Прогресс и регресс

Катастрофа с космическим грузовиком «Прогресс», упавшим на Алтае 24 августа, больно ударила по Самаре. Особенно неприятны были заголовки некоторых газет про «падение самарской ракеты». Для нашего города эта катастрофа не просто удар по престижу и неудача. Под вопросом оказывается будущее аэрокосмического кластера Самарской губернии.

Выводы, сделанные госкомиссией, к сожалению, оставляют многие вопросы без ответа. Официальных комментариев руководство ЦСКБ избегает. Однако сама катастрофа и ее последствия исключительно важны для нашего города, да и российской космической программы в целом. Поэтому мы публикуем на страницах «Новой» анонимный комментарий, полученный в источниках близких к космосу. Что и почему произошло с «Прогрессом»? Члены комиссии установили причину нештатной работы двигательной установки (ДУ) III-й ступени, которая заключается в нарушении условий функционирования газогенератора ДУ. После выводов аварийной комиссии и утверждения необходимого перечня мероприятий о дальнейших операциях на МКС данная информация будет доведена до международных партнеров (НАСА) для координации совместных действий. Но самарские специалисты считают выводы, сделанные комиссией, недостаточными.

1. Газогенератор жидкостного ракетного двигателя (ЖРД) предназначен для генерации (производства) газа высокого давления.

Для этого используются окислитель и горючее из основных запасов топлива ракеты.

В частности, на двигателе 11д55 третьей ступени ракеты «Союз» газогенератор производит газ высокого давления и высокой температуры, который используется для раскрутки турбонасосного агрегата, для питания рулевых сопел управления и для газификации жидкого кислорода в специальном теплообменнике для обеспечения наддува баков окислителя.

Кроме раскрутки турбины и кроме подачи его в рулевые сопла управления газогенераторный газ используется для наддува бака горючего.

Газогенератор представляет собой нечто вроде горшка, изготовленного из жаропрочной стали.

Часть жидкого кислорода и керосина из баков ракеты подается в этот газогенератор двигателя 11д55. Там происходит сгорание, и газ из него поступает непосредственно на турбину, а из турбины отработанный газ по четырём трубопроводам поступает на четыре сопла управления и по пятому трубопроводу – в теплообменник, где происходит газификация жидкого кислорода для наддува бака окислителя.

2. В сообщении пресс-службы Роскосмоса об аварии ракеты «Союз» с космическим аппаратом «Прогресс», случившейся на прошлой неделе, сказано, что причиной аварии является отказ в работе двигателя вследствие неполадок в газогенераторе.

Такая формулировка фактически ситуацию не раскрывает, она очень неопределённа, потому что неполадки в работе газогенератора могут быть по совершенно разным причинам:

1. Прогар стенок газогенератора;

2. Прекращение подачи горючего в газогенератор;

3. Прекращение подачи окислителя в газогенератор и др.

Само по себе прекращение подачи керосина и жидкого кислорода в газогенератор также может возникнуть по многим причинам – это обрыв трубопровода, несанкционированное закрытие клапана подачи этих компонентов, ложные команды от систем управления закрытия клапанов, поломка клапанов и т. д.

Поэтому хочется услышать заключение экспертной комиссии более определённое, что же произошло с этой ракетой.

В любом случае нужно сказать, что это не система, это – случайность, это случайная авария, которая не должна характеризовать снижение качества изготовления ракетной техники, двигателей ракетной техники. Это действительно несчастный случай.

Громадное количество ракетных двигателей, ракетных блоков третьей ступени, систем управление третьей ступени успешно отработало на многих ракетах типа «Союз».

Конечно, надо иметь в виду, что ракетная техника – сложная техника, случаи отказов по каким-то непредвиденным причинам, скрытым дефектам, дефектам, возникшим в процессе эксплуатации, дефектам, возникшим в процессе полёта, например, от вибрации, воздействия температур, из-за скрытых дефектов в металле, — редки, но возможны. Поэтому ни одна ракета не имеет надёжности 100%. Ни одна ракета в мире не имеет случая 100%-успеха.

Европейские, американские, японские, китайские ракеты, ракеты других стран, кто их имеет, все имели аварийные ситуации.

3. Хотелось бы сказать несколько слов по вопросам, не имеющим никакого отношения к аварии, но косвенно волнующим общество.

В частности, вопросы ужесточения контроля, организации экспертных комиссий по приёмке каждой детали, каждой операции и тому подобное, то, что объявлено Роскосмосом об ужесточении контроля изготовления ракет и составных частей ракет, о чём недавно сказал премьер-министр В. В. Путин.

Что здесь хочется сказать: нет в этом постоянства и нет линии поведения и высших органов власти, и органов управления отраслями промышленности.

Что мы делаем? Сначала отменяем ряд стандартов на выпускаемую предприятиями продукцию и прекращаем «кошмарить» бизнес, тем самым снимая государственный контроль над изготовлением продукции, неважно какой – будь это продукты питания или сложные технические системы. Проходит некоторое время. Начинают падать самолёты, хотя они и до этого падали, тонуть корабли, падать ракеты, и все начинают говорить – надо ужесточить приёмку. А это значит, что нужно отменить прежнюю позицию прекратить «кошмарить» бизнес. Очевидно, что контролировать ход работ любого производства, от изготовления колбас и до изготовления ракетной техники, государство обязано соответствующими законами, ГОСТами, техническими условиями и регулярной проверкой соблюдения этих требований.

Сегодня Роскосмос говорит, что создаст экспертные комиссии для приёмки каждой операции, каждой детали, изготовленной для ракетной техники. Но кто войдёт в состав этих комиссий? Разве те, кто войдёт в состав этих экспертных комиссий, профессиональней специалистов по контролю за изготовлением, по контролю за соблюдением технологий, тех ОТК, которые есть на заводах, лучше военной приёмки?! Нет. Надо просто дать соответствующие возможности отделу технического контроля, военной приёмке осуществлять свои функции с должной ответственностью. Надо, чтобы они были минимально зависимы от производственников, от администрации, в зарплате, в своих премиях и т.д. Ведь несколько лет назад военную приёмку свели до минимума, а теперь мы говорим, что у нас ослаб контроль.

4. К слову сказать, в прежние времена на предприятии действовала система, когда такие лица, как главный конструктор, генеральный конструктор, главный контролёр, главный бухгалтер были практически независимы от администрации предприятия.

Решение главного конструктора директор не мог отменить, решение главного контролёра директор не мог отменить, решение главного бухгалтера директор мог отменить своей второй подписью, но при этом и он, и главный бухгалтер немедленно должны были сообщить о своём решении в вышестоящие инстанции, которая тут же создавала комиссию для разборки, кто прав – директор или главный бухгалтер. Как правило, прав был главный бухгалтер.

5. Решение главного или генерального конструктора вообще никто не мог отменить.

Как известно, решения Совета главных конструкторов были обязательны для исполнения всеми министерствами, ведомствами и предприятиями, независимо от их ведомственного подчинения, даже Министерство обороны было обязано выполнять решения Совета главных конструкторов.

6. Самое главное, что необходимо сделать, – не ужесточить контроль, а восстановить роль главного конструктора, роль главного технолога, роль главного контролёра, роль военной приёмки. Вот что должно быть восстановлено до того уровня, который в нашей стране уже когда-то был и работал очень эффективно.

7. Складывается такое впечатление, что администрация современных промышленных предприятий не столько отвечает за техническое состояние выпускаемой продукции, сколько за ход финансовых потоков.

Прогресс и регресс”: 1 комментарий

  1. «Самое главное, что необходимо сделать, – не ужесточить контроль, а восстановить роль главного конструктора, роль главного технолога, роль главного контролёра, роль военной приёмки. Вот что должно быть восстановлено до того уровня, который в нашей стране уже когда-то был и работал очень эффективно.»

    Не вариант. Это работало в советской схеме но сейчас последствия возможно будут хуже.
    Насколько я понимаю, сейчас «главный конструктор», «главный технолог», «главный контролёр» имеют мало рычагов управления, но там хотя бы технически грамотные и ответственные специалисты (неграмотных держать смысла нет).

    Если их роль существенно повысится, на этих местах тут же окажутся лояльные и малограмотные.

    Ибо все зависит от директора, а в конечном итоге — от бюджетных заказов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *