Места

Гетто

Гетто

Автор:

22.10.2015
 227
 0

Власти города Тольятти и отчитались о радостном событии – на улице Скрябина, 13, построены и сданы в эксплуатацию два трехэтажных здания, в которых поселятся выпускники детских домов. Обиталище для детей сирот возведено Самарским областным фондом жилья и ипотеки. Целых сорок квартир, в рамках реализации программы по обеспечению жильем детей-сирот. Руководитель СОФЖИ Реналь Мязитов в официальном пресс-релизе отметил, что такая работа является для его организации приоритетной. Ввыразил надежду, что «квартиры станут хорошим заделом для взрослой жизни тех детей, которые оказались в трудной жизненной ситуации». СМИ с энтузиазмом распространили новость, обыватели с умилением вздохнули. Эксперты в области сиротства поинтересовались, почему в очередной раз для решения проблемы жилья для детей-сирот был выбран самый худший вариант? И отчего местные власти устраивают танцы на граблях, игнорируя чужой печальный опыт.

27467

фото: tolyatti.bezformata.ru


Чужой опыт

Июль этого года. Вологда. Мало кому известный до этих пор поселок Лоста, 500 жителей которого выходят на митинг против решения властей построить по соседству дома для детей-сирот. В руках люди держат плакаты: «Дети из детдома не должны жить в гетто», «Не дадим превратить Лосту в резервацию» «Лоста не 101 километр». О скандале узнает вся страна. Вологодские власти пытаются свести конфликт к желанию людей отстоять небольшой сквер. И даже попрекают митингующих в нежелании пожертвовать хоть чем-то ради обездоленных детей. Местные жители не скрывают: сквера, конечно жалко. Но дело далеко не только в нем. В микрорайоне в 2013 году уже был построен один дом, который полностью заселили выпускниками детских домов. Чиновники торжественно перерезали ленточку и отбыли по более важным делам. В гости к сиротам они больше не заходили. Зато практически ежедневно к ним стали приезжать машины полиции и скорой помощи. Алкоголизм, наркотики, постоянные драки, ограбления. Микрорайон стремительно приобрел славу одного из самых криминальных мест города. Новый дом уже через год было не узнать: выбитые окна, снесенные двери, загаженные подъезды, горы мусора. Складывалось впечатление, что злополучное здание пережило и войну и нашествие варваров. Окрестные дачники распрощались с мечтой лично продегустрировать урожай – оголодавшие жильцы «сиротского дома» активно обворовывали соседние участки. Учителя и врачи если и появлялись в квартирах бывших детдомовцев, то исключительно в сопровождении полиции. Власти старательно ничего не замечали. Эксперты разводили руками: иного результата попытка поселить детей-сирот в одном месте принести не могла.

В это же время в Калининграде готовился к сдаче подобный дом. К счастью – он просто развалился из-за некачественных работ раньше, чем в него заселились первые жильцы. Многие тогда вздохнули с облегчением. В Бурятии власти в этом году официально признали, что практика строительства домов для детей-сирот  оказалась, мягко говоря, неудачной. Подобные жилища быстро превращались в криминальные точки на карте городов и поселков. В результате было принято решение покупать выпускникам детских домов квартиры в разных районах городов.

 


 

«Это путь на дно»

Сухая статистика гласит: к тридцати годам только десять процентов «казенных детей» адаптируются для жизни в нашем мире. Остальных ждут статусы бомжа, алкоголика, наркомана, проститутки или завсегдатая исправительных учреждений – если не заниматься их социализацией. Из детских домов мальчишки и девчонки выходят неприспособленными к жизни. Не имеют простейших навыков: готовить, следить за чистотой одежды и жилья, платить за квартиру, общаться с людьми, работать. Первое время многим удается продержаться – за счет обучения в техникуме или училище, где платят стипендию, а бытовые проблемы решаются при помощи столовой и уборщиц. Потом, оказавшись во взрослом мире они становятся беспомощными.

Но социализацией выпускников детских домов практически никто не занимается. Правда, в Самаре существует Центр Постинтернатного Сопровождения, существующий при общественной организации «Домик детства». Руководитель центра Станислав Дубинин около 16 лет проработал воспитателем в детском доме, и о проблемах выпускников он знает не понаслышке. И радости по поводу появления домов для сирот в Тольятти не испытывает.

– Такое жилье  – это вариант детского дома, только без контроля со стороны воспитателей или других взрослых. И это худшее, что можно сделать для выпускников. В детских домах хоть как-то удается поддерживать порядок, а в домах для выпускников творится беспредел. Где закон тайга – медведь хозяин! – уверен Стас. – Все что было запрещено: алкоголь, наркотики, гулянки – становится легитимным. И поэтому непременно закурят, начнут пить, и попробуют наркотики здесь даже те, кто до этого ко всему такому был равнодушен.

Если в детском доме ребенка унижали, гнобили – ему не удастся вырваться из этого положения, скорее всего, оно только ухудшится, ведь человека некому будет защитить. Могу предположить, что дома быстро станут головной болью для полиции – их обитатели будут и драки устраивать, и воровством многие не погнушаются. Достанется и соседям. Тем более сколько человек будет жить в каждой «сиротской квартире» – большой вопрос, понятно, что к получившим квартиры попытаются заселиться их обделенные жильем друзья. И новоселы не смогут им отказать. Так что – такие “сиротские” дома – поставщики кадров для больницы и зоны.

Если говорить о социализации, то это будет настоящий регресс. Чтобы наши выпускники социализировались, они должны жить среди обычных людей, строить свою судьбу, учится у других, тех у кого есть опыт нормальной жизни. Наши дети – психологически крайне «закапсулированы», они не доверяют миру, не умеют выстраивать отношения с людьми, решать простейшие проблемы. И кроме того – очень замкнуты друг на друге. В детском доме они даже ночью в туалет привыкли ходить вместе. Просто будят друг друга и идут. Я сам наблюдал, когда у выпускника или выпускницы появляется личная жизнь, семья, друзья и подруги по детскому дому начинают его ревновать, делают все, чтобы разрушить отношения. А в случае, когда все живут вместе – они просто обречены. Наши ребята боятся этого мира и не доверяют другим. И теперь их просто лишают шанса на нормальную жизнь и адаптацию.

Но государственных чиновников ни чужой опыт ни доводы экспертов, судя по всему,не смущают. Программа выполнена, средства освоены, отчеты написаны, ленточки перерезаны, а уж как там сложится – по традиции неважно.

 

фото: СОФЖИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *