Чайничек на две персоны

Побы­ва­ла тут в сере­дине года о дегу­ста­ции элит­ных чаев, где позна­ко­ми­лась с соб­ствен­но чае­тор­гов­цем. Он пред­ло­жил мне запол­нить кон­тен­том его чае­тор­го­вый сайт. И я при­ня­лась за дело. Пер­вый же текст чае­тор­го­вец мяг­ко отверг, заме­тив, что рас­счи­ты­ва­ет на что-то более опти­ми­стич­ное и уж точ­но не несколь­ко тру­пов в фина­ле. Ну лад­но, дол­го ли доба­вить оптит­миз­му, поду­ма­ла я и допи­са­ла в кон­це что-то типа: «Она откры­ла гла­за и со сча­стьем поня­ла, что это был лишь сон». Ну, такой спо­соб. Чае­тор­го­вец кряк­нул и еще более мяг­ко ска­зал: «люди немед­лен­но решат, что после чае­пи­тий запо­лу­чат себе такие сны». Ах, вино­ва­та, отве­ти­ла я и уны­ло побре­ла искать пути оптимизма.


- При­са­жи­вай­ся бли­же, дет­ка. Мор­ков­ку доку­ша­ла? Сей­час чай будем пить. Это англий­ский чай­ни­чек, на две пер­со­ны. Еще от моей бабуш­ки остал­ся. Кажет­ся. Мама, во вся­ком слу­чае, очень его берег­ла, этот чай­ни­чек. Вряд ли бы она стал так беречь неиз­вест­но какой, прав­да? Я смот­рю, ты мор­ковь оста­ви­ла на блюд­це. Это зря, это так не пой­дет. Тебе сей­час вита­мин А нужен. И дру­гие, конеч­но, тоже.
Нет, это не зеле­ный чай, это – жел­тый чай. Есть и такой. Ты не слы­ша­ла? Не уди­ви­тель­но. Назы­ва­ет­ся – Сереб­ря­ные иглы с горы Цзюнь Шань. Для его про­из­вод­ства идут исклю­чи­тель­но чай­ные почки.
Конеч­но, посмот­ри побли­же, дет­ка. Чем пах­нет? Сухой тра­вой, я бы ска­за­ла. Очень удач­но, что этот чай­ник – почти про­зрач­ный, здесь мож­но видеть, как поч­ки раз­во­ра­чи­ва­ют­ся, под­ни­ма­ясь остри­я­ми вверх, затем опус­ка­ют­ся на дно. Это про­ис­хо­дит три­жды. Но я все вре­мя путаю, сколь­ко тебе лет, дет­ка. Девят­на­дцать, что ж. Смот­ри на танец чай­ных листьев.
Девят­на­дцать. Как же так полу­чи­лось, что ты три года уже не живешь дома? В обще­жи­тии у дево­чек… Навер­ное, нелег­ко при­хо­дит­ся. Навер­ное, и место тебе с тру­дом выде­ли­ли, как мест­ной уро­жен­ке. Вооб­ще не выделили?
То есть, ты чис­лишь­ся неле­га­лом фак­ти­че­ски. Ах, доро­гая моя, все понят­но. Пла­ти­ла комен­дан­ту, что-то дела­ла для него еще… Допол­ни­тель­ное. Это муж­чи­на? Комен­дант, я спра­ши­ваю, мужчина?
Жен­щи­на, комен­дант­ша, заме­ча­тель­но. Я что хочу ска­зать, в обще­жи­тии нра­вы про­стые. Даже если нет обя­за­тельств по отно­ше­нию к комен­дан­ту, то мно­го дру­гих иску­ше­ний. Алко­голь, все эти вече­рин­ки, а то еще с нар­ко­ти­ка­ми, это извест­но. Я что хочу ска­зать, совер­шен­но не обя­за­тель­но, что­бы авто­ром тво­ей бере­мен­но­сти был Май­кл. Май­кл все­гда был непро­стым маль­чи­ком, труд­ным под­рост­ком, он не вырос и сей­час. Абсо­лют­но тще­душ­ное суще­ство, я бес­при­страст­но оце­ни­ваю. То, что к его име­ни при­со­еди­ни­ли отче­ство, ниче­го не зна­чит. В сущ­но­сти, на сво­их лек­ци­ях он зани­ма­ет­ся тем един­ствен­ным, что уме­ет – бол­та­ет язы­ком… Если ты дума­ешь, что он спо­со­бен взять на себя ответ­ствен­ность за тебя, и за это­го бед­но­го мла­ден­ца, ты оши­ба­ешь­ся. Май­кл сам – бед­ный мла­де­нец, и ему надо менять под­гуз­ни­ки и кор­мить с ложеч­ки про­тер­ты­ми пюре. Кому, как ни мате­ри это знать.
Он думал, что я сама буду возить­ся с тобой, дет­ка, что при­ду в вос­торг от пер­спек­ти­вы стать баб­кой, но он ошиб­ся. Я повто­рюсь: Май­кл – абсо­лют­ное незре­лое суще­ство. Пред­ла­гаю тебе не терять вре­ме­ни, а при­смот­реть­ся к дру­гим ребя­там, что тебя окру­жа­ли. Я доста­точ­но ясно изъ­яс­ня­юсь? Хоро­шо. Рада, что мы друг дру­га поня­ли. А мор­ков­ку, дет­ка, все-таки доешь.
Да, все листья опу­сти­лись, сей­час сно­ва нач­нут – подниматься.***

Тина ожи­да­ла ее у две­ри. Тина смот­ре­ла, как она натя­ги­ва­ет сапо­ги, как наде­ва­ет шап­ку, как поправ­ля­ет перед зер­ка­лом густую чел­ку, рас­па­да­ю­щу­ю­ся посе­ре­дине. Тина мол­ча про­тя­ну­ла ей кон­верт, она без заме­ша­тель­ства вытрях­ну­ла отту­да купю­ры, пересчитала.
— Зав­тра – как обыч­но, а в сле­ду­ю­щий раз пусть Мария при­хо­дит, — нако­нец ска­за­ла Тина.
— Лад­но, — пожа­ла пле­ча­ми она, — пере­дам. Если домой не уедет, кани­ку­лы ведь.
— Я думаю, еще неде­ли три мать про­дер­жит­ся. Учи­ты­вая твой зав­траш­ний визит. Не месяц ведь ваши кани­ку­лы. Так ты ска­жи Марии.
Она еще раз пожа­ла пле­ча­ми, потом кивнула.
— Тина, пусть зав­тра без мор­ко­ви, а? – попро­си­ла жалоб­но, — я не могу тер­петь эту морковь.
— Ниче­го страш­но­го, — Тина смот­ре­ла стро­го, — поду­ма­ешь, мор­ковь. Не гов­на же тебе в блю­деч­ке подносят.
С этим нель­зя было не согла­сить­ся. Она кив­ну­ла на про­ща­нье, и через пол­ми­ну­ты уже спус­ка­лась с лест­ни­цы, вела рукой по широ­ким дере­вян­ным пери­лам. Зав­тра повтор­ный визит, в ходе кото­ро­го ста­ру­ха пере­ду­ма­ет и поз­во­лит сыну Май­к­лу, пол­го­да назад уда­вив­ше­му­ся шар­фом на спин­ке кро­ва­ти, при­знать ребен­ка бере­мен­ной подру­ги — сво­им. Бере­мен­ная подру­га пове­си­лась тогда несколь­ки­ми часа­ми рань­ше. Май­кл и обна­ру­жил ее, абсо­лют­но голую – один Май­к­лов лек­ци­он­ный гал­стук на шее, с уже замет­но взду­тым живо­том, буд­то бы при­сталь­но раз­гля­ды­ва­ю­щую октябрь­скую тьму в окне. Да толь­ко она не раз­гля­ды­ва­ла тьму, такие дела.
А Май­кл спе­шил, не сооб­ра­зил пра­виль­но вывя­зать себе узел, гово­ри­ли потом. Да толь­ко какая разница.
Она сно­ва пожа­ла пле­ча­ми. Точ­но – ника­кой. Пусть в сле­ду­ю­щем меся­це под­за­ра­бо­та­ет Мария, Мария все рав­но долж­на ей сто бак­сов, как раз отдаст. Перед гла­за­ми воз­но­си­лись золо­ти­стые чай­ные поч­ки, нерож­ден­ные листья.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.