Русские в городе — 2

Продолжая рассказ о том, как живется русским в Киеве, я выбрала еще три истории, хорошие и разные.

Нике 29 лет, она приехала из Санкт-Петербурга в августе 2013-го года. По специальности логист, но сейчас работает контент-менеджером.

Ника: Как раз на днях я вспоминала, как отмечали в прошлом году день рождения друга в Зеленом театре (в Киеве — О.Г.). Люди веселятся, свечки внутри стены горят, среди парка шелковые светильники, музыка играет… А у меня самолет через три часа и пора грузиться в такси. Как-то попрощалась, скомкала диалоги. Уже в девять, через несколько часов, начинался новый рабочий день в Питере. И задержаться не было никакой возможности. Я и так полтора года каждый месяц брала по два дня от отпуска, чтобы с выходными получилось четыре. А если водителя с работы убедить довезти еще в пятницу до Пулково, то почти пять дней в Киеве. Каждый месяц. Тогда, в такси до Борисполя, я поняла, что надо решаться. Кардинально.

А первой ласточкой, намекнувшей мне на переезд, было событие почти мистическое. Тот же друг, с которым мы тогда были знакомы по интернету, прочитав о моих трудностях, пригласил на майские в Киев в гости. Я приехала. Привезла корюшки. А потом мы сидели на лавочке в Ботаническом саду, смотрели на грозу, на то, как молнии отражаются в окнах новостроек. И я сказала, что хотела бы тут жить. Кажется, Город меня услышал. На то, чтобы преодолеть инерцию и те трудности, которые жить не давали, ушел еще год. Но при поддержке близких все удалось решить.

Два первых и самых сильных впечатления были связаны, как ни странно, с едой. Первое — она тут настоящая. Помидоры не пластиковые, а помидорные, и стоят в три раза дешевле. То же — творог, соки. Кучу всего покупают на рынке. Еще тут есть продукты, которых нет в России, я их обычно из Финляндии привозила: греческие, литовские, итальянские. А вот рыбы, наоборот, нет. А второе откровение — не пластиковые продукты портятся.

Работу по специальности так и не нашла — не в курсе местной специфики. Чтобы быть в курсе, надо идти на начальные позиции заново, на них не берут — over qualified. Зато обнаружила, что за то, что я пишу, мне платят. Почему бы и нет?

К ряду нюансов до сих пор не адаптировалась. Не умею ходить на рынок. Не понимаю, как работает ряд "серых" структур — например, те же агенты по недвижимости или устройство на работу по знакомству. Вот зато с общением все великолепно. Друзья скучать не дают — постоянно вытаскивают на мероприятия, что-то показывают, кому-то представляют, кошку подарили. Я у них, похоже, самая модная игрушка сезона. Зато если я что-то устраиваю, собираются с интересом, удовольствием и привычным киевским опозданием на три часа. Еще из недоосвоенных нюансов быта — как можно что-то заказывать, например, на обойном рынке? Есть строительные гипермаркеты, у них есть сайты, гарантия производителя еще… Как можно куда-то на рынок ехать за смесителем, руководствуясь принципом "либо встречу, либо не встречу"; причем встретить, как я поняла, можно любое сокровище: мужа, бусики, ананасы по 6 гривен, черта в ступе. А нужный смеситель — как повезет.

В России у меня и мама, и папа. Причем папа — бывший офицер, что в контексте ситуации усугубляет. Поначалу все было прилично. Родня иронично-заинтересованно наблюдала за очередной моей авантюрой, особо не критиковала и ждала результатов. Потом начался Майдан. И вот тут всем резко перестало быть забавно. Я бегала с бутербродиками и беспокоилась за тех близких, кто тянул там интернет или работал медиком, фотографом, а мои родные, начитавшись советских газет, кричали: "Это фашисты, уезжай оттуда!" Я что-то объясняла, они что-то даже слушали. К февралю это прошло. После безуспешного и выматывающего диалога я обозвала папу "человеком, воспитанным стаей телевизоров" и запретила говорить со мной о политике. В марте была в Питере. Телевизор включала, там такое, что я родню не осуждаю. Это надо быть очень умным и сильным, чтобы не реагировать, я бы не справилась.

Вообще, мне удивительно спокойно здесь. Мало очень пьяных и агрессивных, мало гопников. Правда, когда ребята с битами машины досматривали, пугалась. Но они же не со зла? В остальном — когда вокруг много вкусного, интересного и красивого недорого, мне вполне комфортно. Особенно радуют дешевые такси. В Питере ценник такси из аэропорта до дому сравним со стоимостью поездки в Финляндию туда, обратно и по магазинам.

Пока у меня в планах прожить здесь лет пять-шесть. Потом, возможно, через вот это ощущение новизны захочется пройти заново. Может быть, дальше будут Литва, Израиль или Прованс. А может быть, останусь здесь, заведу огород, научусь катать банки… Важно все делать по любви и отпускать любовь, если она закончилась.

Ольга, 39 лет. Родилась в Мурманске, учиться уехала в Москву. В июне прошлого года перебралась в Киев. Работает косметологом в частной клинике.

Ольга: Я переехала по очень простым соображениям — в Киеве мягче климат, больше фруктов и дышится легче. Я, хоть и северная, русскую погоду переношу плохо. А здесь, конечно, тоже морозы зимой, зато лето дольше и теплее. Так что это была давняя моя мечта.

По работе я большей частью общаюсь с женщинами. Украинки, по-моему, все немного колдуньи, но не злые. Вообще люди тут спокойнее и мягче, очень семейные, уютные какие-то. Помню, как меня поразило сначала, что телефонный разговор с близкими, особенно с детьми, женщины очень часто заканчивают словами "люблю тебя", даже если увидятся с семьей через пару часов. И еще интересно, как мужчины здесь любят возиться с детьми — на улицах папы с колясками, на детских площадках их, как минимум, половина.

За себя мне было страшно в Киеве один раз. В первых числах марта, когда началось это… Я даже не знаю, как правильно назвать. Это не гражданская война точно, а какая-то муть. Война. И вот, как раз была моя смена, я ехала на работу и очень боялась. Естественно, все коллеги знали, что я из России. И я думала, что меня в лучшем случае молча уволят, а в худшем — еще наслушаюсь пожеланий в адрес своей страны и свой. Наверное, нельзя сказать, что я была морально готова, но понимала, за что и почему сейчас огребу. Но мне никто не сказал ни одного плохого слова, даже как-то сочувствовали. Из-за этого я два раза ходила в нашу "чайную" плакать.

Я не знаю, что здесь будет дальше, и никто не знает, наверное. Уезжать я не планирую, мне хочется жить здесь. И я каждый день молюсь, чтобы наступил мир в стране, и все как-то наладилось. У меня в России много родственников, с большинством из них сейчас не общаемся. С мамой мы несколько раз друг на друга кричали по телефону, потом недели две не разговаривали, а потом решили, что о политике больше не будем спорить никогда. Каждая осталась при своем мнении, но маму не поменяешь, и я у нее тоже одна. Хотя мне жаль, что так вышло, потому что я собиралась забрать ее сюда, а теперь она ни в какую не соглашается. Говорит, что ей оттуда виднее, как здесь страшно жить. Что с этим делать — не знаю.

Кирилл пока живет в Санкт-Петербурге, но строит планы на переезд в Киев. Ему 34 года. Научный сотрудник Зоологического института РАН, кандидат биологических наук. Занимается паразитологией — изучением роли паразитов в морских экосистемах.

Кирилл: В Киеве бываю два-три раза в год, но хотелось бы чаще. Мне очень нравится Киев, я считаю его одним из самых красивых городов, где мне приходилось бывать. Здесь живет много моих друзей, и каждый раз, когда я приезжаю, всегда находятся новые люди, с которыми интересно общаться. Да и сама атмосфера украинского общества мне близка, особенно сейчас.

Границу пересечь достаточно просто; когда приезжал в последний раз, в мае, было небольшое, очень корректное собеседование — абсолютно логичное в свете последних событий. В остальном никаких проблем не было.

Что касается самого города, он стал гораздо чище, чем раньше. Понравилось проявление национального самосознания народа, желание сделать свою страну нормальным европейским государством. Гуляя по Киеву, чувствуешь себя спокойно и расслабленно. И еще одно новое впечатление — цветущие каштаны после питерских +6. Раньше я бывал здесь только осенью и зимой.

Мысли о переезде в Киев посещают меня давно. Сейчас, глядя на ситуацию в России, стал задумываться всерьез. Поскольку я холост, особых трудностей не будет; а родители хоть и в возрасте, но Киев не так далеко. Пока с родственниками эту тему особо не обсуждал.

Украинский язык в целом понимаю, проблем нет. Знание украинских слов здорово помогало в Чехии. Сам пока по-украински не говорю, но это дело наживное. В Киеве каких-либо затруднений при общении по-русски я не испытывал.

Немного сложнее с работой. В принципе, научное сообщество достаточно глобально, и мне доводилось принимать участие в международных проектах. Другой вопрос, что полевые наблюдения часто завязаны на определенный регион, но, по большому счету, место проживания не столь критично, так как наблюдения все равно связаны с выездом в экспедицию. Наука в Украине находится не в лучшем состоянии (главная проблема – финансирование). В то же время, в России так называемая реформа РАН приводит к тому, что и у нас все будет не лучше, а то и хуже. Собственно, незаконченные проекты и пока неясные перспективы с трудоустройством в Украине меня пока и держат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *