Партхозактив

Алексей Чигенев – удачливый бизнесмен, генеральный директор ЗАО «Волгоспецстрой», член партии «Единая Россия», председатель Совета директоров клуба «Крылья Cоветов» 1 сентября вместе с «Новой в Поволжье» вспомнил ушедшие школьные годы чудесные, рассказал о бизнесе «по-русски» и перспективах развития клуба «Крылья Cоветов», а также поведал о своем отношении к критике партии власти.

— Какими были ваши школьные годы?

— Школа – это самые светлые воспоминания в моей жизни. У нас был очень дружный класс, 1 сентября мы с удовольствием приходили в школу, а третьего числа уже возникало желание отдохнуть. Но это, конечно же, шутка. Школа дала мне многое, особенно здорово, когда есть хороший педагогический коллектив. К примеру, я полюбил историю, потому что у нас был отличный преподаватель, у которого был свой подход к изложению материала. Он научил нас самостоятельно мыслить — история это не догма. Каждый факт ты можешь самостоятельно проанализировать. Это научило меня творчески подходить к любому процессу. Также мне очень нравилась школьная химия. И эта любовь у меня осталась – по образованию я инженер-металлург. Химия — это тот предмет, который позволяет создавать что-то новое. А когда ты делаешь что-то новое, ты используешь свой творческий потенциал. Мне кажется, что тестирование, которое предлагает ЕГЭ, не развивает творческое мышление. На олимпиадах мы часто встречались с умными людьми, с очень толковыми ребятами, которые никогда не зубрили, а могли думать, творить и придумывать что-то новое. Даже Эйнштейн часто не мог вспомнить нужную формулу. А зачем ее держать в голове? Ведь есть справочник, который можно открыть. А мы почему-то заставляем наших детей зубрить дурацкие выкладки, чтобы потом на ЕГЭ правильно нажать на кнопку или что-то вписать в нужную графу… Я считаю, что это неправильно.

— Была пионерия, был комсомол… Должно ли что-то прийти всему этому на смену?

— Все зависит от людей, которые стоят во главе. И, может быть, многим пионерам и комсомольцам повезло – в то время не было никаких догм. Я сейчас не хочу никого критиковать, но я, по крайней мере, вижу, как в северной Корее маршируют маленькие дети, одетые во френчи военного образца 50-х гг.

Мы не маршировали, мы играли в зарницу, мы занимались спортом, мы помогали пожилым людям, собирали макулатуру, собирали металлолом. Нас приучали к полезному делу. Мы не ходили ни на какие манифестации с флагами, не думая о том, что на этих флагах написано. Мы занимались реальным делом. Будь то октябрята, пионерия или комсомол. Мы даже могли спорить, и нам никто рот не затыкал.

А в сегодняшней ситуации есть проблемы. У нашей молодежи нет никакого стержня, нет идеалов. В этом году в Промышленном районе мы возродили советскую традицию – мы создали трудовые отряды. У нас был даже конкурс – в трудовой отряд мог попасть далеко не каждый. Да, конечно, это не чистый альтруизм – за свой труд дети получали вознаграждение, но я считаю, что любой труд должен оплачиваться. Я знаю, что очень много детей на свои деньги купили костюмы к школе, одежду. Кто-то съездил отдохнуть с родителями. Ребенок начинает ценить себя с детства. А это говорит о том, что растет самостоятельная личность.

— Вы удачливый бизнесмен. В чем секрет успеха бизнеса по-русски? Есть ли какие-то традиции в эпоху глобализации или они не нужны?

— Здесь нет никаких секретов. Надо просто поставить определенную цель. Заработать миллион – плохая цель. Хорошая – создать эффективную структуру. А потом привлечь специалистов, которые хорошо знают свое дело. Чтобы в этой структуре люди могли спокойной работать, не думая о том, сколько она просуществует. Может быть, это утопическая идея, но на самом деле она была именно такой в самом начале, когда мы создавали нашу организацию. Предприятий, которые живут один-два года, а потом внезапно исчезают, – очень много. Но они преследуют совсем другие цели. Вот это как раз и называется «бизнес по-русски». Есть еще один важнейший аспект – поддержка организаций органами власти. Я считаю, что в Самарской области эти процессы незаметно, но пошли.

Я просто знаю, что власть достаточно серьезно поддерживает бизнес-структуры, которые пополняют налогооблагаемую базу в регионе, не пряча деньги в офшорах или переводя их в другие регионы. Поддержка может быть разной, она может быть как моральной, так и материальной – здесь важны любые составляющие. Правила игры должны быть выстроены так, чтобы ты не думал, что же будет завтра. Нужно выстраивать грамотную стратегию развития на длительный период.

— То есть вы считаете, что бизнес должен нести ответственность за социальные и политические процессы? Другими словами, бизнес не должен быть удален от политики и общества?

— Я считаю, что бизнес обязан быть социально ответственным. Давайте возьмем простой пример. Сейчас у нас все частное – в абсолютном большинстве. Есть автозаправочные станции. Владелец автомобиля приобретает бензин. Соответственно, он приносит прибыль компании. Примеров куча – это и общепит, и все сферы услуг. Население платит деньги – компании развиваются. Соответственно, если бы население не платило денег, то и компании бы не существовало. Компания должна понимать, что если она вложит свои деньги в развитие каких-то социальных проектов на той территории, на которой находится, то она неминуемо начнет эффективно развиваться. Те структуры, которые получают денежные средства из бюджета, тем более должны оказывать поддержку обществу. А если только смотреть на свой карман и в сторону офшорных зон или регионов, где можно отдохнуть, то я не думаю, что из этих затей может получиться что-то действительно стоящее.

— Сменим тему. Как вы считаете, что ожидает клуб «Крылья Советов» в будущем?

— Клуб «Крылья Советов» ожидает светлое будущее.

— А вы будете его поддерживать?

— Мы уже поддерживаем клуб «Крылья Советов», но я считаю, что положительные изменения становятся заметными далеко не сразу. Необходимо время, необходимо набраться терпения всем болельщикам, спортсменам, работникам клуба. Потому что есть проблемы, которые за один день невозможно решить.

Я говорю о становлении команды. Мы хотим сделать так, чтобы клуб стал для молодежи родным. Ведь клуб это еще и развитие детского и юношеского футбола. Мы хотим создать свою академию, которая будет воспитывать самарских игроков. У нас очень много талантов. И про это все постоянно забывают. У нас же как – все решается сиюминутно. Есть тысяча человек, давайте мы возьмем к себе приглянувшегося паренька и будем делать из него звезду, а про остальные 999 человек мы жизнерадостно забудем. А из этих 999 через год, если с ними позаниматься, выросло бы уже 10 звездочек.

«Крылья» будут оставаться в Премьер-лиге. И я думаю, что лет через 10 у нас появятся собственные игроки, настоящие профессионалы, которые сумеют защитить интересы «Крыльев». Не будем делать прогнозы на матчи в будущем, но последние игры команда провела почти блестяще.

— Удалось ли возродить традицию «кожаного мяча» на турнирах дворовых команд?

— Я критикую партию «Единая Россия» за какие-то непонятные митинги, но я считаю, что проект с футбольным мячом — это один из самых реальных проектов, который показал, что партия делает то, что нужно людям. Вот 7 тысяч мальчишек в этом году просто стали играть в футбол, и не просто играть, а соревноваться. Появились друзья во дворе, они стали единой командой. Если мы возродим массовый спорт во дворах и школах, тогда нация, наконец, станет здоровой. Я считаю, что надо уделять внимание именно таким проектам. Мы сейчас ставим во дворах хоккейные площадки, футбольные поля, и не только мы, я знаю, сейчас многие бизнес-структуры занимаются тем же, что и мы. И это очень здорово.

— Вернемся к «Крыльям». Легионеры или местные силы? На что футбольные клубы могут рассчитывать?

— Я считаю, что здесь должна быть золотая середина. Я не против легионеров. Ведь почему-то мы не можем дойти до того уровня развития футбола, какой есть за рубежом. Нам необходимо брать лучших зарубежных игроков, которые покажут настоящую игру. Их задача не выиграть матч, хотя это тоже важно, а показать, как люди относятся к своему профессиональному делу. Ведь даже наши доморощенные звезды, пока не увидят, какая дисциплина у зарубежных звезд, как они относятся к своему делу, даже чесаться не начнут. Это своего рода учеба. И если мы берем хорошего легионера, он должен быть на уровень выше нашего. Для того чтобы к нему тянулись, для того чтобы он участвовал в жизни клуба, не просто забивал мячи, а помогал. Демонстрировал другую культуру, отношение к делу.

— Как вы относитесь к возможности проведения ЧМ по футболу в 2018 году в Самаре?

— Я верил, что Россия выиграет ЧМ. Наш регион, восточная Европа, тем более Россия занимает еще и азиатскую территорию, не был представлен в высших эшелонах футбольных турниров. И я подсознательно надеялся, что предпочтение будет отдано именно России.

А если чемпионат пройдет в Самаре, то это будет еще одна большая победа. Мы научимся культуре. Ведь, уезжая за границу, мы почему-то не кидаем окурки на улице, почему-то не плюемся, почему-то пропускаем, даже находясь на главной дороге, автомобиль с второстепенной улицы. Мы не сигналим, не ругаемся, не хамим. Почему? Потому что мы видим, что нас окружает культурное пространство. И подготовка к ЧМ приведет к тому, что в головах у нас, наверное, много всего поменяется. И это здорово. Плюс к этому у нас будет построен стадион. Который, я уверен, будет сделан по лучшим меркам мировых стандартов, который позволит не только проводить футбольные матчи, но и заняться футболом детям. Это будет мощнейший толчок в развитии футбола. Дети наконец уйдут с улиц на футбольные поля.

— Сменим тему. Cейчас достаточно часто партию «Единая Россия» сравнивают с КПСС. Как вы считаете, оправданы ли эти сравнения?

— Сейчас задача партии – победить на выборах. В партии власти, которая побеждает на выборах, в любом цивилизованном обществе присутствуют люди, которые работают в этой власти потом. И никто им не тычет пальцем — почему у власти находятся люди, которые работают в исполнительных органах. Но не должно быть засилья. Партия должна напоминать живой организм, который развивается самостоятельно. Я считаю, что на сегодняшний день происходят позитивные изменения. В партию приходят новые люди, которые имеют свои цели, близкие к партийным. Критики много, но я всегда задаю один и тот же вопрос — а кто другой что сделал? До народа необходимо донести, что практически все положительные изменения, которые происходят в обществе, – это заслуга партии. А пока у нас все как при КПСС. Нужна пропаганда, людям необходимо показывать простых членов партии, их роль на участке, и тогда, я думаю, ситуация изменится.

— Многие говорят о том, что «Единая Россия» не выполняет своих обещаний. Почему это происходит?

— Я считаю, что это голословные заявления, а какие обещания партия не выполнила? Давайте так – лидер партии принял решение о том, что необходимо увеличить количество денежных средств на строительство дорог. Дороги стали строить. Здравоохранение. Все говорили, что в больницу нельзя зайти, потому что там все заросло плесенью и пылью, – больницы стали капитально ремонтироваться. Строятся спортивные, физкультурно-оздоровительные комплексы по всей стране. Реализуется проект «Чистая вода», потому что у нас с водой проблемы. Не только у нас в стране, в мире в целом. Давайте рассуждать так, я принял решение – два двора обустроить в городе Самара в Промышленном районе. Но покажите мне хоть одного коммуниста, либерал-демократа, правороса, кто хоть один подъезд отремонтировал? Только кричат на углу, что власть ничего не делает. Да вы сами сделайте, покажите. У власти в Самаре были праворосы четыре года. И что? Никаких положительных изменений.

— По опросам населения, про Народный фронт знает всего лишь 10-15% населения. Вы считаете эту идею кампании праймериз удачной? Или нет?

— Почему про Народный фронт знает так мало населения? Еще раз говорю, потому что плохо преподносили идею народного фронта. Члены партии знают, общественные организации знают, а нам главное, чтобы знал народ. Не каждый человек смотрит телевизор. Не каждый человек читает газету. Значит, у него какие-то другие способы получить информацию. Вот в этом мы проигрываем. Мы проигрываем в правильности преподнесения информации. Мы думаем, что мы дали объявление, повесили плакат, транспарант — и все в курсе. Да, читает тот, кто повесил, и тот, кто более или менее в курсе. Касательно праймериз, я считаю, это начало хорошей идеи. Это идея соревнования внутри политической партии. Праймериз показали, что есть ораторы, а есть люди, которые не умеют дискутировать. Насколько я знаю, Троцкий был великолепным оратором, чего не скажешь о Сталине. А у власти оказались совершенно другие люди. Но должны победить не умение дискутировать, а здравый смысл и хорошая идея.

— Говорят, что ваша компания будет заниматься строительством Фрунзенского моста. Так ли это?

— Я не знаю, кто так говорит. Компания проявляет интерес к строительству Фрунзенского моста. Кто именно займется строительством, пока неизвестно, для начала нам надо достроить Кировский мост. Всегда важен этап, который необходимо миновать именно сегодня. Интерес к строительству моста у нас есть, и мы будем претендовать на участие, но как все сложится, пока неизвестно.

— Вернемся к чемпионату мира. Вы не боитесь, что строительство моста к ЧМ 2018 года каким-то образом затронет историческую часть города?

— Абсолютно не боюсь, объясню почему. Строительство моста происходит по проекту, который на самом деле учитывает и расположение памятников архитектуры, и археологические направления. Потому что мост — это то сооружение, которое служит до 100 лет и более.

И такой громадный объект строится по четкому, выверенному проекту, который проходит экспертизу не на местном уровне, а на федеральном. Плюс он получает очень жесткую оценку со стороны экспертов. Так что я не вижу здесь никаких оснований для боязни.

А говоря о сохранении исторической части города, я считаю, что к этому вопросу надо подойти здраво. Доходит до смешного: многие считают, что исторический памятник — это табличка на фасаде. Надо выбрать какую-то часть в городе и оставить потомкам на тысячелетия — вот такой была Самара. Надо сочетать интересы развития города с интересами развития истории. Какой-то уголок истории должен остаться, я не говорю, что это один дом или два… Быть может, это целый квартал. Какие у нас памятники в Самаре? Убогие дома, которые сами по себе рушатся? Их необходимо отреставрировать, создать туристический уголок, а дальше просто продолжить развивать город.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *