События

Открыли, значит, дядю Степу нашего

Открыли, значит, дядю Степу нашего

Автор:

06.11.2015
 707
 0

На Молодогвардейской останавливается автомобиль с Никитой Михалковым и Зурабом Церетели, люди подпрыгивают на месте и фотографируют прибывших в прыжке. Церетели-то какой будет? – спрашивает, волнуясь, один худой мужчина второго худого мужчину. Второй худой мужчина думает недолго: Михалкова знаешь? Так вот, кто не он – тот Церетели, – говорит авторитетно. Первый худой мужчина благодарно кивает, но через пару секунд разочарованно протянул: да там народу целая куча! ну нет, так дела не делаются!

Открывать памятник дяде Степе-милиционеру и вправду приехала целая куча народу. Помимо скульптора Зураба Церетели и Никиты Михалкова, это были замминистра внутренних дел России Игорь Зубов, начальник ГУВД по Самарской области генерал Сергей Солодовников, вице-губернатор Александр Нефедов, депутат госдумы Александр Хинштейн и два почетных гражданина города.

12185184_965906293503441_3105443833077199893_o

Поскольку церемония началась с более чем часовым опозданием, немаленькая толпа, состоящая из мобилизованных учащихся окрестных колледжей, специально подготовленных детей-танцоров и детей-чтецов (танцоры сплясали на милицейские темы, чтецы декламировали дядю, разумеется, Степу), а также из социально активных пенсионеров, так вот эта толпа здорово замерзла на ноябрьском ветру, признанном метеоцентром штормовым.

Не спасают даже бодрые подскоки ведущего, предлагающего хором выкрикивать «Наша полиция – лучшая в мире, наша полиция нас бережет!», а еще потерялись два мальчика, плакали среди чужих спин. Мальчиков подобрали и нашли им матерей, и все это на фоне бравурного марша и танцующей ростовой куклы-зебры.

Зебра, должно быть, олицетворяет пешеходный переход, а что же еще. Рядом с зеброй тусует кукольный полицейский, и со всеми ними рекомендуется фотографироваться. Фотографируются также около еще скрытого золотистым гигантским полотном дяди Степы – пяти с половиной метровой бронзовой скульптуры.

Замминистра Зубов начинает свою речь со стихов: я скажу вам по секрету, что в милиции служу, потому что службу это очень важной нахожу. Замминистра вспоминает свою молодость, когда повсюду висели транспаранты «Милиционер – зеркало советской власти», а сейчас ничего не изменилось, говорит замминистра, только сейчас зеркало власти – полицейский.

Зураб Церетели в красном шарфе немногословен, признается, что очень взволнован и рекомендует побыстрее уже памятник открывать, и сдергивать покровы, и пусть люди выскажут свое мнение, это автору важно.

Никита Михалков говорит, что: 1) в Самаре самые красивые девушки, 2) прекрасно, когда ставят памятники героям произведений, 3) дядя Степа живет в памяти народа уже 80 лет, 4) этим Никита Михалков очень горд.

Александр Хинштейн неожиданно для всех сравнивает дядю Степу с генералом-майором Солодовниковым, главным в Самаре полицейским. Это тоже великан, но из плоти и крови, – говорит депутат Хинштейн.

Вручают поздравительные письма и памятные подарки (картины с видами улицы Ленинградской), почетные граждане города выступают вдохновенно, очень холодно, сильный ветер, и сколько можно.

И тут, наконец, скульптура обнажается, виден здоровый бронзовый дядя Степа, рядом несколько детей, а светофор и раньше был открыт, такую махину никакого материала не хватит закрывать. Открыли, выдыхает толпа, и жмет на кнопки фотоаппаратов или тычет пальцами в телефон, делает исторические кадры.

12186595_965908873503183_6156416420578444513_o

фото: Владимир Пермяков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *