Возможности искусства

Португальский скульптор Жоана Вашконселуш из сотни пустых кастрюль создала пару туфель на высоченном каблуке. Эта скульптурная композиция весьма оживила Версальский дворец, пишут французские СМИ. «Я стремилась подчеркнуть двойную роль, которую исполняет современная женщина. Она одновременно является домашней хозяйкой, заботящейся о семье и детях, и ценным работником, занимающим важное место в обществе», — говорит собственно автор, современная художница необыкновенной фантазии и таланта. Среди ее работ известна люстра, сделанная из женских гигиенических тампонов. Люстра называется «Невеста», и наряду с туфлями из кастрюль производит впечатление борьбы за права женщин или чего-то такого. Современное искусство как зеркало португальского феминизма?

В Самару Жоана Вашконселуш не приезжает, поэтому местным СМИ в июле и написать-то не о чем. Случаются, конечно, культурные события, не без этого. Расскажу о двух: 1) открытие магазина строительных смесей на рынке близ Кубатуры, и 2) круглый стол для управленцев на тему «Возможности искусства в повышении эффективности персонала и бизнеса». Круглый стол имел место быть по адресу: конференц-зал культурно — выставочного центра «Радуга», улица Мичурина, 23.

За круглым столом для управленцев обещала выступить Наталья Евгеньевна Пурнис (кандидат психологических наук и ведущий российских специалист по арт-терапии) и рассказать о возможностях искусства в повышении эффективности. Об этом сообщалось в пресс-релизах, аккуратно приаттаченных к письмам. Магазин строительных смесей пресс-релизы презирал и более того – не имел электронного адреса для их прогрессивной рассылки. Точнее, хозяин магазин не имел, и магазину запретил. Хозяин так и сказал:

— Не доверяю я этому интернету. Взять человека за руку и привести – вот нашу задача!

Субботним июльским утром хозяин магазина строительных смесей и подведомственный ему кассир вышли на большую дорогу, охотиться за покупателями. Кассир спустила лямки сарафана с пышных плеч. На ее чистом лбу проступил трудовой пот. Большая дорога проходила вдоль по Красноармейской. Измотанные жарой люди лениво передвигали ноги в направлении условной тени. Проносились автомобили с плотно заколоченными окнами, напоминающими о существовании кондиционированной прохлады. Хозяин магазина хищно огляделся и сказал:

— По поводу получения прав. Опять ведь какая эпопея приключилась!

Одновременно он поймал за рукав гавайской рубашки молодого мужчину и предложил ему ознакомиться с ассортиментом нового магазина. Мужчина решительно отказался. Хозяин магазин обратил его внимание на бронзовую инсталляцию в рыночной стене: массивные отпечатки рук. К ним следовало приложить свои ладони и загадать ремонт. Организаторы инсталляции сулили срочное исполнение этого желания. Мужчина в гавайской рубашке ускорил шаг, испуганно загородившись от инсталляции пляжным полотенцем. Судя по всему, он не уважал актуального искусства.

— Решил я научиться вождению автомобиля, — продолжал хозяин, полируя бумажной салфеткой отпечаток правой руки, — а то перед детьми стыдно. Дело шло к экзаменам, следовало получить справку, что я не псих и не алкоголик. Такие справки в психиатрическом диспансере дают.

Кассир зацепила женщину в платье с ассиметричным подолом. Кассиру пришлось слукавить и сказать, что в новом магазине проводится розыгрыш подарков. Главный приз – мешок ветонита. Хозяин незаметно дал кассиру пинка. Женщина отказалась от ветонита и спряталась за темные очки.

— Так я что говорю, — сказал хозяин, — не умеют у нас объяснить рабочему человеку. Приехал сначала в центральный психиатрический диспансер. Потолкался среди осознавших алкоголиков, был перенаправлен — в районный. По месту прописки, сказали в регистратуре.

— Зачем вы мне это рассказываете, — вяло спросила кассир.

— В финале будет суровая мораль! – ответил хозяин.

И кинулся к группе молодых людей, очень мало похожих на целевую аудиторию магазина строительных смесей. Молодые люди рассмеялись хозяину в лицо и одним сильным прыжком перемахнули в реку.

— Отыскал чертов диспансер среди расплавленного асфальта, — поэтично произнес хозяин. — Рядом с нужным кабинетом сидят три девушки, очень толстые, и одна старушка — худая. В руках у девушек пяльцы. В руках у старушки — открытый журнал. Она громко командует: вперед иголку, вперед иголку, вперед иголку, настил. Назад иголку, назад иголку, подкладной шов… И так далее. Девушки выполняют. Мелькают разноцветные нити. Вперед иголку, назад иголку, настил…

Кассир слезливо обратилась к пожилой женщине с просьбой пройти в магазин. Добрая женщина согласилась. Кассир со счастьем сопроводила ее до штабелей сухих смесей, а сама принялась обниматься с вентилятором и пить воду. Пожилая женщина с некоторым недоумением рассматривала интерьер, включающий репродукции картин Рериха: горы, горы, какие-то пологие холмы.

В культурно — выставочном центре «Радуга» очень уважают творчество Николая Рериха. Во время проведения круглого стола на тему возможностей искусства Наталья Евгеньевна Пурис пыталась произнести речь, ни разу не упомянув о нем. Но не тут-то было!

Наталья Евгеньевна рассказывала преимущественно о том, как в ходе многочисленных экспериментов удалось выяснить, что декорирование рабочих мест репродукциями с картин Рембрандта позитивно влияет на производительность труда кого угодно – хоть металлурга, хоть доярки. Хоть бухгалтера, хоть полировщика автомобилей. Ее очень поддержал Стрюцкий Федор Вячеславович — автор проекта «Формирование корпоративной культуры». Данный проект, по словам Федора Вячеславовича, позволяет повысить мотивацию персонала с минимальными затратами. И не вот где-то там, а в различных сферах реального сектора экономики и организациях государственной сферы.

Здесь не выдержала одна из работниц выставочного центра. Она долго крепилась, обмениваясь возмущенными взглядами с товарками. И вот, наконец, сказала, точнее, выкрикнула: «Рерих! Рерих повышает производительность труда!»

Но Наталья Евгеньевна позволила себе не согласиться. Она так и сказала: «Позвольте мне не согласиться! Иной раз Рерих, действительно, уместен. Но вот взять, к примеру, МЧС! Вы что, им в офис Рериха повесите?» В голосе арт-терапевта звучало некоторое отвращение.

«Конечно!» — не сдавалась работница галереи. «Нет! – отрезала Наталья Евгеньевна, а Федор Вячеславович люто ее поддержал, — в МЧС нужен патриотизм! В МЧС нужен – Айвазовский!»

Работница галереи не согласилась. И они еще некоторое время препирались с кандидатом психологических наук. «Рерих!» — «Айвазовский!» — «Рерих!»- «Айвазовский!» Федор Вячеславович дублировал Айвазовского басом. Присутствующие на круглом столе управленцы сплетничали втихаря, и шептали друг другу на ухо, мол, сидим здесь, как подопытные кролики, а на нас всякие стратегии разрабатывают. Ситуацию отлично разрядило объявление о кофейной паузе. Именно за чашечкой кофе и рогаликом хорошо отвлечься от мрачных мыслей. «Это и называется у человечества – арт-терапия», — резюмировали довольные управленцы.

«Рерих!» — «Айвазовский!» — продолжался ученый спор.

Хозяин магазина строительных смесей вот выбрал Рериха. В день открытия магазина Рерих ему, правда, не очень помог. Ближе к вечеру, не дождавшись ни покупательского спроса, ни прохлады, хозяин с кассиром стояли напротив чугунной ограды Струковского сада. Устало откусывали от эскимо «Зайчик».

— Так вот, — слабо шевельнул рукой хозяин, — закончу. В психдиспансере-то. Старушка, которая руководила толстыми вышивальщицами, вдруг обращается ко мне. Я вот иногда думаю, говорит, что мы все для врачей — лягушки для препарирования, мушки дрозофилы или белые мыши в лучшем случае. Биологический материал! Сказала как отрезала! И снова продолжает: вперед иголку, назад иголку.

Кассир напряженно вслушивалась.

— И я что-то так перенервничал, — признался хозяин. — До нужного кабинета так и не дошел, справку не получил, равно как и водительское удостоверение. И вот думаю. Совместное вышивание у них, у психических. Это что же? Вариант лечения?

— Арт-терапия, — кивнула кассир. – Неприятная вещь.

— Ужас, — согласился хозяин. – Завтра снимем Рериха.

И они сняли. Сочли возможности искусства в плане повышения эффективности бизнеса довольно ограниченными. Пусть даже Жоана Вашконселуш с ними решительно не согласится. Одним из самых масштабных ее проектов стало производство гигантской юбки для моста в городе Порту. Этой работе художница дала имя «Варина», так зовут торговок рыбой на рынках и улицах. Традиционно их одежда состоит из пышных юбок в семь слоев. Как писали в школьных сочинениях: своим произведением автор хотел нам сказать, что.

Возможности искусства”: 2 комментария

  1. Мне эта юбка показалась подозрительно похожей на трусы. Большие такие, уютные. И насчет Рериха не верю, Рерих от всего должен помогать, даже от еврокризиса. Но кто вас там в Самаре, знает, может, у вас и наоборот.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.