Люди

СамАрт. Любимый театр. 85 лет

СамАрт. Любимый театр. 85 лет

Автор:

19.01.2016
 38
 0

Нас пригласили на День рождения. Самарскому театру-центру юного зрителя «СамАрт», а прежде Самарскому ТЮЗу, а еще раньше куйбышевскому Театру юного зрителя, исполнилось 85 лет. На юбилейный вечер попасть было непросто, пришло много гостей, некоторых из них на спектаклях встретишь нечасто, но здесь они присутствовали. Значит, событие, действительно, не рядовое, важное. Люди собрались серьезные, можно сказать, государственные мужи и дамы. Много было журналистов, камер, фотоаппаратов, диктофонов и блокнотов. Были поздравительные речи, письма, телеграммы, цветы, очень много цветов. А главный подарок сделали именинники: спектакль-концерт «Мы вращаем Землю».

Семен Михайлович Табачников, самарский писатель и журналист, назвал одну из своих книг, посвященных СамАрту, «Путь в высшее общество». Высшее общество в лице зрителей разных возрастов и уровней образования; начальства – как культурного, так и разного другого; а также критиков, в том числе и столичных, признало право этого театра быть серьезным высокохудожественным театральным коллективом.

Для многих самарцев он – самый любимый, самый интересный, самый неуспокоенный театр. В общем, самый-самый. Этот путь в высшее общество был непрост. К ТЮЗам в нашей стране чаще всего относились снисходительно и несерьезно. Ну что с него, с детского театра, взять? В советские времена, как правило, это был театр третьей категории. А это почти как «осетрина второй свежести» у Булгакова. Соответственно этой категории театру определялись дотации, штатный состав, в том числе и творческий, обеспечение техникой, транспортом…

Выпускники театральных вузов, актеры и режиссеры, соглашались идти в труппу ТЮЗа, если не смогли устроиться ни в один «взрослый» театр. И хотя все театральные деятели громко причитали, что «для детей нужно играть как для взрослых, только лучше», на практике тюзовского актера немного презирали как исполнителя всяких «зайчиков» и «белочек».

«Это – придуманный театр», – сказал мне как-то один тюзовский актер (неплохой, кстати). Детский театр действительно придумали у нас, в совсем молодой тогда Советской республике, в 1918 году. У истоков стояли совсем юная Наталья Сац и чуть более взрослый Александр Брянцев, имя которого носит сегодня Санкт-Петербургский ТЮЗ. В тридцатых годах детские театры стали возникать во всех крупных городах страны. Считалось, чтобы получить статус крупного промышленно-культурного центра, необходимо иметь оперный театр и детский.

Вот тогда и Самара, став центром Средневолжского края, организовала создание и того, и другого. Начало было трудным, да и потом жизнь не часто баловала коллективы этих театров, особенно детского. Когда началась война и встал вопрос о сокращении в городе ряда не самых необходимых для военных и государственных нужд предприятий, в том числе и культурных учреждений, именно ТЮЗ был закрыт на некоторое время. Все-таки драматический театр к этому времени в городе насчитывал почти век, и горожане успели к нему привыкнуть и даже полюбить его. А что такое специализированный театр для детей, еще надо было разобраться.

Многие годы этот театр воспринимался именно как театр для детей. Основу репертуара составляли сказки, а также спектакли по классическим пьесам, входящим в школьную программу. Заполнялся зал школьниками, приводимыми классными руководителями. Впрочем, что-то, что сильно отличало бы деятельность куйбышевского театра от репертуарной и организационной политики других ТЮЗов страны, назвать сложно. Эти обязательные коллективные походы в театр помнит, наверное, каждый. Шум, гам, разбирательства, кто, где и с кем сидит, летящие конфетные обертки, сдавленный шепот классных руководителей и капельдинеров…

И все-таки театр жил, часто «вопреки», а не «благодаря». И многие самарцы становились заядлыми театралами, впервые погрузившись в мир чудес и иллюзий, так похожих на реальность, в старом здании на улице Самарской (бывшем ресторане) и новом – на улице Льва Толстого (бывшем кинотеатре).

Вряд ли сейчас еще есть те, кто видел премьеру 30-го года «Аул Гидже» по пьесе Н. Шестакова. Но вот тех, кто помнит Александра Васильева, Лидию Любимову, которую в труппе молодые актеры звали ласково «бабаня», Веру Синину, Михаила Мазина (славно, что хоть его упомянули на юбилее), Владимира Панчешина, я часто встречаю на спектаклях этого театра. Немало их было приглашено и на праздничный вечер.

А впрочем, что Бога-то гневить; знал наш ТЮЗ и блистательные периоды. Вот в середине шестидесятых годов, очень, правда, недолго, творил здесь Артур Хайкин, потом прославившийся своими спектаклями в Омской драме. Артур – наш, самарский, много лет занимавшийся в кружке художественного слова Дворца пионеров, потом окончил ГИТИС, режиссерский факультет, и, вернувшись в Куйбышев, возглавил ТЮЗ. На его спектакль «104 страницы про любовь» Э. Радзинского билеты доставали с трудом. Вся куйбышевская молодежь живо обсуждала проблемы «свободной» любви и актерской заразительности. 16–18-летние девушки поголовно были влюблены в молодого и ужасно обаятельного Алексея Симковича.

А через несколько лет еще один блистательный период творческой жизни нашего ТЮЗа связан с именем Льва Шварца, ленинградца, ученика Георгия Товстоногова. Он не просто приехал в Куйбышев, дабы поработать какое-то время, а собрал очень сильную молодую труппу из выпускников ЛГИТМиКа, Горьковского и Казанского училищ. Очень жаль, что сегодня они, уже ставшие народными и заслуженными, украшают труппы Санкт-Петербурга, Рязани, Челябинска, Магнитогорска, Иерусалима. Слава Богу, что из того шварцевского выводка в Самаре осталась Людмила Гаврилова, заслуженная артистка РФ.

Тот период жизни театра был очень ярким, но… Петр Львович Монастырский, главный режиссер областного драмтеатра, загорелся идеей объединить труппы драмы и ТЮЗа под единым началом, вернее начальством. Нельзя исключить предположение, что именно талантливые, очень живые, очень динамичные спектакли детского, но скорее молодежного театра натолкнули Монастырского на эту идею.

Уже первый спектакль Шварца «Итальянская трагедия» («Овод») по Э. Л. Войнич с М. Мазиным и А. Васильевым в главных ролях заставил серьезно заговорить о театре, о режиссуре, об актерах ТЮЗа. Пока еще благожелательно и даже хвалебно. Но потом возник «Вишневый сад», где Лев Яковлевич показал городу своих молодых актеров, Маргарите Шумиловой (Раневская) было двадцать шесть лет, она играла женщину, про которую Чехов писал, что успокоить ее может только смерть, и это было непривычно, вне традиций. Леониду Шапошникову (Лопахин) было чуть за двадцать, но понятен был текст о том, что у него «музыкальная душа», но его дед был крепостным. Можно долго говорить и о других исполнителях.

Шварц привез в Самару товстоноговскую школу «режиссерского театра», где актер – материал в руках режиссера, но обязательно со-творец. Этот спектакль вернул в театр молодую интеллигенцию города, но вызвал негодование у театральных критиков. В рецензиях в основном спектакль ругали. А по поводу «Р.В.С.» по А. Гайдару разразился скандал по полной программе. К нему уже подключились и партийные органы. Как можно петь про Революцию, да еще в таких почти джазовых ритмах! МузыкаЛеонида Вохмянина, с точки зрения коммунистической идеологии, снижала величавость Революции. Спектакль не запретили, но каждая новая премьера рассматривалась через очень сильную лупу, скорее похожую на оптический прицел.

Шварц продержался три сезона, ему предложили покинуть ТЮЗ, но тут же Монастырский пригласил его в свой театр, где Лев Яковлевич поставил замечательный спектакль «На всякого мудреца довольно простоты», но это уже другая история. А в ТЮЗе начались смены режиссеров. Сезон – два, теперь уже и не вспомнить всех. Иногда возникали интересные спектакли, например, «На дне» М. Горького и «Лавка чудес» Ю. Олеши в постановке Евгения Фридмана, ученика З. Корогодского.

Жаль, что он приехал в театр во времена очередного капитального ремонта. Труппа была сокращена, спектакли играли по всему городу, и эти условия не помогли талантливому режиссеру полюбить театр на всю оставшуюся жизнь. Но он привел в труппу Игоря Данюшина, а тот остался в театре навсегда.

Одна из последних актерских работ Сергея Соколова, нынешнего директора театра, а тогда молодого заместителя директора, – Актер в «На дне», великолепная работа, может быть, лучшая в его артистической биографии.

Дольше всех продержался Андрей Дрознин, практически шесть сезонов. При нем театр сосредоточился именно на детском репертуаре. И славно, что тогда в труппе солировали настоящие тюзовские актеры – Юрий Долгих и Эдуард Терехов, они держали репертуар, на них он выстраивался.

Вместе со всей страной, шагнувшей в перестройку, Самарский ТЮЗ начал свою коренную реконструкцию, продолжающуюся и по сей день. Связана она, как ни странно, с личностью не главного режиссера, но директора. Именно Сергей Соколов уговорил Адольфа Шапиро, президента Российского центра АССИТЕЖ, возглавить художественную программу театра, который стал теперь уже театром-центром юного зрителя, практически творческой лабораторией, взял себе новое имя «СамАрт», известное и славное теперь уже не только в Самаре, но и во всей России и далеко за ее пределами.

Адольф Яковлевич привел за собой плеяду своих талантливых коллег-режиссеров: Анатолия Праудина, Александра Кузина, Георгия Цхвираву, Константина Богомолова, Михаила Кислярова; художников Юрия Харикова, Алексея Порай-Кошица. Он открыл городу уникальную актрису Розу Хайруллину.

Сергей Филиппович не просто перевез театр в новое здание бывшего кинотеатра «Тимуровец», перестраивая его на ходу, создавая условия для создания спектаклей, живущих в разных художественных пространствах. Он задумал и в течение многих уже лет осуществляет строительство нового, невиданного не только в нашем городе, театрального «многозальника» с трансформирующимися сценическими площадками. На юбилейном вечере нам обещали открыть новые помещения уже в этом сезоне.

При Соколове родился замечательный, один из первых в стране, театральный фестиваль «Золотая Репка». При нем театр несколько раз номинировался на «Золотую Маску» и две из них получил. Спектакли театра сейчас непременные участники практически всех российских и многих мировых фестивалей, откуда коллектив обязательно привозит дипломы и призы.

В эти же годы театр вместе с институтом культуры затеял подготовку молодого пополнения труппы целевыми наборами на базе СГАКИ. Несколько лет назад СамАрт стал основной площадкой для лаборатории молодой режиссуры под девизом «Спектакль для детей». Сегодня театр работает во многих направлениях, и мы каждый год сталкиваемся с какой-то новой инициативой: то это авторские вечера под рубрикой «Лица», то это студенческий клуб, то это педагогическая конференция или семинар по проблемам школьного театра – да всего не перечесть.

Мы ждем каждую новую премьеру СамАрта, надеясь на художественное открытие, а может быть, даже на эстетическое потрясение. И надо сказать, театр редко нас разочаровывает. Станиславский определил живую жизнь театрального коллектива в десять лет. СамАрт живет 85, проходя взлеты и падения. Но после каждого кризиса он возрождается, как птица Феникс. С Днем рождения, любимый театр!

Галина Торунова *

Фото Елены Винс

* Театровед, кандидат филологических наук, заведующая кафедрой режиссуры и искусств Академии Наяновой, член СТД РФ.

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 21 (88) за 2015 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *