ЭТО ВОЙНА!

«Война» — московская арт-группа, наделавшая немало шума в связи с проведением серии очень смелых провокационных уличных перформансов, изобличавших ретроградное, по мнению участников арт-группы, патриархальное общество. Именно группе «Война» принадлежит скандальная акция «Дворцовый переворот», которую яростно осуждали практически все печатные СМИ. Во время проведения акции активисты перевернули несколько милицейских машин. В некоторых автомобилях находились дремавшие милиционеры.

Активисты Войны борются с коммерческим концептуализмом в искусстве. Cовременное искусство, по мнению участников «группировки» — «нудятина и тухляк». Кто-то считает, что «воинствующие художники» — настоящие Робин Гуды современности, а кто-то, напротив, считает их случайными хулиганами и неудачниками-позерами, творящими беспредел под лозунгом «пришли-нагадили-ушли». Нравственный идеал активистов — русское дворянство, а декабрист Павел Пестель — своего рода пример для подражания. Участники Войны: поэты, художники, студенты гуманитарных факультетов, призывают разрушать художественный контекст и веселиться.  «Новая» взяла интервью у Алексея Плуцера-Сарно — знаменитого фольклориста, лексикографа, а также одного из главных идеологов и автора текстов арт-группы Война.

— Можете ли Вы сформулировать основное творческое кредо арт-группы Война?

— Кредо у нас часто меняются, последнее объявил наш лидер: «Судьи! Идите на х.й!» (Plucer.livejournal.com/253505.html) — в ответ на шквал угдел против группы. Неизменны только наши цели и задачи. Прежде всего необходимо разрушить отвратительный гламурно-конформистский российский арт-рынок. Он продажен, фашизоиден и воспроизводит безнадежно устаревшие формы искусства, фальсифицирует процессы ценообразования на искусство и тем самым создает финансовую пирамиды из давно обесценившегося арт-хламья.

— И как его разрушить?

— Идеологически. Мы создаем в России лево-радикальный фронт искусства. И самим фактом его существования кардинально смещаются все идеологические полюса как российского арта, так и всего политического спектра. На фоне нашей арт-банды становится очевидным, что все остальное русское искусство до омерзения право-радикально. И это и есть смерть для него. Оно уже разрушено нами. Поэтому все арт-пенсионеры и подняли такой вой, что наша арт-группа Война – это вообще не искусство.

— И что теперь вы будете делать, что нового предложите?

— Мы возрождаем живое экспрессивное искусство, которое вызывает у зрителя глубокое эмоциональное переживание. Наше искусство искреннее и честное в противовес бесконечной фальши нынешнего арт-рынка.

— Согласны ли Вы с позицией левого активиста Кирилла Медведева, который считает, что главное для современного художника — это чтобы было радикально весело?

— Конечно. Арт-мир сегодня – нудный тухляк. А искусство должно зажигать! Вот мы как раз и возрождаем русскую смеховую культуру, традиции абсурда и скарказма в рамках высокого искусства. Мы актуализируем инновационное веселие на арт-площадках. В этом что-то есть от лубка, карнавала и юродства. Мы арт-скоморохи!

— Считаете ли Вы обязательным использование политической фактуры в современном реакционном искусстве?

— Ни в коем случае! Искусство должно быть бесконечно разнообразным! Наше искусство, конечно, политическое. Потому что наша мечта – это возрождение героических поведенческих идеалов русского интеллектуала в стиле русского либертарного декабризма. Мой идеал – Павел Пестель! Вор с Козленком, конечно, провели большую часть работы, но я принципиально предложил тему декабризма для нашего «повешения в «Ашане» и лозунг «Пестель на х.й не упал!» (Plucer.livejournal.com/97416.html).

— А с кем воюете-то?

— Главная цель — возрождение политического протестного арта во всем мире. А затем — ниспровержение и уничтожение устаревших репрессивно-патриархальных общественно-политических символов и идеологий. И искусство как раз – это самый могущественный инструмент для такой работы, оно способно быть эффективным механизмом по модернизации общества, по воздействию на социальную ситуацию. Так что это арт-война со всем глобальным миром за полное торжество справедливости на Земле. Для этого мы и создаем новый образ русского художника – как бесстрашного Робин Гуда!

— То есть вы пытаетесь выработать новый нравственный идеал?

— Нет, этот идеал не нов. Это идеалы русского офицерства 19 века, идеалы русского дворянства. Идеалы тех русских офицеров, которые на Бородинском поле шли под пулями вперед не кланяясь. И на Сенатской площади в 1925 году они тоже никому не кланялись!

— И каким будет русское искусство будущего?

— Русское искусство должно быть глубоко национальным, актуальным и при этом поражать весь мир своим масштабом. И именно в этом обличье оно станет самым крутым на мировых идеологических площадках. А сегодня оно — старомодное и местечковое. Мы должны заставить интеллектуалов всего мира уважать нас.

— И как же их заставить это делать?

— Нужно создавать живые романтические образцы в сегодняшнем бездушном, коммерческом концептуальном искусстве. Нужно создавать принципиально новый язык современного искусства. И творить все это нужно ради чистого искусства, а не ради денег.

Это искусство должно быть монументальным, экспрессивным, но масштабность тут должна гармонировать с предельно содержательной наполненностью в противовес устаревшей гипертрофии форм, лишенных содержания. Таков наш Литейный х.й – он огромен, прост, понятен и поражает мир своим русским народным могуществом (plucer.livejournal.com/265584.html).

— Считаете ли Вы, что некоторые акции арт-группы «Война» могут войти в историю современного российского искусства? Если да, то какие проведённые акции Вы считаете особенно значимыми?

— Без малейшего сомнения, все акции группы Война войдут в золотой фонд мирового акционизма. Но главные шедевры – это, конечно, наш Литейный х.й 65 метров длиной, 23 – толщиной и весом в 4 тыщи тонн, встающий навстречу оборотням в погонах. На втором месте я бы поставил панк-концерт в зале суда. Группа показала героическое бесстрашие и кристальную чистоту помыслов, исполнив этим бл.дям прямо в лицо песню «Все менты ублюдки – помните об этом!» (plucer.livejournal.com/157798.html). Менты настолько ох.ели от такой наглости, что просто не могли поверить, что тут нет заказухи. А пока они тупили, всем удалось скрыться.

— Как Вы относитесь к тому, что самые разные, даже ретроградно мыслящие социальные слои населения положительно относятся к деятельности арт-группы «Война»?

— Нас любят простые зрители. А интеллектуалы и художники нас ненавидят!

— Приведите примеры, если так!

— Окей. Сейчас выдам топовые идиотизмы. Вот Андрей Ерофеев как-то сказанул в статье: «Господа, рискуя выглядеть резонером и моралистом, я скажу: группа Война — это не искусство!». Правозащитник Лев Пономарев выдал: «Ваши выходки просто омерзительны… Вы демонстрируете самый настоящий экстремизм». «Правокаторы!» — кричал в зале суда Юрий Самодуров. «Хулиганы!» — вторил ему Ерофеев. Западные эксперты не отстают. Знаете Боряну Росса?

— Нет, а кто это?

— Это жена знаменитого русского акциониста Олега Мавроматти, которого сейчас снова пытаются в России упрятать за решетку. Так вот, она писала, что Война выступает, цитирую дословно, «с проавторитарной и прогосударственной пропагандой, это новый обман». Она публично заявляла, что мы – «провокаторы насилия»! Это уже вой из левого лагеря. Тот же мэтр левого арта Осмоловский писал о нас, что мы делаем не искусство, а, как он выразился, «обычные скандальные пиар-акции»! А мэтр актуальной живописи Шабельников заявил, что мы «провинциальная конъюнктурная е.отня, причем бездарная, мелкая скандальезность, никакой рефлексии, никакой метафоричности и артистичности, чистая провокация, убожество!».

— А каково отношение к вашему арту у художников-традиционалистов? Ну, там, Шилов с Сафроновым что говорят?

— Только что на эфире программы «Музы» Шилов ляпнул, что мы делаем «пошлости, развращающие душу человека и убивающие все святое!» (Plucer.livejournal.com/302892.html). А Никас Сафронов убежден, что наше творчество, цитирую, «к искусству не имеет никакого отношения!»

— Как Вы относитесь к тому, что Вас провозгласили «главным порнографом России»?

— Как к очередному бреду тех, кто крышует реальную русскую порнографию и проституцию. А также их подельников и шестерок. Интернет забит сайтами с миллиардными оборотами, где идет работорговля, продают русских девушек в пользование. И обротни в погонах почему-то этим вообще не интересуются, хотя это противозаконно и их работа это прекратить. Почему бы это, а? А на акцию «Е.ись за наследника Медвежонка!» они набросились для симуляции борьбы. Хотя группа занималась сексом в закрытом помещении, без свидетелей, а в Интернет я выложил только те фоты, где не было гениталий. Закон был строго соблюден. Но зато там был второй лозунг, с которым группа вышла на митинг молодгвардейцев ЯдРа: «Я е.у Медвежонка!». Тут-то они и вспомнили про порнографию.

— Почему сейчас Вы занимаетесь больше современным искусством, нежели лексикографией? Считаете ли вы, что уличный перформанс способен произвести больший эффект, нежели напечатанный текст?

— Просто потому, что куча моих готовых словарей-бестселлеров уже 10 лет лежит в столе, но они нуждаются в редактуре, а издатели не готовы поддержать этот проект. А без издателя – никак. А акции не нужно издавать, не надо 10 тонн бумаги. И можно поднять Литейный х.й весом в 4 тыщи тонн без помощи издателя и куратора.

— Лично Вам и многим другим участникам арт-группы «Война» грозят реальные сроки, но всем понятно, что громкие акции и перформансы будут продолжаться. Откуда берётся такая отверженность?

— Я – русский офицер. По духу, а не по погонам. И мне не по нраву, когда оборотни в погонах пытаются надругаться над Россией.

ЭТО ВОЙНА!”: 2 комментария

  1. «Мы должны заставить интеллектуалов всего мира уважать нас». Или все же бояться? Потому что все, что делает группа «Война» — это игры в трикстера, который может иметь «национальные особенности», но, в целом, задача его краткосрочна — восстановить жизненную энергию культуры. Игры в трикстера, а не трикстера, поскольку ничто не ново под луной, так что не заиграться бы Вам, ребята, как то не раз случалось с мальчиками в русской истории.

  2. будет хуерга как с русским футуризмом. жизненной силы вагон, а исполнение, ну уж такое жалкое. но лучше уж так, чем никас сосонов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *