ки Соба­ко­вой зазво­нил теле­фон. Она неохот­но взя­ла труб­ку. Труб­ка рявк­ну­ла голо­сом глав­но­го редак­то­ра. Голос глав­но­го редак­то­ра как бы наме­кал, что Соба­ко­ва глу­бо­ко непра­ва, и ста­тью пора бы уже сдать. Эту мысль редак­тор облек в сло­ва, а попро­щал­ся так: учти, у тебя пят­на­дцать минут. Он все­гда так про­щал­ся с людь­ми, один раз ска­зал жене: учти, у тебя три года. Тогда Соба­ко­ва удив­лен­но уста­ви­лась, а редак­тор пояс­нил — имел в виду, что ребе­нок к поступ­ле­нию в дет­ский сад дол­жен быть уже поря­доч­но воспитан.

- Пят­на­дцать минут на сун­дук мерт­ве­ца! — хрип­ло спе­ла Соба­ко­ва, — йо-хо-хо, и бутыл­ка рома. Рома бы сей­час было не вред­но выпить, при­зна­ла Соба­ко­ва. Хоро­ше­го, выдер­жан­но­го, жаль, нет рома. Глав­ный редак­тор под­бод­рил бы бутыл­ку: учти, у тебя две­на­дцать лет!

«Меня зовут Эн, — сме­ло про­из­нес­ла Эн, — а как ваше имя? Миша, — ска­зал муж­чи­на без лиш­не­го удив­ле­ния. Вече­ре­ло, смер­ка­лось, и его глян­це­вая кожа пыта­лась слить­ся с улич­ны­ми сумер­ка­ми. Отлич­но, Миша, — ска­за­ла Эн. Отлич­но, Эн, — ска­зал Миша. Это вышло смеш­но, и они рас­сме­я­лись. Мне нра­вит­ся, — заме­тил Миша, — что вы не выра­жа­е­те вос­тор­га по пово­ду отсут­ствия у меня акцен­та. А что, надо выра­жать?- спро­си­ла Эн, — а то я могу. Не надо, — ска­зал Миша, — не надо, может, погу­ля­ем? Холод­но гулять, — ска­за­ла вне­зап­но рас­пут­ная Эн, — я вот инте­ре­су­юсь, вы, к при­ме­ру, не про­жи­ва­е­те ли где-то здесь, неда­ле­ко? Она закаш­ля­лась. Про­жи­ваю, — отве­тил Миша, — имен­но что где-то здесь, недалеко».

Теле­фон зазво­нил снова.
— Вы мне рабо­тать меша­е­те, — ска­за­ла Соба­ко­ва редактору.
— Это я тебе мешаю рабо­тать? — про­орал редак­тор, — это я тебе четы­ре дня не давал воз­мож­но­сти при­сту­пить к этой чер­то­вой статье?
— Ну, не сда­ва­лась Соба­ко­ва, может, не вы, а сей­час — вы.
— Пять минут! — крик­нул редак­тор и отсо­еди­нил­ся в гневе.

«Миша про­вел ее несколь­ки­ми кри­вы­ми пере­ул­ка­ми, Эн и не зна­ла, что в ее горо­де есть такие: ста­рые дома, закры­тые калит­ки, забо­ры из тем­ных досок и пали­сад­ни­ки под сне­гом. Бре­ха­ли бро­дя­чие псы, под­бе­га­ли и кру­ти­лись под нога­ми, домаш­ние псы на цепях рва­лись в бой и отле­та­ли назад к буд­кам, уно­си­мые соб­ствен­ным лаем. Без­ро­тые ста­ру­хи кор­ми­ли голу­бей пшен­ной кашей, оран­же­во сия­ла раз­мо­ло­тая тык­ва, голу­би жад­но кле­ва­ли, воро­бьи, почти неви­ди­мые в тени, опре­де­ля­лись по сдер­жан­но­му чириканью.

Когда Эн заго­во­ри­ла, ее сло­ва про­зву­ча­ли по-пти­чьи, кле­ко­том: мы дол­го идем, так дол­го идем. Уже при­шли, — ска­зал Миша, отво­ряя вход­ную дверь в сумра­ке арки. Фонарь на отши­бе не добра­сы­вал сюда жел­то­го све­то­во­го луча, и Эн уце­пи­лась за Мишин локоть под рука­вом курт­ки — что­бы не упасть и про­сто так. Осто­рож­но, — ска­зал Миша, — высо­кий порог, а потом сра­зу — лест­ни­ца вниз. Ага, — выдох­ну­ла Эн, удив­ля­ясь, поче­му сосе­ди не выска­ки­ва­ют из квар­тир с воп­ля­ми: кто здесь бара­ба­нит ночью! Ее серд­це коло­ти­лось оглу­ши­тель­но, ужас­ный стук — ты-дым-ты-дым-ты-дым! — но никто не вышел. На тре­тьей сту­пе­ни, когда вдруг ее голо­ва ока­за­лась на уровне Миши­ной, он поло­жил ладонь ей на щеку — щека была холод­на, ладонь горя­ча, и тогда она потя­ну­лась к ладо­ни губа­ми, и он поце­ло­вал ее губы, ты-ты- ты-дым, сби­лось серд­це, ты-ты-ты-дым, и еще раз сбой».

Жур­на­лист­ка Соба­ко­ва, игно­ри­руя завы­ва­ю­щий теле­фон, быст­ро допи­са­ла две тыся­чи зна­ков с про­бе­ла­ми о бар­ха­те кожи, точ­но­сти паль­цев, неж­но­сти лоды­жек и подат­ли­во­сти гру­ди, о пре­крас­ных виде­ни­ях, оста­ю­щих­ся перед гла­за­ми надол­го, даже если веки при­под­ни­ма­лись не вся­кий раз.

- Да, — вальяж­но отве­ти­ла Соба­ко­ва редак­то­ру, — вы полу­чи­ли мате­ри­ал? Редак­тор выкрик­нул, что он ниче­го не полу­чал, и что если сей­час, открыв почту, он не обна­ру­жит вхо­дя­щих от Соба­ко­вой, она может счи­тать себя тру­пом. Это тоже было одно из люби­мых его выра­же­ний — счи­тай себя тру­пом. Он часто сооб­щал это людям и неоду­шев­лен­ным пред­ме­там, как-то посу­лил смер­ти ноут­бу­ку и ров­но через трид­цать секунд раз­бил его брон­зо­вой ста­ту­эт­кой Ива­на-царе­ви­ча на сером волке.

- Полу­чил, — ворч­ли­во ска­зал редак­тор, читаю. Оста­вай­ся на свя­зи… Черт, негра-то зачем? Негр тебе чего сдался?
— Нель­зя гово­рить «негр», — попра­ви­ла Соба­ко­ва, — и вооб­ще, это расизм, апар­те­ид и гено­цид. А мы борем­ся с ним.
— С кем, — пере­спро­сил редактор.

- С расиз­мом, — ска­за­ла Собакова.
— Так, я не понял, а глав­ное где? Про кон­курс-то где? — него­до­вал редактор.
— Ой, — встре­пе­ну­лась Соба­ко­ва, — и прав­да! Про кон­курс-то я и забыла!
— А я так и знал, — удо­вле­тво­рен­но поды­то­жил редактор.

Соба­ко­ва откры­ла файл, и мгно­вен­но набра­ла сле­ду­ю­щее: «Доро­гие дру­зья, навер­ня­ка и в вашей жиз­ни слу­ча­лись эро­ти­че­ские при­клю­че­ния. Редак­ция еже­не­дель­ни­ка «Самар­ский досуг» с удо­воль­стви­ем объ­яв­ля­ет кон­курс «Вул­кан стра­стей» и при­гла­ша­ет вас при­нять участие».

Глав­ный приз — ночь люб­ви с глав­ным редак­то­ром и стар­шим кас­си­ром, — про­вор­ко­ва­ла она, отправ­ляя письмо.

- Соба­ко­ва! — взре­вел в труб­ке глав­ный редак­тор, — ты меня доста­ла! Можешь счи­тать себя тру­пом! Где этот текст? Я не вижу! У меня трид­цать девять в мину­ту новых сооб­ще­ний. Как пишет­ся твой ненор­маль­ный элек­трон­ный адрес?!
— Очень про­стой адрес, — кач­ну­ла Соба­ко­ва пле­чом, дик­тую по бук­вам: эн-эн, восем­на­дцать восемь­де­сят один, соба­ка, яндекс, точ­ка, ру.

фото­гра­фия: Аллан Тегер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.