В приюте

Думаю, не самая лучшая мысль начинать рассказ о приюте для бездомных животных фразой: «Собачий лай был слышен издалека» или, учитывая погодные условия: «Собачий лай далеко разносился в морозном воздухе». Не лучшая, повторю, мысль, но что поделать, если лай и вправду далеко разносился. Прожив в городе много лет, никогда не была конкретно в этой точке. Исторический центр, старые дома, деревянные темные стены, ряд кирпичных гаражей и мусорный бак. Нечищеная дорога, занесенные снегом узкие тротуары, пусто, пусто. Вокруг помойки кружат голуби – традиционно много голубей здесь, в районе Хлебной площади. Под забор из листов кровельного железа подлезает кот и, красиво стелясь в снегах, собирается охотиться на птиц. Птицы разлетаются, хлопая крыльями и роняя перья. Железная калитка распахивается, мне навстречу выходит молодой человек с охапкой пятилитровых баллонов – пустых.

— Это вы – журналист? – спрашивает. Я киваю. — Тогда спускайтесь вниз, там Ирина Михайловна. Только осторожней.

— Что значит – вниз?

— По лестнице.

Молодой человек показывает баллоном внутрь двора и отправляется себе по воду. Прохожу вперед. Небольшой двор, слева – деревянный одноэтажный дом, зеленая краска положена давно и облупилась, чуть впереди – та самая лестница, по которой осторожней вниз. Довольно крутая, длинная – несколько пролетов, она ведет на следующий уровень террасы, спускаюсь, придерживаясь за перила. На одной из площадок останавливаюсь – великолепный вид на реку Самарку, уже подо льдом — мачта с флажком, дебаркадер; посмотришь наверх – склоны обрыва, усыпанные снегом, летом, должно быть, по ним карабкается какая-нибудь сурепка и люцерна с клевером.

Лестница подводит к приземистому каменному строению барачного типа, через небольшие окна видно маленьких собачек, они подпрыгивают и машут хвостами. И, конечно, лают. Лает и крепкая собака покрупнее, каштановой масти с черными подпалинами, она привязана и живо прячется от меня в полусарай – дощатый сарай без передней стенки. Рядом – огороженная территория, здесь располагаются вольеры. Женщина в меховой шапке, высоких валенках и ватнике цвета хаки выходит ко мне и оказывается Ириной Михайловной. В руках у нее ведро, из ведра поднимается густой пар.

— Сейчас я кашу разложу, — говорит она, — а то остынет.

Вольеров больше двадцати штук подряд, их фасады представляют собой забавное сочетание решеток всех возможных видов, кое-где зашито досками, ко мне подходит хорошая белая собака средних размеров, машет хвостом.

— Это Дашка, — говорит Ирина Михайловна. — Дашка у нас – парламентер. Все митинги посещает, возглавляет колонну. Известное в городе животное.

Мы проходим в подсобное помещение, заключенное меж двумя вольерами и тоже представляющее собой, по сути, вольер, внутри тоже холодно, зато нет ветра.

— Дашка у нас много болела, — рассказывает Ирина Михайловна. – Долго лечилась. И химиотерапию ей делали, и антибиотики кололи. Сейчас все вроде бы в порядке. – Она трижды плюет через левое плечо. Дашка тычется ей в колени кожаным черным носом.

— Вообще у нас как – кто приводит собак, дежурит, работает. Я вот пять своих собак привела – ну как своих, на улице подобрала, как не подобрать? То беременную суку выгонят, то еще что. У меня дома – две собаки. Вообще, всю жизнь мечтала о бигле – знаете такую породу? Да, такие невысокие, с длинными ушами, мечтала о бигле… Но не получается, все собаки у меня – уличные. Этим летом вот кобель пропал… Рекс, такой красавец! А вы не можете в газете написать? Про Рекса. Может, кто видел. Поразительный случай, я все обыскала, сколько объявлений развешивала! Да его вся деревня знает, его так и звали – красавчик! Ушки как у шпица, широкая грудь, крепкие лапы, хвост двойным завитком… Вот. Сбежал кобель, взяла еще одного.

Известное в городе животное Дашка выбегает на улицу. Замечаю, что от ее правого уха осталась только половина.

— Признак стерилизации, — объясняет Ирина Михайловна. – Варварство, на мой взгляд, ухо отрезать. Ну, вставь ты колечко — так нет!

Снаружи стихший было лай возобновляется, постепенно превращаясь в вой. С улицы в подсобку залетает снег, падает, кружится.

— Как собаки попадают в приют? По-разному. С год назад позвонили – люди уехали жить за границу, а у них – сеттер, сука шестнадцати лет. Бросили, мы забрали, конечно. Почти год у нас прожила, больная, мы лечили, ухаживали… Вообще, лечение – отдельная тема.

У нас долгов в клинике «Кот и Пес» в данный момент – тысяч на семьдесят, а то и больше. Собаки болеют, конечно, потом мы же еще стерилизуем, кастрируем… Распространенная проблема – глисты. Казалось бы, ничего страшного, но если болезнь запустить, то и вылечить очень сложно, и животное вообще может погибнуть. Зачастую обычного глистогонного средства недостаточно, а следует еще иммунную систему поддержать, это все длительный процесс. Здесь у нас – шестьдесят животных не считая щенков и котов.

С недавнего времени открыли второй приют, в поселке Яицкое, – там тоже уже все битком.

— Чем кормим? Каша с мясом, кости, курица, иногда – печень, это уже как бы праздничное блюдо… Стараемся, конечно, все покупать на базах, чтобы не переплачивать. Недавно девчонки на птичьем рынке за полторы тысячи купили мастифа, продавал какой-то подозрительный мужик, говорят. Нам, говорят, стало жалко щенка. Купили, привезли. А у него – рахит, ножки кривоваты, теперь вот лечим, дополнительно кальций нужен. Хорошо, конечно, когда собака находит хозяина. Но тут тоже не все просто – мы ведь не вот каждому отдаем животное. Обязательно проверяем, есть ли условия для содержания и все такое. Ездим, смотрим.

Спрашиваю, на какие средства существует приют.

— Ну, на какие средства… На наши и существует. На средства энтузиастов, членов клуба. Ирина Викторовна вот недавно комод свой продала, антикварный.

Выходим наружу, по двору идет основательница приюта – Блинова Ирина Викторовна, расставшаяся недавно с антикварным комодом. Сюда она приезжает дважды в день, и в Яицкое – тоже. Приходят ребята, активисты интернет-сообщества, воду таскают, помогают с уборкой, кормлением. Идем вдоль вольеров, собаки кладут лапы на прутья, радуются.

Ирина Викторовна гладит их по теплым мордам, обещает мастифу вечером килограмм творога, богатого кальцием. Спрашиваю, получает ли приют какую-либо благотворительную помощь.

— Как правило, помогать хотят люди не очень, скажем так, состоятельные. Старушка кастрюльку ненужную принесет или пятьсот рублей – мы и этому рады. Вообще, приют существует с 2008 года. Раньше здесь был питомник ГУВД, содержались служебные собаки, овчарки. Потом питомник переехал в новое помещение, а нам удалось – с трудом! – оформить аренду. Теперь вот волнуемся, здесь ведь планируется крупное строительство, Фрунзенский путепровод, отчуждение земель. А нам, собственно, деваться некуда. В Яицком нет возможности расширения, и надо что-то думать.

Холодно. Заходим в каменное здание барачного типа – в одной небольшой комнате находятся штук десять щенков и несколько кошек. Щенки потешные, прыгают вокруг, выглядят сытыми. Здесь тепло, и четко понимаешь, как же ты замерз на самом деле. Снимаю, наконец, капюшон. Щенки возятся на полу. Серый пушистый кот перелетает с подоконника на невысокий холодильник. Не ссорится с собаками.

— Нужно больше приютов для животных, и муниципальный. Ведь в Самаре проблему бездомных собак решают варварским способом: отлавливают и убивают. Уверена, что любой цивилизованный человек испытает облегчение, узнав, что возможны другие и более гуманные методы решения проблемы. Ко всему прочему, в России еще не принят закон, защищающий животных, так что они лишены права даже на жизнь.

Поднимаемся по лестнице, снегу намело порядочно, и он продолжает падать. Открыв калитку, выходим на улицу, по противоположной стороне бежит черной масти беспризорная собака, и мне, как любому цивилизованному человеку, становится легче от того, что есть гуманные методы решения ее проблем.

В приюте”: 8 комментариев

  1. priut63.ru — Некоммерческий приют для животных участие Извините, не верный вы дали адрес

    1.  Вот видите, как много приютов-то. Просто по своему опыту знаю, что для того, чтобы приют принял животное — нужно заплатить за прививку. Мой адрес приюта тоже некоммерческий — я туда котят сдавал. Абсолютно на некоммерческой основе.

  2. а я думала этот priut63.ru Всем помощь нужна. Не по своей воле животные на улице оказались ((

  3. принято поддерживать идею таких приютов, а я против. с бродячими животными надо бороться, конечно, не душить их как шариков, а гуманно — усыплять. есть же методы и средства. причем всех. бродячие собаки сеют заразу, угрожают безопасности и здоровью людей. организаторы приютов в таком случае высвободят свою энергию и направят ее в более достойное русло ну надо же им будет чем-то заниматься пусть строят скворечники

  4. Мой коммент не случаен: немалое время пришлось проживать в одном подъезде с женщиной, у нее в квартире размещались шесть собак и котов штук восемь-десять. полнейшая анти санитария, отвратительный запах, и ничего с этим не мог сделать никто, включая участкового жизнь пятидесяти семей была испорчена надолго

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *