Фотошкола жизни

В четверг в галерее «Новое пространство» открывается выставка, посвященная 25-летию фотошколы «Самара», признанной одной из лучших в России. Ее выпускники работают в ведущих российских фотоагентствах, газетах и журналах. Бессменный руководитель школы Михаил Мусорин рассказал «Новой» о том, как делается фотокарьера, что такое свобода творчества и как развить у себя хороший вкус в фотографии.

Вашей фотошколе исполняется 25 лет. С чего все начиналось?

— Я работал на заводе и увлекался фотографией. У меня был коллега — известный в фотокругах Михаил Бедарев. Он уговорил меня пойти в дом пионеров поработать с детишками. Получилось интересно, спустя пару лет мне пришла в голову идея поучаствовать во всероссийском конкурсе, чтобы понять, каков наш уровень. Это было в 1987 году, тогда конкурс «Юность России» проходил в Череповце. Наша фотостудия показала себя одной из лучших, а наши ребята заняли сразу несколько призовых мест. Кстати, на выставке будут работы Володи Быховского, он как раз был призером того конкурса. Начало истории нашей школы было положено, но серьезная работа началась к концу 90-х, когда стало понятно, что на заводе трудиться я больше не могу — все разваливалось, выпускаемая техника стала никому не нужна. Я полностью посвятил себя фотостудии. Совместно с известным самарским фотографом Владимиром Приваловым мы начали работать над учебником по фотографии — существующие книжки нас не устраивали. Выпуск нашей книги поддержало Министерство образования России. С этого начался уже более серьезный этап работы фотошколы.

— Многие ваши выпускники сделали настоящую фотокарьеру. На выставке будут их работы?

— Обязательно. Не сказал бы, что их много, но есть целая плеяда учеников, связавших жизнь с фотографией и добившихся успехов. Если говорить о самых первых выпускниках, то это, в первую очередь, Владимир Быховский, правда, сейчас он видеооператор. Он окончил ВГИК, работал на НТВ и на Мосфильме, был оператором сериалов «Голод» и «Не родись красивой». Фотографией он занимается и сейчас, на выставке будут его новые работы. Татьяна Буланова и Даша Долгова, мои ученицы, будучи еще совсем юными, попали в десятку лучших молодых фотографов России. Сегодня они довольно высоко востребованы на самарском рынке. Алексей Майшев — один из самых известных наших учеников в фотографических кругах России, сейчас он работает в «Русском репортере». Катя Белкина — успешный московский рекламный фотограф — тоже наша ученица. Света Привалова — единственная девушка, которой позволили снимать для «Коммерсанта». Будут работы Алексея Талипова, он стал известен в России недавно, сейчас работает в Питере. Очень хорошо проявляют себя совсем молодые ребята. Ксения Федотова и Юлия Широкина взяли медали Дельфийских игр. Стрелков Денис еще школьник, а уже получил президентскую премию поддержки молодых талантов. Их фотографии мы тоже покажем.

— Что отличает самарскую фотошколу? Стиль, взгляд?

— Скучно и неприятно, если фотографии учеников одной фотостудии похожи друг на друга. Стараюсь, чтобы у нас такого не произошло. Для нас важно сохранять своеобразие и индивидуальность каждого. Наши ученики не следуют за модой, а развивают свой собственный стиль. Спасибо моим коллегам. Со мной вместе работают очень хорошие педагоги. Это Палий Наталья Николаевна, член Союза фотохудожников России, и Вера Вячеславовна Головина. У нас хороший, слаженный коллектив.

— У вас никогда не возникало профессиональной ревности?

— Нет. Я твердо убежден, что роль наставника очень важна. Многие известные спорт-смены и музыканты не добились бы успеха без хорошего наставника. Мое самолюбие тешит то, что нас и нашу школу знают во всем фотосообществе и считают одной из лучших в России. Этот статус очень для меня приятен.

— За последнее время фотография очень изменилась. Что дал и что отнял технический прогресс?

— Раньше техническая сторона фотографии отнимала 90% времени, творчество сводилось к 10%. Сегодня технические проблемы практически решены. Добиться качества — не проблема. Гораздо больше свободного времени может отводиться на творческий поиск. Но это палка о двух концах — ушла магия работы в лаборатории, утрачен навык ручной печати. Это немного жалко.

— Появилось много доступной техники. Это хорошо или плохо?

— Приведу такую статистику. В 2000 году в Самаре проходил фестиваль «Юность России». Тот же самый фестиваль был у нас и в этом году. Казалось бы, уровень тот же. Но в 2000 году цифровые камеры еще не были настолько распространены, на конкурс пришли в основном аналоговые фотографии, напечатанные вручную. В этом году почти все было снято на цифру. Заявок было одинаковое количество, что тогда, что сейчас. Но 10 лет назад мы без труда отобрали для выставки 170 хороших снимков, а в этом — с большим трудом сотню. Количество интересных работ уменьшилось.

— Почему?

— Раньше фотографией занимались только те, кому этого очень хотелось. Это был большой труд. Обучали фотографии профессионалы — учителям надо было самим что-то уметь. Сейчас снимает кто угодно и учит снимать тоже кто угодно. Много хороших преподавателей ушло. Количество хороших работ снизилось. Качественным снимкам стало легко затеряться в большом потоке второстепенных фотографий. Отдельный вклад привносит Интернет. Выкладывать свои работы и критиковать их может кто угодно. Люди перестают понимать, где хорошо и где плохо.

— Каковы же критерии отбора?

— К счастью, критериев тут нет. Как и с любым искусством, в фотографии важен опыт того, кто судит фотографию. На каждом конкурсе важно знать, кто входит в состав жюри. Хороший судья видел много хороших фотографий, причем не важно, искусствовед он или фотограф. И важно, чтобы конкурс судила группа лиц, чтобы хоть как-то избежать субъективности.

— Вы поэтому настаиваете, чтобы студенты участвовали во всех возможных конкурсах?

— Да, и поэтому тоже. Фотограф — публичная профессия, он снимает не для себя, а для зрителя. Участие в конкурсах позволяет сделать так, чтобы работы увидело большое количество людей, связанных с фотографией. Важной для человека является ситуация успеха, когда фотография замечена профессионалами. Свой авторитет можно завоевать только на конкурсах. И Сергей Осьмачкин, и Леша Майшев — самые известные наши фотографы, начинали свою карьеру именно так.

— Насколько важен сегодня предмет съемки? Сейчас фотографы более свободны, чем раньше?

— Все занятия в нашей фотошколе строятся на развитии творческого потенциала. Мы стараемся научить принимать во внимание особенности восприятия человека, ассоциативность мышления. Именно это отличает художника. Сейчас к нам приходит много молодых ребят, которые насмотрелись модных журналов и хотят снимать своих приятелей и приятельниц как там. Мы стараемся корректировать такие вещи, иначе самостоятельными такие ребята никогда не станут.

— Вы следите за тем, каких фотографов сейчас выставляют в московских галереях?

— Нет. По большому счету я наблюдаю только за карьерой своих учеников, таких как Майшев, Талипов, Белкина. Если говорить о современных российских фотографах, мне, безусловно, интересен Сергей Максимишин и Светлана Пожарская.

— Для того чтобы развивать свой вкус в фотографии, что нужно смотреть?

— Есть сайты, пропагандирующие настоящее фотоискусство. Сайт «Фотополигон», сайт Союза фотохудожников. Ну и обращаться к классике, конечно. Ньютон, Адамс, Суткус, Брессон. Может быть, сегодня работают уже другие тенденции, но классика остается.

— А какие современные тенденции вы можете отметить?

— На первый план выходит форма. И на нашей выставке вы тоже это увидите. Популярной становится абстрактная фотография.

— Помимо этого все чаще тот же «Фотополигон» обращается к очень жесткой репортажной фотографии.

— Репортаж всегда был жестким. Только в Советском Союзе этого печатать было нельзя. Настоящий фотограф всегда знает, где плохо и где хорошо, и непременно покажет это.

Фотошкола жизни”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *