События

Про единение народа

Про единение народа

Автор:

04.11.2015
 546
 1

И так-то странный праздник 4 ноября в Самаре год от года становится все страннее – в одной куче полицейские с дубинками, бюджетные плюшки, десантники с флагами, непременный футбольный матч, очередь за шашлыком, внезапно палатка ГУФСИН, судебных приставов, армейских контрактников, МЧС и главной газеты губернатора «Волжской коммуны». Абсурдное действо начинается в 11 утра, после обеда обещают видеообращение космонавтов МКР и авиашоу, если с погодой повезет. Пока не везет – дождь, туман, по листьям скользит сформированная заранее колонна с флагами «Федерация профсоюзов Самарской области».

Новым общегородским местом народного единения становится набережная – Полевой спуск, близ новоустановленного памятника Засекину на коне, и главная сцена неотличима от второй программы советского телевидения – ну, когда по первой постоянно целовался Брежнев с другими членами правительства, а по второй – скакали в лезгинке грузины или давали гопака украинцы. Украинцев, правда, плясать не выпустили, зато чувашский ансамбль сменяет грузинский хор, а потом выпускают и немного девиц в кокошниках и сарафанах с русским народным.

В единстве наша сила! – напоминает плазменный экран ярко-красными горящими буквами.

Известный в Самаре ведущий массовых мероприятий объявляет исход футбольного матча между командой правительства области и домом дружбы народов: народы выиграли 4:2, нормы ГТО сдали 300 человек, причем 100 – чрезвычайно успешно. Для вас работают судебные приставы, говорит ведущий, и в их палатке можно узнать свою задолженность перед государством. Оказывается, двести человек уже это сделали, и теперь усталые, но довольные, объединяются у крупа коня князя Засекина. Пожилой мужчина говорит пожилой женщине: надеюсь, твоя сестра сегодня не придет? Две девушки целуют высокого юношу поочередно в щеки. Женщина ведет на двух поводках шпицев – одного побольше, другого поменьше.

Десантники приехали в микроавтобусе, выкрашенном в желтый. На сине-зеленом флаге – желтый парашют. Дают разобрать автомат, и собрать тоже. Можно еще сфотографироваться на фоне транспаранта «Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ». Один десантник говорит другому: вот был молодой, спал всего два часа в сутки, и был как огурец. А теперь, говорит десантник, я никогда не огурец.

Начинается дождь. Объединенный федеральной службой судебных приставов народ забивается в палатку «Волжской коммуны», украшенной правдивым в мире слоганом – «Главные новости из первых уст». Никто не смеется. Высокий старик хрипло сообщает, что собирается закурить. Выслушав доброжелательные советы соотечественников, не торопясь все же закуривает, попутно делясь соображениями относительно антитабачного закона: я, может, почему не сдох еще? потому что как подумаю о том, что через пять минут закурю, и помирать вроде неохота.

Задорная палатка «Пункт отбора на военную службу по контракту в Самарской области», на пороге один парень говорит другому: прямо вспоминаю, как расстался с Дашей, когда она мне прислала на 23 февраля открытку со словами «дорогой призывник».

Неподалеку гостеприимно раскинулась площадка ГУФСИН. На столиках под навесом цвета хаки покоятся товары, произведенные заключенными в местах отбывания наказания: кисель в целлофановых пакетах, хлеб формы кирпича. Тут же на полу – ручные пулеметы. Наверное, из таких со сторожевых вышек стреляют без предупреждения в заключенных, желающих внепланово покинуть места отбывания наказания: шаг вправо, шаг влево считаю побегом, прыжок на месте – провокацией. У пулеметов ползают дети. Объединяются.

В промежутках между песнями народов СНГ ведущий анонсирует космонавтов – включим, говорит, обращение наших уважаемых земляков,  О.Д.Кононенко и М.Б.Корниенко. Они хотят, говорит, поздравить всех-всех жителей Самарской области с днем народного единства.

У транспаранта «Единство! Россия! Путин!» супруги средних лет договариваются о плане мероприятий в супермаркете: селедки купим, ржаного хлеба купим, кабачков, постного масла… тебе бутылочку пива купим, – ласково говорит женщина. Не знаю, посмотрим, как с деньгами, – отзывается мужчина. Купим – купим, – дважды кивает женщина, любит.

Полицейские патрули, полицейские у металлоискателей и цепью вдоль забора, специально установленного поперек и вдоль набережной.

Чего городить-то? Чего городить? – возмущается женщина в черном пальто, таком длинном, что полы немного метут листья. – Новости какие-то!

Напрасно возмущаетесь, гражданка, – мирно объясняет довольно толстый полицейский, – когда визит губернатора, нельзя, чтобы без этого. Техника безопасности!

Рамка вокруг женщины пищит, и она, выплевывая ругательства, мечет на стол ключи, зажигалку, телефон, шариковые ручки и горсть монет. Рубль падает на тротуарную плитку, переворачиваясь «орлом».

Вот, радуется полный полицейский, – все как положено, державный знак, в день-то России.

Сегодня не день России, – холодно говорит женщина, которой удалось, наконец, проникнуть внутрь.

Толстый полицейский пожимает плечом и смотрит за Волгу  так там красиво, без единства и Путина, серебряный голый лес, синяя река, желтый песок, жемчужное небо.

12191832_1057190624315835_3751843726316454528_n

10177388_1057190227649208_6790704736181401240_n

12189583_1057190237649207_6524766932991239684_n

11207314_1057190230982541_6439671454158512306_n

12193501_1057190224315875_7734891609982137602_n

фото: Сергей Осьмачкин

Один комментарий на «“Про единение народа”»

  1. Я это:

    А тебе хочется, как раньше, вся набережная в забегаловках, народ бухает, заебись!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *