Долги государства

В 2013 году к адвокату Екатерине Коробко обратились с просьбой о помощи. Просители необычные – те, кто сам на протяжении всей жизни помогает человеку – опекуны детей-сирот. Попечители жаловались, что государство задолжало им уйму денег и никак не хочет отдавать. Екатерина, конечно, согласилась помочь. Работая юристом, она и раньше занималась подобными делами, но случай в Самарской области стал для неё уникальным.

адвокат Екатерина Коробко

Обязан регион

Дело в том, что в период с 1992 по 2004 годы многим опекунам в нашем регионе пособие на содержание ребенка-сироты выплачивалось в размере, который не соответствовал федеральному законодательству. Задолжали опекунам огромную сумму денег, накопившуюся за 12 лет.

В соответствии с 39 статьёй нашей конституции каждому гражданину для воспитания детей-сирот (и во многих других случаях, указанных в статье) социальные пособия устанавливаются законом. А против него, как известно, не попрёшь.

Конкретно: общие принципы, содержание и меры социальной поддержки детей-сирот регулируются ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» от 21 декабря 1996 года. Согласно статье 4 названного документа «гарантии по социальной защите таких детей… обеспечиваются и охраняются государством».

Приближаемся к самому главному – кто обязан выплачивать пособие опекунам за содержание детей-сирот. Возвращаемся к указанному выше закону. Согласно статье 5 (в редакции, действовавшей до принятия Федерального закона от 24 августа 2004 года) данный вид расходов производятся за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ, государственных внебюджетных фондов и других, не запрещенных законом источников.

Порядок возмещения расходов на выплату ежемесячных пособий опекунам утверждается Правительством РФ и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Один центр не может снабжать все регионы. И в 93 и 99-ом годах выходят два приказа Министерства образования РФ, которые закрепляют обязанность выплаты пособий за местными органами управления образования.

Самара «отличилась»

Всё это Екатерина Коробко давно знала. Точно так же понимала она и то, что на пособиях опекуны вовсе не наживаются — достойно содержать ребёнка в России обходится в круглую сумму. Тем более, в самом приказе Министерства образования РФ от 1992 года сказано, что деньги, полученные от государства, идут на «питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря подопечным».

Однако региональные власти неохотно делятся с опекунами материальными пособиями, по закону предназначенными последним. По словам Коробко, такая ситуация наблюдается в Пензенской и Саратовской областях, Республике Мордовия, Ставропольском крае, Карачаево-Черкесская Республике. В тех регионах «возмещают задолженность по опекунскому пособию только в судебном порядке». То есть только тем людям, которые обратились в суд с иском на выплату положенных им по закону денег.

Самарская же область показала характер. Опекунам из Тольятти тоже не выплатили пособия. Они обратились за помощью к Екатерине Коробко в конце прошлого года. Заручившись её поддержкой, в феврале 2014 обратились в Ленинский районный суд Самары с исковым заявлением о взыскании недополученного опекунского пособия и его индексации. Икс был направлен к министерству управления финансами Самарской области.

В мае того же года судья Юлия Косенко вынесла решение по этому делу – исковые требования оставлены без удовлетворения.

Министерские весы Фемиды

У истцов резонно возникает вопрос, на каких основаниях вынесено данное решение. Ведь в соответствии с 56 статьей ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства на которые ссылается.

Сторона опекунов добросовестно выполнила это законное требование. Защита самостоятельно провела расчёт задолженности, основываясь на Постановлении Правительства РФ №409 от 20.06.1992 г. То есть, они определили нормы обеспечения питанием, одеждой, мягким инвентарём. А также – сумму расходов на культурно-массовую работу, приобретение хозяйственного инвентаря, предметов личной гигиены, игрушек, книг. Необходимые цены в расчёте проставлены согласно сведениям Самарастата.

Ответчик же не представил никаких доказательств, положенных в основу вынесенных судьёй решения. Но судья Косенко на основании каких-то своих соображений, которые в ходе судебного разбирательства никому не предъявлялись, пришла к выводу, что требования истцов не подлежат удовлетворению.

Екатерина Коробко, правда, отметила, что всё же один документ ответчик предоставил в своё оправдание. Министерство управления финансами Самарской области написало отзыв на исковое заявление. В нём государственные служащие утверждают, что «не являются надлежащими ответчиками по данному гражданскому делу». Забыл упомянуть, что представитель ответчика ни разу не присутствовал на судебных заседания по данному гражданскому делу.

Тихий крик

Отказ обосновать судебное решение – полбеды. Косенко не согласилась также принять представленный истцом расчет. Судья недоумевала, откуда были получены обозначенные данные, и из каких источников установлены данные цены. В связи с этим суд посчитал, что данная таблица расчета суммы задолженности не может быть принята во внимание. Это стало одной из причин отказа в удовлетворении исковых требований: на основании «неясности расчета» и «невозможности его проверить».

Истцы и сторона защиты не сдались. Они отправили ходатайство о проведении судебно-бухгалтерской экспертизы для подтверждения расчета задолженности. Однако суд просьбу отклонил.

Екатерина Коробко признаётся, что в кулуарных беседах с третьими лицами – Департаментом семьи, опеки и попечительства Тольятти – последние «высказывали мнение о том, что наши требования обоснованы и законны и подлежат удовлетворению». Беседа без протокола произошла и с самим судьей. Юлия Косенко, по словам Коробко, честно сказала, что «не может вынести иного решения». Дескать, кричи, не кричи, всё равно решение принято и обжалованию не подлежит.

Но сторона защиты всё же попробовала добиться справедливости. Они подали апелляционную жалобу по данному гражданскому делу. Судебная коллегия Самарского областного суда в составе судей Е. С. Улановой, О.И. Никоновой и О.А. Акининой отказала в ее удовлетворении. Екатерина Коробко снова замечает, что служители Фемиды не разбирались в материалах дела, не проверяли доказательств, положенных в основу прежнего решения.

В октябре подали жалобу в прокуратуру Самарской области. Она касается проведения проверки на соответствие нормативно-правовых актов (относящихся к определению размера опекунского пособия) федеральному законодательству РФ (устанавливающему размер опекунского пособия). И, в случае их не соответствия, признании их незаконными.

Как полагается, к вышеуказанной жалобе приложены все необходимые документы. В их числе: расчет опекунского пособия, который власти нашей области должны были выплачивать; сведения Самарастата; вся нормативная база. Однако прокурором Тихоновой отказано в этих требованиях. Основание традиционное – областная прокуратура «не усмотрела оснований для обращения в суд для защиты неопределенного круга лиц, которых касается данная проблема».

«Неопределённый круг лиц», как назвала опекунов областная прокуратура, до сих пор не получила свои деньги за 12 лет. Екатерина Коробко понимает, что в случае удовлетворения иска долговая нагрузка ложится на бюджет области. «Но Верховный суд РФ не однократно высказывался относительно данной категории дел — эти иски, безусловно, должны быть удовлетворены, — заявляет юрист, — но для суда в Самаре Верховный суд РФ не указ и законы Российской Федерации – тоже».

Пока у данного гражданского дела один итог, который Екатерина Коробко сама и сформулировала: «Проанализировав сложившуюся ситуацию, напрашивается вывод о том, что произвол суда, чиновников и прочих власть имущих в Самарской области продолжает процветать и обычным людям, социально не защищенной категории, искать защиты и восстановления своих законных прав и интересов не у кого и негде».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *