Ирина Скупова: «Все делалось за моей спиной»

Самарское управление Следственного комитета возбудило уголовное дело о мошенничестве, фигурантом которого стал региональный Уполномоченный по правам человека. Речь идет о периоде с марта по октябрь 2010 года, когда должность омбудсмена занимала Ирина Скупова, ныне работающая в центральном аппарате Уполномоченного. Следователи опираются на материалы Счетной палаты. При этом сама Скупова, у которой, кстати, уже нет никакого доступа к документам с прошлой работы, считает, что с ней сводят личные счеты.

По версии следствия, в 2010 году «неустановленные лица» предоставили омбудсмену ложные акты выполненных работ по организации мероприятий, которые на самом деле не проводились. «Уполномоченный по правам человека подписал акты и перечислил в счет оплаты индивидуальному предпринимателю более 750 тысяч рублей, принадлежащих бюджету Самарской области, причинив ущерб на указанную сумму», – говорится в немногословном сообщении СК. Производство находится в ведении второго отдела по расследованию особо важных дел.

Следователи ссылаются на материалы, поступившие из областной Счетной палаты. В конце декабря на сайте ведомства появился отчет о проверке аппарата Уполномоченного. В нем аудиторы рассказали о претензиях по поводу привлечения сомнительных подрядчиков; необоснованных транспортных расходах; об аналитических материалах, которые, по утверждению СП, были готовы не к сроку и потому не могли быть использованы в ежегодных докладах омбудсмена. Были в отчете и заявления по поводу расходов на мероприятия, которые якобы не проводились. Речь идет о круглых столах и семинарах, которые оплачивались из бюджета Уполномоченного (общая сумма — 950 тысяч рублей), но факт проведения которых не смогли подтвердить гостиницы. «Проверка была, несмотря на мое заявление, поданное в апреле, начата только в августе и приостановлена до моего освобождения от полномочий. Все делалось за моей спиной, когда я уже не имела никакого доступа к документам», – вспоминает в разговоре с «Новой в Поволжье» сама Скупова.

Экс-омбудсмен пока не совсем понимает, о чем идет речь в сообщении СК, но вспоминает, что у Счетной палаты к ее аппарату было около 12-13 претензий (об этом она узнала во время опроса у следователя): «Были и чрезвычайно нелепые обвинения, включая какие-то выдачи удостоверений, которые мы делали через управление делами губернатора (и в этом тоже усматривалось уголовное дело). Но это, скорее, имеет признаки ложного донесения о преступлении, это совершенно непроверенные факты. Из всех миллионов, которые насчитала Счетная палата, остаются 750 тысяч, что требует документального подтверждения… Выводы Счетной палаты во многом содержали предположительные оценки, не подтвержденные документами. Мне неизвестно, использовались ли пояснения, которые давали сотрудники аппарата».

Вообще, аудиторы активизировались после того, как Скупова уволила по статье главного бухгалтера Наталью Машкову, чей бывший муж — зампред областной Счетной палаты Константин Машков — в свое время рекомендовал ее на эту должность. «Это событие и повлекло проверки, которые изначально та же Счетная палата посчитала нецелесообразными. Машковы вполне успешно решают свои групповые интересы: с бухгалтером, уволенным в соответствии с законом «О противодействии коррупции», насколько мне известно, новым Уполномоченным заключено мировое соглашение, как будто она уволилась, по собственному желанию. Я вынуждена предположить, что должностные лица Счетной палаты рассматривают этот орган власти как инструмент решения личных вопросов и сведения счетов».

Сейчас Скуповой сложно ответить на претензии проверяющих органов: часть документов, по ее словам, была вынесена из офиса Машковой, о чем имеется подтвержение в системе компьютерного мониторинга; к тому же сама правозащитница сейчас работает в Москве и доступа к материалам со старой работы у нее нет: «У меня отсутствуют всякие рабочие контакты с Уполномоченным и с аппаратом. Неважно, одна у нас структура или нет, здесь имеют значение доверительные рабочие отношения. Позиция Ольги Гальцовой (нынешний самарский омбудсмен — прим. ред.) мне хорошо известна. Сделано все, чтобы я не имела никакого доступа и возможности общаться с аппаратом». Кроме того, по словам экс-омбудсмена, ей звонили люди, на которых оказывалось давление по этому делу: «Им говорили: есть определенная позиция в отношении Уполномоченного, будьте добры сообщить нужные нам сведения».

Скупова не берется прогнозировать, как дело будет разворачиваться дальше. Пока, судя по всему, у нее нет процессуального статуса в этом деле. «Досаду вызывает, то, что чем больше честно впахиваешь на результат, тем больше к тебе ненависти. И никто не понимает, какой ценой — не путать с финансами — все это доставалось», – заключает правозащитница.

Ирина Скупова: «Все делалось за моей спиной»”: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *