Зачем нам Нансен?

Мне вот тут подсказывают, что на самом деле «Культурная Самара» занимается не установкой памятников, а увековечиванием памяти скульптурными группами, но я все равно хочу объяснить, почему «Новая в Поволжье» хочет установить в Самаре памятник европейцу.

Памятник европейцу

А точнее одному из них – Фритьофу Нансену, который известен во всем мире как путешественник и великий гуманист, а в Поволжье он памятен спасением тысяч жизней в голод 1921-22 годов. Увековечить память Нансена стоит хотя бы потому, что у нас очень мало памятников людям, которые не губили, а спасали жизни. И еще потому, что Фритьоф Нансен был удивительным человеком, собравшим в себе все выдающиеся качества европейца.

И не все положительные, кстати. Но мы все же обратим внимание на достоинства. Его биография великолепна. Фритьоф Нансен был истинным пионером того образа жизни и устремлений, которые сейчас, столетье и более спустя, стали нормой. Блестящий спортсмен, чемпион мира по конькам и лыжам, он заслужил упрек от Ибсена, что, мол, вместо Норвегии библиотек навязывается Норвегия спорта. Но при этом сам Нансен был очень неплохим писателем. Чуть меньше Ибсена и Гамсуна – его второго классического завистника. А еще Нансен был пламенным борцом за независимость Норвегии, искусным дипломатом, немало способствовавшим признанию молодого северного королевства. Был беззаветным храбрецом, который прошел сотни миль пешком и на собаках по льду Арктики и совсем чуть-чуть не дошел до Северного полюса. Он использовал всю свою мировую славу и авторитет, чтобы выпустить нансеновский паспорт – документ, который позволил миллионам людей вернуться на Родину. Просто представьте себе такого мужчину, который, будучи великим и знаменитым и уже немолодым, в 1921 году ездит по миру и уговаривает помочь Советской России, точнее, людям, умирающим от голода в Поволжье. Его тут же называют «большевиком». А это было похуже, чем нынче – «террористом». Но Нансен не боится. Он сам отправляется в Самару, чтобы убедиться, что хлеб доходит до голодающих. А еще он был красавец, умница и бабник. Единственный человек, получивший Нобелевскую премию мира. Сначала как физлицо – Фритьоф Нансен, а потом как юрлицо – фонд Нансена.

А зачем нам памятник европейцу? Пусть даже и такому образцово-показательному. Наверное, затем, что мы все-таки пытаемся идти европейским путем развития. Живем в европейских городах, пользуем европейскую культуру, декларируем приверженность европейским ценностям. К сожалению патриотов, нет такой части света – Россия. Географическая раздираемость нашей страны – это вечная проблема, наша судьба и сила.

И почему-то кажется, что именно сегодня будет очень уместно показать, что мы предпочитаем добровольную помощь и милосердие, а не то, что нам выдают за заботу государства.

Зов Руси

Фритьоф Нансен, кроме всего прочего, любил Россию. И это было не просто внезапное чувство. Еще основатель рода – датский купец XVII века Нансен ходил на Русский север, знал язык настолько хорошо, что был переводчиком с русского при королевском дворе. Нансен дружил с русскими, пытался делать в России бизнес еще до революции, и, когда случилась беда, он пришел на помощь. Хотя момент для этого был самый странный.

Предостережение

Увековечить память Нансена нужно еще и потому, что голод 1921-22 годов должен быть для нас не только страшной страницей летописи Поволжья, не просто еще одним историческим уроком, но и вполне конкретным предупреждением. Четырех лет гражданской смуты хватило, чтобы в благодатном Поволжье появились каннибалы, а в городе, который еще недавно назывался «русским Чикаго» и был одной из хлебных столиц России, хлеб делали из лебеды. И Нансену пришлось уговаривать весь мир в лице всемогущей Лиги Наций, что нужно помочь умирающим детям, а не большевикам. В Поволжье умерли миллионы человек. В Самарской губернии голод унес жизнь каждого пятого жителя. Это предупреждение. И можно отмахнуться. Но что бы ответили сто лет назад, в 1912 году, какие-нибудь самарские купцы-мильонщики, если бы им сказали: через десять лет от голода в Самаре появятся людоеды. Правильно, отмахнулись бы. Хоть и помнили еще купцы голод 1891 года, на котором многие сколотили состояния. А может, не надо отмахиваться? Пока еще не приехал Нансен нас спасать.

У нашей страны очень страшная история. Славная, но страшная. И хорошо бы это изменить, хотя бы ради детей. Снизить уровень жертв, необходимых для очередного витка истории. Соглашусь, что это расходится с нашей кровавой традицией и выглядит немного не по-русски. Поэтому и предлагаем увековечить память гражданина Норвежского королевства, дважды нобелевского лауреата, храбреца и красавца, гуманиста Фритьофа Нансена.

Предложение

К сожалению, память Фритьофа Нансена никак не увековечена ни в Самаре, ни в губернии. Предлагаем к установке скульптурную группу (памятный знак), посвященную борьбе с голодом в Поволжье и Фритьофу Нансену.

В качестве площадки для размещения скульптурной композиции предлагаем использовать свободную площадь справа от нового здания железнодорожного вокзала. Эта площадка перед снесенным зданием старого вокзала, уничтоженного при губернаторе Титове без необходимости и смысла, до сих пор никак не используется и не включена в общественное пространство Самары.

Выбор места обусловлен тем, что железнодорожный вокзал был основной площадкой раздачи хлеба, эвакуации жителей в другие регионы и помощи голодающим. Для установки памятного знака (скульптурной композиции) предлагается провести открытый международный конкурс.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *