Никогда не встречайтесь с выпускниками

Я два­жды ходи­ла на встре­чи одно­курс­ни­ков. Пер­вый раз это слу­чи­лось дав­но. Про­шло око­ло полу­го­да со дня окон­ча­ния инсти­ту­та. Удоб­но, все еще плот­но обща­лись. Мы с одно­курс­ни­ка­ми встре­ти­лись на лет­ней набе­реж­ной. Я была пре­крас­на. Бли­ста­ла, хохо­та­ла, уно­си­лась в тан­це и песне. Но бли­стать – заня­тие выма­ты­ва­ю­щее, через вре­мя я уста­ла и пошла мир­но домой. Но домой я поче­му-то не при­шла, а при­шла в какое-то дру­гое место, за городом.

Утром в дру­гом месте за горо­дом я обна­ру­жи­ла про­па­жу сво­ей сум­ки. В сум­ке хра­нил­ся оклад денеж­но­го содер­жа­ния, туго наби­тая тушью кос­ме­тич­ка и цен­ная аудио­кас­се­та с интер­вью Бори­са Фрад­ко­ва, тогдаш­не­го дирек­то­ра радио «Евро­па плюс». Оклад – дело нажив­ное, ров­но как и кос­ме­тич­ка, но без цен­но­го интер­вью на рабо­те появ­лять­ся было опасно.

Я поеха­ла на радио, умо­лять Бори­са Фрад­ко­ва о пере­за­пи­си. Он мне очень обра­до­вал­ся, согла­сил­ся пого­во­рить еще. Борис Фрад­ков вооб­ще любил раз­ных деву­шек, воз­мож­но – всех. Полю­бил и меня, в синем пла­тье и с зеле­ным лицом.

Сум­ка не нашлась. С одно­курс­ни­ка­ми я более не встре­ча­лась. Чуть не два­дцать лет. Что-то мне под­ска­зы­ва­ло, что делать это­го не сле­ду­ет. Навер­ное, ноосфера.

Неко­то­рые люди очень при­слу­ши­ва­ют­ся к ноосфе­ре, и она их нико­гда не под­во­дит. А я ноосфе­ру не послу­ша­ла. Ста­ла соби­рать­ся на встре­чу выпуск­ни­ков. Пред­ва­ри­тель­но мы дли­тель­но созва­ни­ва­лись и пере­го­ва­ри­ва­лись. Наме­ча­ли удоб­ный день, место, вре­мя. День выбра­ли – пят­ни­цу, вре­мя – семь вече­ра, а один выпуск­ник по име­ни Игорь ока­зал­ся оли­гар­хом и пред­ло­жил встре­чать­ся в сво­ем кот­те­дже. Еду и напит­ки зака­за­ли из рас­че­та три тыся­чи руб­лей с человека.

«Дом свет­ло­го кам­ня с эрке­ром» – тех­нич­но опи­сал Игорь свое жили­ще, но я два­жды про­хо­ди­ла мимо и вовсе не пото­му, что не зна­ко­ма с поня­ти­ем «эркер». Про­сто не ожи­да­ла, что оли­гар­хи­че­ский дом будет столь огро­мен, не побо­юсь это­го сло­ва – велик. На пер­вый взгляд в нем насчи­ты­ва­лось эта­жей пять, на вто­рой – чуть мень­ше. Сад выгля­дел рос­кош­но, ника­ких гря­док – фрук­то­вые дере­вья, каш­та­ны, липы и елки. Одно коре­на­стое дере­во с мощ­ным ство­лом я не опо­зна­ла, поз­же кто-то назвал его грец­ким оре­хом. Под грец­ким оре­хом гро­моз­ди­лась брон­зо­вая скульп­ту­ра боль­шой кош­ки. На боль­шой кош­ке была наде­та мат­рос­ская бес­ко­зыр­ка. Над­пись на лен­точ­ках не читалась.

Хозя­ин кот­те­джа, быв­ший одно­курс­ник по име­ни Игорь, нынеш­ний оли­гарх, встре­чал гостей на сту­пе­нях. Рядом с ним сто­я­ла очень кра­си­вая девуш­ка в корот­ком сия­ю­щем пла­тье, оли­гарх про­из­но­сил через рав­ные про­ме­жут­ки времени:

– Моя Ксю­ша! – Ксю­ша теп­ло улыбалась.

– Моя Ксю­ша! – еще три мину­ты, еще одна теп­лая улыбка.

Это немно­го напо­ми­на­ло извест­ный настоль­ный аттрак­ци­он с мужи­ком и мед­ве­дем, где они коло­тят дро­ва с обе­их сто­рон дере­вян­ной плаш­ки, но выгля­де­ло мило. Из рас­пах­ну­той вход­ной две­ри вышла при­зе­ми­стая жен­щи­на, ее кря­жи­стые ноги были обна­же­ны выше колен, на шее – бусы в пять рядов.

– Моя Ксю­ша! – как раз про­из­но­сил при­вет­ли­во олигарх.

– Неве­ста Иго­ря! – тор­же­ствен­но допол­ни­ла жен­щи­на. Ксю­ша улыбнулась.

Я сорва­ла несколь­ко моло­дых ело­вых иго­лок. Мама в дет­стве учи­ла меня их есть, что­бы не было цин­ги. Пока я жева­ла иглы, ко мне подо­шел еще один быв­ший одно­курс­ник, по име­ни Шурик. За про­шед­шие годы он обза­вел­ся шра­мом через левую поло­ви­ну лица.

– При­вет, – ска­зал взбу­до­ра­же­но Шурик, – Наташ­ка, отлич­но выгля­дишь, шесть тысяч уже сдала?

– Поче­му, – спро­си­ла я, – шесть? Дого­ва­ри­ва­лись же три.

– А вот и не три, – чему-то обра­до­вал­ся Шурик, – а вот и шесть! Иго­рек ска­зал, что три – это толь­ко на бух­ло еле-еле хва­тит, а ведь еще и жрать чего-то надо! Типа, мясо, рыбу, кол­ба­су. Коро­че, при вхо­де со всех берут по шесть тысяч руб­лей, и наплевать.

Я испу­га­лась. Ни в одном ресто­ране мира я не ела разо­во на сум­му, пре­вы­ша­ю­щую три тыся­чи руб­лей. Поня­ла, что не смо­гу рас­стать­ся без­бо­лез­нен­но с день­га­ми на крыль­це дома с эрке­ром. Я бы воз­не­на­ви­де­ла себя и не про­ща­ла очень дол­го, при­шлось бы ужи­вать­ся с этим раз­ру­ши­тель­ным чув­ством, пожи­ра­ю­щим внут­рен­ний ресурс не хуже ста­рых вер­сий Касперского.

Гостей при­бы­ва­ло. Одна девоч­ка кри­ча­ла хозя­и­ну дома о сво­ей поезд­ке в Анта­лью. Фото­гра­фии из путе­ше­ствия она дер­жа­ла наго­то­ве. «А это я рядом с авто­мо­би­лем сво­е­го любов­ни­ка! – вос­кли­ца­ла она, – он почти что швед!»

Два маль­чи­ка спо­ри­ли о том, сколь­ко имен­но вод­ки было выпи­то пят­на­дцать лет назад на весе­лой вече­рин­ке, закон­чив­шей­ся высе­ле­ни­ем их обо­их из общежития.

Девоч­ка, чье лицо мне пока­за­лось совсем незна­ко­мым, накло­ни­лась и почи­сти­ла свои туфли «мгно­вен­ным блеском».

Дру­гая девоч­ка несколь­ко раз повто­ри­ла кусту роз: «Нет при­чин для удив­ле­ния, я дав­но в такой форме».

Быв­ший ста­ро­ста груп­пы началь­ствен­но раз­го­ва­ри­вал по двум мобиль­ным теле­фо­нам и отго­нял ногой мел­кую хозяй­скую собач­ку с выта­ра­щен­ны­ми круг­лы­ми гла­за­ми. Собач­ка была недо­воль­на и тон­ко тявкала.

– Шурик, – неж­но выго­во­ри­ла я, – а ты очень хочешь к Игорь­ку в гости? За шесть тысяч рублей?

– Да пря­мо, – Шурик пожал пле­чом, – я за шесть тысяч руб­лей новый спин­нинг себе куп­лю. Еще четы­ре добав­лю, и куплю.

– Шурик, – еще неж­нее про­го­во­ри­ла я, – а как ты дума­ешь, нас уже кто-нибудь заме­тил? Может быть, мы тихо­неч­ко уйдем? Ты за спин­нин­гом, я – тоже куда-нибудь.

– А пошли, – Шурик обра­до­ва­но схва­тил меня за руку в рай­оне лок­тя, вдруг насто­ро­жил­ся и посмот­рел подо­зри­тель­но, – так, слу­шай, а это не спе­ци­аль­ная баб­ская раз­вод­ка типа «здесь так шум­но, поедем ко мне»?

– Что ты, что ты, – зама­ха­ла я рукой, – ниче­го подоб­но­го… Кста­ти, всю жизнь счи­та­ла, что это – спе­ци­аль­ная муж­ская разводка.

– Да пря­мо, – Шурик отве­чал немно­го одно­об­раз­но, – пря­мо, муж­ская… Баб­ская! Сна­ча­ла: «Ах, как душ­но, пой­дем, поды­шим», потом: «Ах, как свет­ло, ломит гла­за», и в кон­це: «Милый, давай пого­во­рим о нас»!

– Какие отвра­ти­тель­ные интри­ги, – ска­за­ла я, и мы тай­но про­кра­лись к воротам.

– Моя Ксю­ша! – доно­си­лось от высо­ко­го крыльца.

– Неве­ста Иго­ря! – далее без вся­кой паузы.

Ксю­ши­ну улыб­ку я уже не разглядела.

Никогда не встречайтесь с выпускниками”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.