Танцы в стиле ретро

Летним вечером в парк на Металлурге деловито спешат нарядно одетые дамы элегантного возраста и тщательно выбритые немолодые мужчины. И вроде бы ничего не обычного – ну, вышли пенсионеры на прогулку. Но сегодня в парке будут танцы. Те самые, которые под музыку ретро.

Танцплощадка, которая в зимние времена превращается в каток, не сказать, чтобы заполнена народом, но и не пустеет. Тех, кто ожидает услышать здесь мелодии типа: «В городском саду играет духовой оркестр» ждет разочарование. Отплясывают в этом месте все больше под хиты шестидесятых-семидесятых годов. Иногда с вкраплением мелодий, звучавших восьмидесятые. Впрочем, ругать за такие стилистические погрешности одинокого ди-джея не стоит. Для него, судя по возрасту, любое из этих десятилетий — далекое прошлое. А танцующие претензий по поводу музыки не высказывают вовсе. Главное, чтобы она вообще была.

Первыми на танцплощадку выходят дамы. Кавалеры, в наглаженных рубашках и брюках, сиротливо жмутся по скамейкам и делают вид, что сюда попали совершенно случайно. Просто шли мимо, а тут музыка. Грех не зайти. Дам, впрочем, это мало смущает, и они танцуют от души. Гуляющая за периметром площадки молодежь заглядывает сквозь решетку и не скрывает эмоций: «Вот дают!». Некоторое смятение в ряды вносит разве что медленная мелодия. Лишь одна пара рискует выйти на середину площадки. На них смотрят с умилением, пожилые мужчина и женщина исполняют танец поздней и нежной любви. Кавалер гладит даму по руке, она счастливо улыбается и смотрит ему в глаза.

Остальные присаживаются на скамеечку и изо всех сил углубляются в беседу. «Ах, погода такая, что на даче ничего не растет», — вздыхает одна из дам. «Ой, что Вы, а у нас клубника уродилась. Я детям на варенье привезла, а они мне с упреком, мол, мама, ну кто сейчас варенье варит», — откликается соседка. Все старательно увлечены разговором и совершенно не замечают первого поднявшегося со скамейки кавалера. Чем ближе он дамам, тем больший интерес у них вызывают особенности созревания клубники в суровом самарском климате. Другое дело, что краешком глаза каждая успевает посмотреть: дойдет ли, не передумал? И через несколько секунд счастливая избранница отправляется на середину площадки — кружиться в медленном танце. Разговор о клубнике затихает сам собой.

«А я, между прочим, на танцевальной площадке с мужем познакомилась. Хороший был мужчина, но только умер рано», — рассказывает мне одна из тех, кого не выбрали. Ее зовут Александра Сергеевна («Как Пушкин, только девочка» — рекомендуется собеседница). На почти тезке великого поэта светлые брючки и рубашка с вышивкой. О таком наряде говорят: скромненько, но со вкусом.

«А после танцев нас, бывало, на собрании прорабатывали. За короткие платья и прически. Ругали, конечно, те, кто такие платья носить себе позволить не мог. И все время напирали на то, что мы являемся поклонницами враждебной нам западной идеологии. А мне было плевать на всю идеологию. Я просто была молода и хотела танцевать», — говорит Александра Сергеевна.

Я слушаю ее и только в этот момент осознаю, что тем отчаянным модницам, которые когда-то отважно щеголяли в коротеньких платьицах и добавляли объем прическам, маскируя в волосах чулки и консервные банки, сейчас уже за семьдесят. Время летит так быстро! И вот уже сами они, сидя на скамейке, нет-нет, да пройдутся по молодежи, которая «совсем стыд потеряла».

«А я знаете, наверное, за молодость свою пытаюсь натанцеваться. Я рано вышла замуж, потом дети пошли, работа ответственная, я всю жизнь врачом трудилась. Не до танцев было. А теперь, дети выросли, у них своя жизнь. А я вот пристрастилась», — рассказывает мне уже другая посетительница площадки, Ольга Борисовна. Немного помолчав, продолжает: «Только не подумайте, что я сюда знакомиться хожу. Это не мое. Хотя, знаете, у меня подруга, в другом парке встретила свою первую любовь. У них в молодости такие страсти бушевали. А потом они разбежались. Она замуж вышла, он женился. И вдруг, смешно сказать, встретились на танцах. Он разведен, она вдова. И знаете, у них все снова вспыхнула. Теперь вместе живут, он ее под ручку все время водит». И женщина, всю жизнь проработавшая врачом, о чем-то задумывается. Возможно, вспоминает о том, что и у нее была первая любовь, которая может случайно услышать музыку и зайти на танцплощадку. Сюда, на Металлург.

Меж тем, неожиданно начинается дождь, мужчины тянутся к выходу, а из дамских сумочек извлекаются зонтики и дождевики. И танцовщицы просят молоденького ди-джея не останавливать музыку, потому, что «дождь вот-вот пройдет, и вообще не страшно, а танцевать осталось и так не много». И он что-то там мудрит с аппаратурой, которая не хочет работать в такую погоду, и снова звучит музыка. И летний дождь быстро заканчивается. И всем не хочется расходиться, и кругом обмениваются рассказами о других хороших парках, где тоже можно танцевать.

А потом мы стоим около озера и смотрим на лебедей. Мимо нас проходит та, которую сегодня пригласили на медленный танец. Она элегантна, в длинной юбке, с безупречной прической. Рядом с ней скромная подруга, и тот, кто рискнул. Дама кокетливо помахивает зонтиком, останавливается около озера, щурит глаза и произносит: «Ах, посмотрите, какая красота!». «Да, красиво», — поддакивает ее скромная подруга. Кавалер ничего не говорит, но многозначительно вздыхает. Галантно подает даме в длинной юбке руку. В кафе поблизости в это время молодые кудрявые женщины отплясывают под песню: «Полюби же меня такую, как есть». И делается страшно интересно, что же именно доживет с наших времен до ретро-площадок грядущих десятилетий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *