О Ясе

Мир может быть разрушен и пустой бутылкой. Из-под шампанского.

Ею в Казани, как теперь всем известно, изнасиловали человека в полиции, он умер, и вот уже взрывы негодования по всей стране, и выступления депутатов Государственной думы, и руководители партий все уже высказались.

То есть, то, что все время до этого, милиция в прошлом, и полиция в настоящем, давила в пьяном виде пешеходов, калечила в своих отделениях, убивала, насиловала и коверкала человеческие судьбы, тела и психику – это все было в порядке вещей.

Десять лет за все это полагалось (то есть, «за превышение»), а потом – ни дня не сидел и вышел по амнистии.

Но бутылка – и вот вам взрыв негодования.

Уже собираются подарить пустые бутылки начальникам в Казани с записочками внутри.

Бутылка – вот ведь предмет! Ей теперь можно поставить памятник на главной площади этого славного города. А еще неплохо было бы поставить ей памятник на всех площадях во всех городах России.

И на Красной площади я бы тоже его воздвиг. В аккурат напротив Кремля.

Пустая бутылка, как символ пробуждающейся России.

И Нургалиева уже хотят заслушать в Думе, так что самое время министру сесть в позу лотоса.

Нет, нет, нет, от не ждут прошения об отставке – Боже, упаси. Так что – в позу лотоса.

Да, о бутылке той теперь будут слагать песни, ей будут посвящать оды.

Нет суда, будет самосуд – наверное, об этом напомнят министру.

Вот ведь, сколько забор не крась, он не превратиться в чудесную, ажурную ограду – это я о переименовании милиции в полицию.

«Место полицая на березе», – партизанское выражение, понимаю.

Понимают ли это в Государственной Думе? Видимо, да, иначе – откуда у них такая прыть и горячность? О своем пекутся, о шейном.

Ведь, никто, кроме меня, не предполагал, что народ выйдет на улицы. А я об этом и говорил, и писал года два назад, но надо мной все смеялись.

А зря. Зря не доверяют писателям и прочим ведунам и ведуньям.

Ну, а теперь, господа, я вам предрекаю очень большие неприятности, и если у кого-то, при встрече на улице с полицией, и возникает желание хватить ее тут же палкой по голове – сразу и без предупреждения – значит, не только у этого «кого-то» возникают такое желание. А еще я слышал: «Расстрелять всенародно у дверей отделения!»

Видите, каково? И совсем уж заодно, хотел бы напомнить всем, не только татарам, закон Чингисхана. Его Яса – «Их засаг хууль» (Великий закон власти) – начиналась словами: «Закон говорит». В нем и об убийстве сограждан было очень доходчиво все записано.

И соблюдалось все. Иначе – смерть и никакой тебе переаттестации.

О Ясе”: 1 комментарий

  1. И хорошо было бы — завалить одного-другого, прямо у дверей отделения, публично, глядишь другие призадумались бы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *