Я — чайка!

Чайками называют девушек бывшего коммунистического будущего – они презирают деньги и ставят себе целью прожить жизнь, не истратив ни одного личного рубля. Чужие деньги девушки-чайки презирают немного меньше.

Художник: Валентин Губарев

День, когда я пришла в салон красоты, оказался чуть не самым жарким за все лето. Кондиционер пахал во всю мощь, однако сидеть в кресле, замотанной в резиновую попону, было неприятно. Хотелось быстрее стряхнуть огрызки волос с потного лба и ускакать прочь, подальше от рук-ножниц. Таким образом и поступали свежеостриженные клиентки, торопливо благодаря мастериц и выметаясь без помех в лето. Лишь один человек, пришедший без определенного дела, уходить не спешил, но спешил поскандалить. Это была хорошо одетая девица с лаковой сумкой и в дорогих туфлях. Она воздевала руки к навесному потолку и кричала: «Ненадлежащее оказание услуги, я вам говорю! Вы посмотрите на эту челку! Это, по-вашему, филировка? Вы посмотрите на этот затылок? Это, по-вашему, градуированное каре?»

Встряхивала волосами. Волосы, очень миленько подстриженные, взлетали над голыми плечами и возвращались на прежнее место, включая челку и затылок с филировкой и без. На девицином запястье сверкал массивный браслет с красными камнями. Очень скоро ее цель прояснилась: девица вменяла в вину салону неправильную стрижку. И требовала перестричь ее немедленно, бесплатно, и перекрасить, разумеется, тоже. Или вернуть пять тысяч затраченных российских рублей.

Администратор салона раскраснелась, деньги возвращать отказывалась. Она вполне резонно говорила, что одно дело – когда человек не одобряет стрижку на следующий день после событий, а другое – когда через три месяца. И неизвестно, что он эти три месяца делал, может, уродовал сам себя маникюрными ножницами, опасной бритвой и радикально-черным красителем.

Девица отвечала в духе, что она завтра же напишет письмо в прокуратуру района, и пусть прокурор разбирается. «А также санэпидемстанция! – дополнила без всяких пауз, — вы тут со своими кремовыми пирожными к кофе загремите на штрафы, а с кремовыми пирожными гремят громко».

Администратор еще больше покраснела, даже как-то посинела, и на время покинула поле битвы – очевидно, справиться у руководства, как поступить с градуированным-градуированным-да-так-и-невыградуированным каре. Надо сказать, что остальные посетительницы салона сильно прислушивались к происходящему. И некоторые отчетливо взволновались, особенно когда девица эмоционально стала расписывать гигантскую ссору с возлюбленным, причиной которой стала недостаточная филигрань челки. «Он мне буквально сказал – это не моя белочка! — жаловалась девица. – Он меня так называет, белочка».

Из подсобки вернулась администратор. То ли руководство испугалось прокуратуры, то ли просто имело настроение отдать кому-нибудь пять тысяч рублей, но администратор со стоном выудила искомую купюру из недр кассы и протянула девице. Та последний раз встряхнула волосами и ушла, высоко неся голову и как бы раздвигая подбородком горячий воздух.

Когда я вышла на парикмахерское крыльцо, девица обнаружилась там. Она затушила о фасад тонкую черную сигарету и окликнула меня.

«Чего, — сказала умиротворенно, — поди, каждый месяц свою лысину ровняешь». Так девица отозвалась о моей короткой элегантной стрижке. Я решила ничего не отвечать на такую наглость. «Помочь хочу, — девица добыла из пачки новую черную сигарету, — поди, надоело каждый месяц за стрижку деньжищи отваливать? Поди, хотела бы, чтобы тебя бесплатно стригли?»

Возразить было нечего. Действительно, я бы предпочла всю жизнь стричься бесплатно.

«Я научу тебя! — девица с восторгом притопнула нарядной ногой. – Пошли в кафе. Тут буквально в десяти метрах есть одна забегаловка».

И мы пошли в забегаловку, которая оказалась итальянским ресторанчиком: клетчатые скатерти, тертый сыр и портреты оливкового масла в интерьере. Девица не стала томить, а быстро рассказала, как человек со вкусом может сэкономить на разных приятных мелочах.

Например, можно купить платье, костюм, шубу и все на свете. Не срезать товарного ярлычка и аккуратно носить. Через десять дней сдать вещь обратно в магазин, получить деньги, приобрести следующую вещь и вновь не срезать ярлыка. Важно, чтобы это был дорогой, хороший магазин, дорожащий репутацией. Самара — большой город, магазинов хватает. Да и Тольятти, в общем, не так далеко. И до Москвы всего полтора часа на самолете.

Как люди со вкусом поступают с прической, я видела сама. Девица добавила, что очень хорошо возвращать деньги за некачественный маникюр или педикюр – придешь домой, полоснешь немного ножничками по кутикуле, сразу вид не тот. Наутро вернешься в салон – и ну админу пальцами в лицо тыкать! Ну кричать! Ужас, ужас, я еще сдам анализы на наличие ВИЧ! Были, мол, прецеденты, когда вирус передавался таким маршрутом.

В кино ходить бесплатно – раз плюнуть. Походишь к робкому мальчику из незнакомых, улыбаешься. Хоп! – через полчаса смотришь фильм. Потом снова улыбаешься. Благодаришь. И уходишь. Быстро, без объяснений.

«Но лучше с мужчин не начинать, если сноровки нет, — девица с сомнением оглядела меня, — лучше на женщинах тренироваться. Женщины, они ведь тоже нуждаются в компании, удачной идее и свежей информации! И если тебе кто-то все это предоставляет, почему бы не свозить такого симпатичного человека в Ниццу? Не преподнести годовой абонемент в фитнес-клуб? Не угостить обедом, не кинуть денег на телефон, не оплатить актуальный счет за газ?»

Мужчины, как ни странно, более подозрительны. Наверное, многовековая история охоты соискателей за их деньгами повлияла на настрой. У женщин опыта меньше. Сердце мягче. Иногда.

«Я могу поддержать разговор на любую тему, — девица победно улыбнулась, — я закончила биофак, университет. Хотите поговорить о ленточных червях? О структуре глаза мухи? О митозе и мейозе? Я читала всех этих новых Пелевиных и философа Розанова читала, с его проповедями. Живи каждый день так, как бы ты жил всю жизнь именно для этого дня, все такое»

Но главное — не ошибаться в выборе донора. Найти лоха. Нет, главное все-таки не это. Главное — не быть жалкой, никогда не ныть, выглядеть достойно. Быть человеком, не нуждающимся в мелких подачках. Первой вытаскивать свой кошелек. Заинтересовать собой. Заставить искать своего общества — и мужчин, и женщин. Не стесняться просить деньги — но делать это естественно. Помнить о «правиле трех платежей» — если человек заплатил за тебя трижды, в четвертый раз он сделает это по привычке.

«Спроси меня, где я отдыхала в прошлом месяце?», — предложила девица.

«И где», — послушно спросила я.

И услышала, что девица моталась во Вьетнам. Очень круто во Вьетнаме! Бухта Халонг, остров Фукок, белый песок, пустынный пляж, фермы по выращиванию жемчуга. Литр сока манго стоит сорок рублей на наши деньги. Ездила с подругой. Старшая подруга, свихнулась на дайвинге, а там с дайвингом все хорошо.

В сентябре поедет на Гоа. Уже и путевки оплачены, мужем другой подруги. На Гоа хорошо ездить большой компанией, арендовать ретро-автомобиль и колесить по побережью. На Гоа чувствуешь себя хиппи или кем-то таким, забываешь, что ты белая женщина с принципами.

А вообще девица фотограф — свадебный фотограф. Иногда она берет свадьбу-другую, когда становится скучно. Свадьба-другая — это сорок тысяч, копейки, конечно, но можно заплатить коммуналку и отбелить зубы.

«Купить канарейку, — неожиданно романтично завершила список личных трат девица, — или кенара. Кто там из них поет?»

«По-моему, все», — сказала я. Девица скептически шевельнула плечом. Шуткой-смехом доела что-то там с продуктами моря, допила второй бокал белого сухого вина. Улыбнулась. Поблагодарила. Ушла быстро, без объяснений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *