Все эти выпускники

И кому только в голову пришло встречаться выпускниками в конце ноября, но ведь пришло, как ни странно, и помятые жизнью, но с блеском в глазах выпускники в парадных галстуках и выпускницы в платьях-футлярах болтливо курили чуть левее парадного подъезда гостиницы Холидей инн, известной своим рестораном и барной стойкой. Самая громкая из выпускниц, по-пацански спрятав сигарету в кулак, кричала: «Вяленая баранина и помидорчики-черри! Спаржа в пармской ветчине с соусом из яичных желтков и петрушки! Кобаски чоризо и маринованные каперсы! Спаржу отварить, а каперсы хорошо слить!» Альтернативным меню отвечала выпускница в лохматом жакете из рыжей лисы: «Три раза в неделю по два часа – силовые тренировки, суббота – кросс десять километров, воскресенье – открытый бассейн…» За встречей двух культур равнодушно наблюдали хорошо воспитанные охранники, а толстый выпускник в исландском свитере с оленями дождался паузы в разговоре и сообщил, что Петрова разыскивает интерпол. Охранники переглянулись скептически.

Несколько лет не посещаю встречи выпускников, а до этого ходила – как намагниченная. Мы с подругой даже организовывали, даже кафе арендовали, даже фрукты на рынке закупали, даже алкоголь оптом, чтобы бюджетнее. Некоторые вечера проходили незабываемо. Например, лет семь назад произошло. Что-то мы были сначала в одном месте, потом место закрылось на ночь и мы помчали на четырех такси в другое, не закрывающееся. Примчали, расположились. А надо сказать, что присутствовал один мальчик, бывший одноклассник, конечно, но – довольно опосредованный. Учился вместе с основной массой класса до седьмого, а то и того менее, а потом перевелся в школу с уклоном – то ли математическим, то ли еще каким. Откуда он взялся в тот раз, осталось загадкой; с первых минут одноклассник буквально танцевал бальные танцы на стуле, буквально кружил дам в ритмах танго и спрашивал, когда же сдвинут столики и возникнет необходимое для свободного движения пространство. Но столики так и не.

Так вот, в этом втором месте, не закрывающемся на ночь, мы с одноклассником-танцором вспоминали разные милые вещи, например, как он меня полюбил в пятом классе, дарил обломанные ветки сирени и гулял под моими окнами с собачкой породы карликов. пинчер. В ходе воспоминаний Андрюша — не вижу причин скрывать его славное имя – говорит что-то типа такого: «Эх, Наташка, а ведь я тебе путевку в жизнь выдал».

Я от удивления подавилась жидкостью, ну что мы там могли пить? Алкогольную вариацию колы, не иначе.

«Какую это, — прокашлявшись, говорю, — путевку?»

«Ну а как же, — отвечает, — ты красоты-то не вот там прямо «ах!», а я тебе своим вниманием отлично самооценку поднял».

И продолжает, чуть не вывел меня в люди, чуть не человеком сделал, чуть не помог расправить чуть не крылья и запустил в космос. Рядом оказалась мрачная архитектор Столярова, она расхохоталась басом и сказала: «Да, вот это и называется – Армагеддон», но дело даже еще не шло к концу.

В противоположном от нас конце компании сделалась настоящая драка, с настоящим мордобитием и привлечением: а) местной охраны и б) городской полиции. Но от полиции удалось спастись, и мы зачем-то поехали уже на двух такси в новое, третье место, где продолжили пить колу с водкой. И никакого Андрюши с путевкой в жизнь больше не было, как мне казалось. Но он все-таки был, вышел себе из клозета, вытирая руки обрывком бумажного полотенца, и попросил нежно: «Наташка, одолжи по старой памяти рублей пятьсот-шестьсот, я портмоне потерял, а хочу всем девочкам подарить цветы». Всех девочек были: моя подруга детства, мрачный архитектор Столярова и я. Цветы разносила специальная продавщица, в пластмассовых вазах торчали жухлые розы неопределенного цвета. И еще эта путевка в жизнь. В общем, я подловато отказала: «Андрюша, к сожалению, у меня осталось только на такси до дому», и мы вернулись к напиткам. Подруга детства была веселее всех, она шикарно заказывала песни Игоря Талькова и Алексея Глызина. Один мальчик уснул. Другой врал жене по телефону, что уже дома. Архитектор Столярова мрачнела на глазах. Пора было расходиться, судя по всему.

Нисколько не удивилась, когда в такси до дому рядом со мной оказался Андрюша. Нет-нет, ничего эротического: «Я помню – похвастался он, — у тебя денег как раз на машину оставалось…»

Такая история, глупая и без всяких выводов, как чаще всего с историями и бывает. Через пару лет я узнала, что Андрюша работает сетевым продавцом дорогостоящих моющих средств, он приходил со служебным визитом к общей знакомой и с порога вскричал: «Господи, в каком говне ты живешь! Но в твоих силах все изменить, с Ньювей». Или не Ньювей, я не помню. Как вы понимаете, текст вряд ли можно назвать рекламным.

 

Иллюстратор Рафаэль Альварес

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *