«Пять шиллингов»: Не совсем средневековые, но веселые!

Уже несколь­ко лет в Сама­ре на раз­лич­ных фести­ва­лях высту­па­ет необыч­ная музы­каль­ная груп­па, игра­ю­щая на аутен­тич­ных волын­ках ран­не­го и позд­не­го сред­не­ве­ко­вья и ста­рин­ных бара­ба­нах. Груп­па эта назы­ва­ет­ся «Пять шил­лин­гов» (Five Shillings). Мы реши­ли встре­тить­ся с ее лиде­ром и вдох­но­ви­те­лем Евге­ни­ем Jack, что­бы рас­спро­сить его о ста­рин­ной музы­ке, рекон­струк­то­рах и, конеч­но же, волынках.

- С какой целью обра­зо­ва­на груп­па? Как я пони­маю, это пошло ответв­ле­ние от основ­но­го увле­че­ния исто­ри­че­ской рекон­струк­ци­ей, когда еще суще­ство­вал клуб «Ста­рый свет». 

- Изна­чаль­но это имен­но так и было. Потом уже музы­ка ста­ла чем-то авто­ном­ным, отдель­ным про­ек­том. Так что мы дале­ко не сра­зу созда­ли груп­пу, пона­ча­лу даже идеи такой не было. Все слу­чи­лось сво­им чере­дом. Сна­ча­ла про­сто игра­ли на блок­флей­тах, дудоч­ках, потом реши­ли попро­бо­вать сами сде­лать себе инстру­мент. И игра­ли так где-то в пар­ках, да в общем, где толь­ко ни при­хо­ди­лось. Посте­пен­но какие-то люди ста­ли к нам при­хо­дить и гово­рить: «О, при­коль­но, а мож­но поучаст­во­вать?». Мы были не про­тив. Так, поти­хо­неч­ку соби­ра­лись люди, кото­рым это инте­рес­но, при­хо­ди­ли и ухо­ди­ли, и при­хо­ди­ли новые… Кол­лек­тив фор­ми­ро­вал­ся мето­дом проб и оши­бок. Сей­час у нас ста­биль­ный состав. В то же вре­мя, если вы меня спро­си­те, сколь­ко у нас чело­век в груп­пе, мне будет не так-то про­сто отве­тить на этот вопрос. Так ска­жем, «золо­той» состав, посто­ян­ный, это пять чело­век. Это две волын­ки и три бара­ба­на. Без каж­до­го из них про­сто не состо­ит­ся выступление.

- Но пери­о­ди­че­ски у вас появ­ля­ют­ся новые участ­ни­ки? На раз­ных фести­ва­лях – раз­ные люди… Это, полу­ча­ет­ся, сес­си­он­ные музыканты?

- Вот новые бара­бан­щи­цы появи­лись. На фести­ва­ле «Про­то­ка» с нами игра­ла одна девуш­ка… Она очень хоро­шо игра­ет, но с ней мы очень мало игра­ли, поэто­му пока не успе­ли сыг­рать­ся до нор­маль­но­го уров­ня. Наде­юсь, у нас и даль­ше будут появ­лять­ся и новые участ­ни­ки, нерав­но­душ­ные к такой музыке.

- А что это за музы­ка? Это ирланд­ский фолк или какие-то сред­не­ве­ко­вые шот­ланд­ские мелодии?

- Волын­ка вооб­ще инстру­мент муль­ти­на­ци­о­наль­ный. В Ирлан­дии она, кста­ти, не очень попу­ляр­на. Самая извест­ная волын­ка – шот­ланд­ская, это при том, что в Шот­лан­дию она попа­ла доста­точ­но поздно.

- Как вы учи­лись играть на волын­ке, у нас же и учи­те­лей таких нет, что­бы мог­ли обучить… 

- Это не сек­рет, что у нас ни у кого нет музы­каль­но­го обра­зо­ва­ния. Мы все само­паль­щи­ки, само­уч­ки. Начи­на­ли с блок­флей­ты, у нас соб­ствен­но все уме­ют играть на ней. Вот на гита­ре никто не игра­ет. А, напри­мер, Саша, бара­бан­щик, на бара­бан­ной уста­нов­ке играл когда-то, в былые года, в моло­до­сти, и теперь пере­шел на аутен­тич­ные сред­не­ве­ко­вые бара­ба­ны. Так и мы – по ана­ло­гии с флей­ты пере­шли на волынку.

- Бара­ба­ны у вас тоже очень инте­рес­ные, рас­ска­жи­те, отку­да они?

- Да, они очень свое­об­раз­ные, как и волын­ки име­ют аутен­тич­ный дизайн, неко­то­рые более или менее совре­мен­ные. Мы их тоже дела­ем само­сто­я­тель­но, по сред­не­ве­ко­вым эски­зам 16 века, шку­ры зака­зы­ва­ем в Афри­ке, на пла­сти­ке не игра­ем. Хотя отдель­ные экзем­пля­ры у нас есть и покуп­ные. Есть уни­каль­ный боль­шой бара­бан, быв­ший попу­ляр­ным сре­ди ландс­кнех­тов, немец­ких наем­ни­ков, с кото­рым те ходи­ли в бой и исполь­зо­ва­ли для того, что­бы пере­стра­и­вать боль­шие бата­лии. Назы­ва­ет­ся он ландс­кнехт-тромль. Еще есть у нас инте­рес­ный такой бара­бан – дова­ли. Он при­сут­ству­ет на раз­лич­ных сред­не­ве­ко­вых изоб­ра­же­ни­ях, и инте­ре­сен тем, что име­ет две рабо­чие мем­бра­ны. На нем мож­но играть с двух сто­рон хлы­сти­ком, кото­рый одно­вре­мен­но дает и хлест­кий звук, и басы.

- С бара­ба­на­ми кон­цер­ты зре­лищ­нее получаются?

- На кон­цер­тах бара­ба­ны в соче­та­нии с волын­ка­ми смот­рят­ся очень зре­лищ­но. Мы ста­ра­ем­ся как-то дви­гать­ся во вре­мя кон­цер­тов. Это, конеч­но, очень слож­но, пото­му что надо еще и что-то играть в это вре­мя. Хорео­гра­фии у нас пока ника­кой нет, все идет на импро­ви­за­ции. Но в буду­щем сто­ит заду­мать­ся об этом, это было бы интересно!

- Что луч­ше все­го зву­чит в акком­па­не­мен­те с волын­кой и как игра­ли рань­ше? Бара­бан-то понят­но, это как бы «клас­си­ка жан­ра»… Но, может быть, вам дово­ди­лось импро­ви­зи­ро­вать и про­бо­вать сыг­рать­ся с дру­ги­ми инструментами?

- Совре­мен­ный чело­век при­вык видеть сим­мет­рич­ные вещи, пря­мые углы, наш глаз при­вык к иде­аль­ным, гар­мо­нич­ным фор­мам. Если вы вдруг услы­ши­те флей­ту, вы сра­зу же пони­ма­е­те, как при­мер­но долж­на она зву­чать, пото­му что где-то когда-то вы ее точ­но слы­ша­ли и при­мер­но зна­е­те, как она зву­чит. Сред­не­ве­ко­вые люди име­ли неис­ку­шен­ные уши, не зна­ли, как что зву­чит, и если вдруг при­ез­жа­ли музы­кан­ты и что-то худо-бед­но состро­ив­шись игра­ли, для них уже был празд­ник. Я вот сомне­ва­юсь, что испол­не­ние тогда было на выс­шем уровне. Так что гово­рить, что ЛУЧШЕ зву­ча­ло с волын­кой, не име­ет смыс­ла. Люди настро­и­лись друг под дру­га и игра­ют. Все. Ну не было рань­ше тюне­ров, пото­му и не было воз­мож­но­сти их по-чело­ве­че­ски настро­ить. Кста­ти най­ден­ные инстру­мен­ты не отли­ча­лись чет­ким стро­ем. Были най­де­ны блок­флей­ты, у кото­рых все отвер­стия оди­на­ко­вые. Любо­му музы­кан­ту понят­но, что она не будет нор­маль­но стро­ит­ся. Сей­час инстру­мен­ты настро­е­ны 440 Герц, все­го 9 нот, минор-строй, и в прин­ци­пе волын­ка «стро­ит­ся» с любы­ми инстру­мен­та­ми. Мож­но сыг­рать и с гита­рой, и скрип­кой, да с чем угод­но. В прин­ци­пе что успеш­но дела­ют наши немец­кие кол­ле­ги – и с элек­тро-инстру­мен­та­ми, и с гита­ра­ми, и с баса­ми. In Extremo, напри­мер, они мож­но ска­зать, «отцы» это­го направ­ле­ния в музы­ке. В апре­ле они при­ез­жа­ли в Сама­ру и мож­но было их послу­шать в живую.

- Где вы высту­па­е­те, куда приглашают?

- Вез­де, на всех област­ных пло­щад­ках, кото­рые у нас есть, мы уже игра­ли. Посто­ян­но, каж­дый год мы игра­ем на фести­ва­ле «Бара­ба­ны мира» и «Пла­сти­ли­но­вом дожде». Игра­ем не толь­ко на фести­ва­лях, но и про­сто на ули­це. Хотя на ули­це мы игра­ем теперь доста­точ­но ред­ко, пото­му что гото­вим­ся к фестивалям…и пото­му что это ста­ли у нас запре­щать. Сей­час на Ленин­град­ке гоня­ют музы­кан­тов, и нам что-то не очень хочет­ся рис­ко­вать лиш­ний раз. Хотя это очень инте­рес­ный опыт. Увле­че­ние волын­ка­ми не самое деше­вое увле­че­ние, как соб­ствен­но и любое, и тре­бу­ет финан­со­вой под­пит­ки. Поэто­му мы, конеч­но, игра­ем и на сва­дьбах, на кор­по­ра­ти­вах. Не для того, что­бы обо­га­тит­ся, а про­сто что­бы как-то оку­пить свое хоб­би. Ведь если вдруг на бара­бане порва­лась кожа, надо зака­зы­вать, а у нас такой нет, и мы бежим зака­зы­вать в Афри­ке. При этом нам очень хоте­лось бы раз­ви­вать­ся. Мы хотим на сцене быть мобиль­ны­ми, пере­дви­гать­ся, какие-то вещи делать. Для это­го нуж­ны мик­ро­фо­ны, радио­си­сте­ма… Нуж­ны день­ги и непло­хие. По мере воз­мож­но­сти нас при­гла­ша­ют в клу­бы. Так, напри­мер, мы игра­ли в «Party hard», а недав­но открыл­ся стим­панк-бар, нас при­гла­си­ли играть там.

- Зна­чит, ваша музы­ка поль­зу­ет­ся опре­де­лен­ным спросом…

- Не ска­зать, что прям нарас­хват, но она инте­рес­на. Навер­ное, про­сто необыч­но, у нас в обла­сти нигде боль­ше не услы­шишь таких вещей.

- А как же тольят­тин­ский кол­лек­тив «Shannon»? Лет 10 назад он был доволь­но популярным. 

- Да, мы рань­ше несколь­ко раз пере­се­ка­лись с ними. Не могу ска­зать, что прям зна­ком с ними, да слы­ша­ли, игра­ют они. Но они дру­гие. У них ско­рее шот­ланд­ский фолк, есть шот­ланд­ская волын­ка, а у нас – сред­не­ве­ко­вый фолк. То есть и ком­по­зи­ции совер­шен­но раз­ные, раз­ные совер­шен­но инстру­мен­ты, да и зву­чим мы, есте­ствен­но, по-разному.

- Пони­маю, у вас свое, сред­не­ве­ко­вое направ­ле­ние… Мне инте­рес­но, вы обща­е­тесь с люби­те­ля­ми сред­не­ве­ко­вой музы­ки? У нас же в Сама­ре мно­го лет под­ряд про­хо­дят кон­цер­ты бароч­ной музы­ки… Это и кла­ве­син, и бароч­ная скрип­ка, и бароч­ная гита­ра… При­ез­жа­ют испол­ни­те­ли из дру­гих городов. 

- Кто пони­ма­ет в сред­не­ве­ко­вой музы­ке, таких людей очень и очень мало. Есть цени­те­ли. Но у нас есть и такой момент. Мы игра­ем не прям уж такую сред­не­ве­ко­вую музы­ку. У нас ско­рее сред­не­ве­ко­вый фолк с совре­мен­ны­ми аран­жи­ров­ка­ми. Поэто­му у нас часто даже воз­ни­ка­ют непо­ни­ма­ния с люби­те­ля­ми и груп­па­ми, кото­рые игра­ют чисто сред­не­ве­ко­вую музы­ку, с зауныв­ны­ми моти­ва­ми, таки­ми в точ­но­сти, как были рань­ше. Они их пыта­ют­ся вос­со­здать, мы – нет. Мы пыта­ем­ся сде­лать инте­рес­нее, осо­вре­ме­нить. Поэто­му они нас хают, гово­рят, что мы не аутен­тич­ные. Да, мы не аутен­тич­ные, но мы весе­лые! Ведь даже на закры­тых рекон­струк­тор­ских фести­ва­лях люди совре­мен­ные же. Им что охо­та вече­ром эту ску­ко­ту слу­шать? Да нико­му не хочет­ся! Все уста­ли уже, хочет­ся выпить, что-то там поде­лать рука­ми-нога­ми. И в этот момент нико­му не инте­рес­ны ака­де­ми­че­ские музы­кан­ты. Поэто­му как пра­ви­ло, при­гла­ша­ют­ся два кол­лек­ти­ва – ака­де­ми­че­ская сред­не­ве­ко­вая музы­ка и закан­чи­ва­ем уже мы, совре­мен­ны­ми ритмами.

- Навер­ное, пер­вое место по кон­цер­там – как раз такие рекон­струк­тор­ские фестивали!

- Есть раз­ные пло­щад­ки, где волын­ки были бы инте­рес­ны. Есть фести­ва­ли живой исто­рии, там соби­ра­ют­ся такие орто­док­саль­ные рекон­струк­то­ры. Есть фести­валь «Рат­ное дело», а есть закры­тые меро­при­я­тия, где все для сво­их и зри­те­лей нет вооб­ще. Там мы как-то встре­ти­лись с кол­лек­ти­вом, кото­рые зани­ма­ют­ся науч­ной дея­тель­но­стью, они в архи­вах рас­ка­пы­ва­ют мело­дии ваган­тов 13 века, о кото­рых в совре­мен­ном мире никто слы­хом не слы­хи­вал. Они вос­со­зда­ют их пес­ни, мело­дии, дела­ют аран­жи­ров­ки в сред­не­ве­ко­вом сти­ле, что­бы кол­лек­тив по-ста­рин­но­му зву­чал. Я их очень уважаю!

- При­хо­дит­ся ли бороть­ся за слушателя?

- Я счи­таю, что любой кол­лек­тив най­дет свою ауди­то­рию, какой бы он пло­хой ни был. Мы не жалу­ем­ся на нехват­ку ауди­то­рии. Мы даже не борем­ся за нее. Мы дела­ем то, что мы дела­ем. Для меня лич­но это все­гда удив­ле­ние, когда при­ез­жа­ешь на кон­церт, а люди, ока­зы­ва­ет­ся, имен­но на нас при­шли. Вот езди­ли мы на Тольят­тин­ский кон­вент роле­вых игр, нас при­гла­ша­ют на него каж­дый год играть, и там нас прям жда­ли. Нас любят люби­те­ли этно-музы­ки. Но мне кажет­ся, нас сто­ит раз­ви­вать­ся в сто­ро­ну In Extremo. То есть брать элек­тро-инстру­мен­ты, совре­мен­ные бара­ба­ны, гита­ры… Вокал какой-то инте­рес­ный взять. И все это про­бо­вать сов­ме­стить с игрой на аутен­тич­ных инстру­мен­тах. Тогда мы покры­ва­ем не толь­ко ряд слу­ша­те­лей, кото­рые любят этни­че­скую музы­ку, но и тех, кто слу­ша­ет металл, треш и дру­гие совре­мен­ные направления.

«Пять шиллингов»: Не совсем средневековые, но веселые!”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.