ОСНОВАНИЯ ПРОКУРОРСКОГО РЕАГИРОВАНИЯ

?Генеральная прокуратура выступила с требованием наказать руководителя ГУ МВД по Самарской области Юрия Стреликова и других должностных лиц полиции. В ходе проверки Генпрокуратуры, прошедшей в регионе в феврале в связи с делом экс-начальника Шигонского РОВД Михила Чичельника, обвиняемого по нескольким статьям Уголовного кодекса, выяснилось, что в работе ГУ МВД области найдены «серьезные нарушения». Да, «спусковым крючком» послужило дело Чичельника, который в течение нескольких лет под носом областного начальства творил беспредел во вверенном ему районе, а все жалобы на него в вышестоящие инстанции (ГУ МВД, прокуратуру области) оставались без внимания высокопоставленных силовиков. Но это не значит, что чумной язвой на теле области зияет только Шигонский район, а на остальных территориях правоохранители белые, пушистые и кристально честные. Известно еще по меньшей мере несколько вопиющих историй, добавляющих весьма мрачные мазки в общую картину полицейского произвола на территории Самарской области. Да и прокуратура показывала себя во всех этих историях не лучшим образом: «око государево», вместо того что бы пресекать нарушения закона со стороны полиции и следствия, чаще всего предпочитало не вмешиваться. Кто знает, может быть, именно с такой страусиной позицией прокуратуры связана замена областного прокурора Юрия Денисова? И учтет ли его преемник Мурат Кабалоев уроки своего предшественника?

ТИХИЙ ГОРОД НОВОКУЙБЫШЕВСК

Об истории новокуйбышевского бизнесмена Юрия Бочкарева СМИ писали не раз. Не все СМИ, конечно, а лишь те, которые могут позволить себе роскошь говорить правду. Напомню специально для читателей «Новой». До 2007 года предприниматель из Новокуйбышевска Юрий Бочкарев вполне спокойно занимался бизнесом по продаже и транспортировке нефтепродуктов. У него есть небольшая база, которая, как позже выяснилось, на беду его, граничит с Новокуйбышевским НПЗ, принадлежащим госкомпании «Роснефть». Эта-то база и стала источником многочисленных проблем предпринимателя. А создавали эти проблемы бандиты совместно с… правильно, с новокуйбышевскими «силовиками».

Первый наезд начался 17 августа 2007 года с возбуждения уголовного дела «по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 199 УК РФ в отношении должностных лиц ООО «Коралл», учредителем которого является Бочкарев. Дело касалось якобы неуплаты налогов предпринимателем. Как человек законопослушный, Бочкарев решил отстаивать свою правоту в суде. И отстоял-таки — через год уголовное дело было прекращено «за отсутствием состава преступления». А возбуждал это сомнительное уголовное дело заместитель прокурора Новокуйбышевска Черняков. А извиняться за него пришлось 17 сентября 2008 года и.о. прокурора Новокуйбышевска Зятчину (так положено по закону — прокуратура обязана приносить извинения за незаконное уголовное преследование). Но не таковы наши правоохранители, чтобы, раз взявшись, оставить человека в покое. Тем более — база. Лакомый кусочек для бандитов-нефтеврезчиков. Которым полицейские отчего-то готовы помогать, вместо того, чтобы их ловить.

Еще год спустя на нефтебазу ворвались сначала бандиты, сопровождаемые судебным приставом и сотрудниками УСБ ГУВД по Самарской области, а спустя несколько дней — сотрудники ОРЧ-2 ГУВД области. И если бандиты, раскурочив кое-какую аппаратуру (в частности, забрали с собой блок видеонаблюдения), быстро ретировались, то полицейские чувствовали себя на базе как хозяева и провели там аж десять дней. Без малейших на то оснований — просто чтобы предпринимателю жизнь медом не казалась и он был покладистее — отдал бизнес по-хорошему. И в этот раз Юрию Алексеевичу удалось доказать свою правоту судебным путем. А обращения его к прокурору Юрию Денисову ничего не дали. Тогда же ему поступили первые угрозы от сотрудников полиции: не отдаст бизнес добром, у него в один прекрасный день найдут наркотики или оружие.

И нашли. Случилось это 15 января 2010 года. Экипаж ДПС (почему-то из Самары) остановил автомобиль, в котором ехал Бочкарев. Тут же набежала толпа «людей в штатском», на предпринимателя тут же надели наручники, тем временем часть «сотрудников» обыскивала машину. Под сиденьем обнаружили пистолет ИЖ-71, патроны к нему и 45 граммов белого порошка, впоследствии оказавшегося кокаином. После этого были обыски дома и на даче, больница, куда «загремел» с сердечным приступом Бочкарев, взятие под стражу и несколько месяцев, проведенных в СИЗО. Угрозы и подброшенные наркотики в тюрьме, тюремная больница, продление судом содержания под стражей — несколько раз. А следствие шло ни шатко ни валко. В результате 27 декабря 2011 года дело было закрыто по реабилитирующим обстоятельствам, Бочкарев — освобожден. Но вот все те, кто злоупотреблял служебным положением: следователи, оперативники, прокуроры, — они тоже на свободе и никакой ответственности не понесли.

Да и история эта не закончена: Юрий Бочкарев обратился к прокурору с требованием о своей реабилитации (мы же помним, что за незаконное уголовное преследование прокурор должен принести гражданину извинения от лица государства). Но уж так не хотелось государству в лице прокурора извиняться за все это свинство, что 8 февраля зампрокурора Новокуйбышевска Гончаренко известил Юрия Бочкарева о том, что «заместителем прокурора вышеуказанные постановления следователя (о прекращении уголовного преследования Бочкарева. — Ред.) отменены, материалы уголовного дела направлены начальнику СО ОМВД России по городу Новокуйбышевску для… дополнительного расследования. Таким образом, оснований применения в настоящее время ч.1 ст. 136 УПК РФ (о реабилитации. — Ред.) не имеется».

ГОРОДА РАЗНЫЕ — МЕТОДЫ ОДИНАКОВЫЕ

Еще одна подобная история — тольяттинского предпринимателя Дмитрия Мальцева. Подобная не потому, что обвинения такие же, как у Бочкарева. А потому, что «правоохранители» на всей территории области действуют в таких случаях одними и теми же методами: запугивание, шантаж, липовые уголовные дела, необоснованное содержание под стражей.

Мальцев имел неосторожность несколько лет назад помочь своей знакомой получить долг с одного жулика. В итоге стараниями этого самого должника и правоохранителей Мальцев из переговорщика превратился в «вымогателя». 4 июня 2011 на него завели уголовное дело по ст. 163 УК РФ (вымогательство). А затем полицейские приехали обыскивать дом бизнесмена. Дмитрий Мальцев ждал приезда адвоката, а до этого впустить полицейских в дом отказался. Недолго думая (и уж точно не думая о соблюдении процессуальных норм), ОМОНовцы 4-го боевого отделения ГУВД и сотрудники Центра противодействия экстремизму взяли дом штурмом. Жестко скрутили Мальцева, нанесли травму его дочери. После обыска бизнесмена арестовали. Он провел в СИЗО почти три месяца.

В процессе следствия переквалифицировали статью 163 УК РФ (вымогательство) на ст. 330 (самоуправство) — для «вымогательства» доказательств не было. Впрочем, не было их и по ст. 330, вследствие чего 25 ноября 2011 года дело было прекращено «в связи с отсутствием состава преступления». Однако «полицейская машина» в покое его не оставила — теперь бизнесмену вменяют новое преступление — сопротивление сотрудникам полиции и их оскорбление во время обыска, который проводился у Мальцева в связи с делом о вымогательстве, обвинения по которому с него сняты, а дело прекращено.

Дмитрий Мальцев обратился с иском в суд в связи с незаконными действиями сотрудников полиции при проведении обыска. Районный суд иск Дмитрия Мальцева по поводу незаконных действий «правоохранителей» удовлетворил частично, признав конституционное право Мальцева на защиту и правовую консультацию адвоката. А значит, начинать обыск в доме Мальцева в отсутствие адвоката полицейские не имели права, так как Мальцев воспользовался своим правом, потребовав присутствия своего юриста или дежурного адвоката. Это решение ответчики обжаловали в областном суде.

На судебном заседании Мальцев и его адвокат подробно рассказали судейской коллегии, как происходил обыск у него дома. Когда сотрудники отдела «Э» позвонили в домофон, он сам подошел к двери, сам подтвердил, что он тот, кто им требуется. Дверь открывать он отказался, попросил дождаться его адвоката и показать тому документы, на основании которых к нему пришли с обыском. В ответ полицейские стали ломиться в дверь, бросали в окна булыжники и били стекла, тем самым создавали угрозу здоровью членам семьи Мальцева.

А когда ворвались в дом, как уже сказано выше, нанесли побои не только ему, но и его дочери. Адвокат Мальцева пояснил суду, что когда он, через 15 минут, приехал, Мальцев в наручниках лежал на полу лицом вниз и обыск уже шел по всему дому, а понятые многого при проведении обыска просто не видели. Однако доводы Мальцева и его адвокатов коллегия облсуда оставила без внимания, отклонив их просьбу оставить решение районного суда в силе, то есть признать незаконной процедуру проведения обыска до прибытия адвоката. Тем более что адвокат действительно прибыл через 15 минут после начала обыска, что указывает на то, что Мальцев не пытался обманывать визитеров и тянуть время до начала обыска, с целью уничтожения улик, которые так и не были найдены при обыске. Однако даже эти убедительные доводы коллегию не убедили. Дело направлено на новое рассмотрение.

Виновных в нарушении своих прав Мальцев называет открыто: это, по его словам, на­чальник криминальной полиции, первый за­меститель начальника УВД г. Тольятти Блохин и руководитель межрегионального Следствен­ного управления при МВД по ПФО Хмелев. Но ими интересоваться ни прокуратура, ни следствие пока не спешат.

Зато, как и в случае Бочкарева, продолжается уголовное дело о применении насилия в отно­шении представителей власти. И почти день в день с тем, как Бочкареву сообщили о направ­лении дела на дополнительное расследование, 6 февраля, стало известно, что зампрокурора области Зацепин направил дело в отношении Дмитрия Мальцева «…для дополнительного расследования».Хотя постановление зампрокурора области можно рассматривать и в позитивном ключе.

В данном документе камня на камне не остается от юридической состоятельности попыток «повесить» на Мальцева 318-ю и 319-ю статьи УК РФ: «Как следует из обвини­тельного заключения, доказательствами, под­тверждающими данное обвинение, являются показания потерпевшего Данилина С.А. о том, что Мальцев Д.А. размахивал перед ним осколком стекла и причинил рану левого пред­плечья, а также показания свидетелей сотруд­ников полиции Горбуля Р.Н., Кудашова Д.А., Шихалева И.В., Козлова B.C., Перцева А.В., которые момент причинения указанной раны не видели, однако видели в руке у Мальцева Д.А. осколок стекла.

При этом понятые Аксаев А.В. и Цука­нов A.M., участвовавшие при обыске у Мальцева Д.А., противоправных действий со стороны последнего в отношении Данилина не видели. Обвиняемый Мальцев Д.А., а также его супруга и дочь отрицают факт нанесения повреждения Данилину С.А.

Однако доводы Мальцева Д.А. об отсутствии факта причинения Данилину С.А. телесного повреждения осколком стекла и получе­нии данной раны самим Данилиным С.А. при проникновении в дом через разбитое окно, из которого торчали осколки стекла, должным образом в ходе предварительного следствия не опровергнуты.

Более того, изучением уголовного дела вы­явлены существенные противоречия между показаниями потерпевшего Данилина С.А. и фактически установленными обстоятельствам дела. В протоколе осмотра указано, что на правом рукаве комбинезона имеется сквозное повреждение ткани. Со слов потерпевшего Данилина С.А., именно данное повреждение было причинено Мальцевым Д.А. Однако установлено, что Данилину С.А. при­чинена рана на левом предплечье… Таким образом, допущенные вы­шеуказанные нарушения являют­ся существенными и препятствуют утверждению обвинительного за­ключения».

Мальцевым получено уведомле­ние от следователя Бембетьева о том, что дело возвращено на доследование и продлено до 23 апреля. Но за эти полмесяца следствие никаких следственных действий по устранению наруше­ний, указанных прокуратурой, с участием Мальцева не прово­дило. Что это? Понимание бесперспективности дела или нежелание признать правоту про­куратуры?

ШЕЛ В КОМНАТУ — ПОПАЛ В ДРУГУЮ

Сотрудники Центра противодействия экс­тремизму, «засветившиеся» в силовом захвате дома Дмитрия Мальцева, доказали, что все рассказанное — не случайность, а обыкновен­ный их образ действий: наплевать на закон, де­лать, что хочется, чувствовать себя царьками.

За примерами далеко ходить не надо: 15 сентября 2011 года в том же Тольятти борцы с экстремизмом, одетые в штатское, так же силой ворвались в здание ООО «РМИ» на ул. Индустриальной. С сотрудниками фирмы обошлись как с закоренелыми преступниками — выстроили в коридоре лицом к стене. Вы­званный наряд полиции чинить препятствий антиэкстремистам не стал и отбыл восвояси. Вот что поведал по этому поводу в своем официальном письме председателю СК РФ один из руководителей ООО «РМИ» Алексей Карлыханов: «… я как руководитель службы экономической безопасности компании «РМИ» обратился к стоявшему рядом со мной сотруднику полиции и потребовал обосновать цель их визита и предъявить для ознакомления документы: личные удостоверения сотрудников полиции и постановление на проведение обыска. В ответ на это, матерясь и постоянно употребляя уголовный жаргон, пять сотруд­ников полиции, вооруженные пистолетами, набросились на меня, подполковника милиции в отставке, и стали бить, нанося удары ногами, а затем повалили на пол, где также стали избивать ногами и руками по голове. Надели наручники и незаконно доставили в здание, занимаемое отделением «ЦПЭ» Управления внутренних дел по Самарской области.

В результате мне были нанесены серьезные телесные повреждения… меня доставили в городскую больницу №5 и в дальнейшем го­спитализировали с черепно-мозговой травмой.

Видеозапись факта беспричинного избиения… в прокуратуре имеется».

Потом вдобавок еще и выяснилось, что анти­экстремисты ошиблись — пришли не в ту фирму. А искали они вообще-то ООО «Сред­неволжская металлоломная компания». Что не помешало им унизить сотрудников компании ООО «РМИ» и избить Алексея Карлыханова.

За что ни извиняться, ни каяться они не соби­раются. Более того — попытались возбудить уголовное дело в отношении Карлыханова по статье «Применение насилия в отношении представителя власти». Правда, оно развалилось почти сразу же — закрыто 20 ноября 2011 года.

Но руководитель силового захвата сотрудник Центра противодействия экстремизму ГУ МВД по городу Тольятти Дудченко чувствует себя прекрасно и никаких взысканий от начальства не получил.

Так что не одним Чичельником богаты ряды самарских «оборотней в погонах». И не видеть всего этого беспредела было невозможно. Может быть, поэтому возникли претензии у Генпрокуратуры к генералу Стерликову и его сотрудникам.

На днях, кстати, по заявлению Карлыханова все же было возбуждено уголовное дело. Правда, в отношении «неустановленных лиц». То есть после трехмесячной проверки, при на­личии видеозаписи (материал давно выложен в Сети), следствие так и не установило личности сотрудников, напавших на офис «РМИ». Фамилии, кстати, в СМИ уже назывались, это все те же: Илларионов, Перцев и Крахмалев. В общем, обычная практика. Даже когда люди подвергаются издевательствам в РУВД, то делают это те самые «неустановленные лица».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *