How much is the fish или почем рыбка?

Это могло присниться только в страшном сне: я просыпаюсь на рассвете, загружаю вещи в машину и еду… на рыбалку! С такими мыслями я собирал семейство в 5 утра субботы на Мастрюки, где на месте «Груши» начинался Всероссийский фестиваль «Народная рыбалка».

Рыбалку я не люблю. Совершенно. Ну, прямо как футбол. Не понимаю смысла этого занятия. Да и рыбу речную почти не ем — только некоторые виды. Щуку, например. Запеченную в духовке. Или карпа — обязательно жареного в масле на сковороде. Ну и, конечно, семгу — вкуснейшая рыба. Жена недавно сварила уху (которую я на дух даже не переношу) из семги. Оказалось неожиданно вкусно. В общем, иногда покушать рыбку я готов. Но ловить — никогда.

Шлагбаум поднят, вход открыт

Ехали мы по двум причинам: во-первых, сделать репортаж с уникального фестиваля, а во-вторых — выступить на сцене. Репортаж делать должен был я, а выступать — мои жена и сын.

Впервые за много лет на въезде на Мастрюковскую поляну никого не было (если не считать старую «Волгу» возле синего вагончика еще в поселке). Поэтому фраза «мы — музыканты», должная стать паролем для въезда, так и осталась не произнесенной.

На самой поляне рядом с турбазой организовали парковку… на траве! С болью в сердце я поставил там машину (на посыпанной щебнем дороге оставлять не разрешила охрана), надеясь, что трава успеет очнутся после того, как все помявшие ее «тачки» уедут. Лагерь решили разбить справа от сцены — там уже много лет врыты в землю стол и лавки. А тут еще и друзья приехали — отмечать свои дни рождения большой шумной компанией.

На месте узнали, что старт ловли начнется не в 8 утра, как нам сказали, а в половине одиннадцатого. «Как же так?» — спросил я первого попавшегося рыбака. — «Клев же вроде утром лучше?». Тот улыбнулся во всю круглую физиономию: «Так на то и соревнования, чтобы ловить, когда клев плохой». Логики в этом я не увидел, но решил поверить на слово опытному человеку.

Участники (их было почти тысяча) регистрировались, судьи напоминали им правила, разграничивали участки (тут — дети, там — инвалиды, на втором «озере» — мужчины от 18 до 60 лет). Ловить рыбку приезжали целыми семьями — и папы заботливо подвязывали своим сыновьям порядковые номера участников или учили правильно держать удочку впервые в жизни.

Грант от дилера

Вернее, гранта — ведь именно Lada Granta стала главным призом победителю фестиваля. Белая машина, почему-то напомнившая мне «копейку», стояла рядом с табличкой «главный приз» и все фотографировались возле нее. Даже Рыбохрана — от рядового инспектора до начальника. Один из организаторов фестиваля — член правления межрегиональной общественной организации «Рыбалка без границ» Андрей Денисов — рассказал, как появился приз. «Мы пришли на «АвтоВАЗ» и попросили подарить машину победителю фестиваля. А они отказались! Сколько мы ни уговаривали — ни в какую! Не нужно это заводу оказалось. Тогда мы обратились к дилерам, один из которых и предоставил приз» — сказал Денисов. «Странно» — сказал я, — «Как можно упускать такой шанс пропиариться и продвинуть новую модель?». «Вот и я о том же!» — воскликнул Денисов.

Побороться за приз всерьез приехали мужчины и… дети! Пожалуй, это и понятно — никто другой так сильно не любит забавные игрушки. Один из участников, 10-летний Коля Лазутенков, даже заявлял, что выиграет. И он действительно выиграл — правда, не машину, но зато рыбы наловил много: 1 кг 700 г. Лучшая среди женщин обошла его всего на 50 граммов. А ловил Коля буквально на «раз-два-три-четыре-пять»: посчитал и вытащил уточку. Посчитал — и вытащил. Каждый раз на крючке болталась рыбка — большая или маленькая. Ради интереса Коля посчитал количество — 126 штук! Помогал ему ловить (только советами!) папа, Николай Лазутенков — зам главного судьи соревнований.

Но особенно трогательно выглядели с удочками в руках сотрудники Рыбохраны, помогавшие своим детям правильно забрасывать леску. А некоторые, встав где-то среди инвалидов, ловили, подобно мальчику Коле, на «раз-два-три-четыре-пять»…

За Родину, за Ста…!

Тьфу ты. Не так же все было. Было — «За рыбалку! За Путина!». Именно эти слова прокричал в конце своего выступления руководитель департамента охоты и рыболовства Самарской области Вячеслав Лебедев. А во время выступления он чуть ли не оду спел новому-старому президенту России: и рыбалку он любит, и поддержку всецелую обещал, и обещания все выполнил («Первый этап прошел на Можайке — так обещал Путин, так и случилось!»).

Другие официальные лица были сдержаннее: о Путине говорили, но челом не били. Глава Росрыболовства Андрей Крайний пожелал участникам «ни хвоста, ни чешуи», главный судья Борис Куропов (судья всероссийской категории 1 класса) объяснил правила, министр сельского хозяйства Виктор Альтергот похвалил область перед иногородними участниками и рыбаки начали подготовку к соревнованиям. По сути — расставляли стульчики, ведерки, коробочки с опарышем или еще какими-то червяками, болтали друг с другом, где осуществляется продажа хороших крючков…

Старт объявили ракетой. Рыбаки сидели вдоль протоки, советуя друг другу, бросая прикорм и бесцеремонно забрасывая удочку на территорию соседа. Но не ругались.

Лица с ограниченными способностями

Так главный судья величал инвалидов — видимо, официальная фраза-заменитель обидного слова из его головы улетучилась. Ограничение способностей не помешало одной из участниц этой группы — Любови Якуниной из Сызрани — наловить 4 кг 600 граммов рыбы. Для сравнения: лидер среди мужчин поймал почти в 2 раза меньше — всего 2 кг 800 г. До последнего она не верила в то, что получит приз, а когда ведущий прокричал в микрофон ее имя… Что тут началось! К стоящей на костылях невысокой загорелой женщине побежали репортеры, видеооператоры, фотографы, другие рыбаки. Все орали «Ура!», норовили подхватить рыбачку и качать, качать, качать! Но сдерживались, видя ее слезы. Многие сами плакали. А Андрей Денисов с гордостью вручил Якуниной ключи от машины — ведь судьба исполнила его желание. «Я хочу, чтобы приз достался кому-нибудь из инвалидов» — говорил мне Денисов, когда мы обсуждали жадность «дважды автомобильного завода». — «Представляете, как это будет хорошо? Им же просто так машины не дарят…». И вот он вручил Якуниной ключи, помог ей сесть на водительское сиденье, а потом отошел в сторону и закурил.

«Молодец, Андрюха!» — хлопнул его по плечу какой-то мужик. Его окружили друзья, что-то говорили, а он старательно сдерживал слезы. «Ну вот, вас там услышали» — показываю на небо, подходя к Денисову. «ДА!» — радостно крикнул тот.

А Любовь Якунина, как выяснилось, ловила сразу на два крючка — это правила не запрещают. И каждый раз доставала по две рыбешки. А секрет — в прикорме: рыбачка клала в сеточку хлеб, бросала его в воду и рыбка кружилась вокруг него, пытаясь съесть. Туда она и забрасывала удочку.

Отпусти меня, старче!

Крупную рыбу — с ладонь — оставили коптить, мелочь (если выжила в процессе взвешивания) отпустили. Первыми сделали это дети сотрудников Рыбохраны, поддавшись на уговоры отцов: «Ну отпусти его, Леш, пусть плывет к своим» — говорил большой пузатый дядька своему шестилетнему сыну. И Лешка выпустил первого в своей жизни пойманного окунька весом в 80 граммов обратно в воду. Отец просто сиял гордостью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *