С днём рождения, Вова!

Сего­дня, в день рож­де­ния Вла­ди­ми­ра Пути­на око­ло несколь­ких стан­ций мет­ро в Сама­ре про­шли оди­ноч­ные пике­ты с тре­бо­ва­ни­ем отстав­ки име­нин­ни­ка. Кор­ре­спон­дент «Новой газе­ты в Повол­жье» на пуб­лич­ных акци­ях побы­вал. Без экс­цес­сов не обо­шлось.

Пра­во­вой парадокс 

По инфор­ма­ции одно­го из акти­ви­стов Вла­ди­ми­ра Авдо­ни­на, изна­чаль­но пред­по­ла­га­лось про­ве­сти мас­со­вый пикет. Про­тест­ная груп­па пода­ла уве­дом­ле­ния на про­ве­де­ние подоб­но­го меро­при­я­тия. Адми­ни­стра­ция несколь­ко раз пред­ла­га­ла явно глу­хие места. В свя­зи с этим согла­со­ва­ние акции и пода­ча уве­дом­ле­ний на новые места заня­ли мно­го вре­ме­ни. Послед­нее из уве­дом­ле­ний было пода­но 3 октяб­ря, в край­ний по сро­кам пода­чи день. Утвер­ди­тель­ный ответ был полу­чен на сле­ду­ю­щий день. 

Самар­ская оппо­зи­ция лико­ва­ла. Ведь мест­ная власть одоб­ри­ла анти­пу­тин­ский пикет, кото­рый дол­жен был прой­ти в день рож­де­ния пре­зи­ден­та. Но радость эта была преж­де­вре­мен­на. «Како­во же было мое удив­ле­ние, когда ока­за­лось, что на осно­ва­нии п.2 ч.4 ст.5 54-ФЗ я дол­жен был про­ин­фор­ми­ро­вать адми­ни­стра­цию о при­ня­том реше­нии не позд­нее, чем за 3 дня до про­ве­де­ния пуб­лич­но­го меро­при­я­тия – рас­ска­зы­ва­ет Авдо­нин – Выхо­дит, что край­ний срок согла­сия на пере­нос был 3 октяб­ря. Но я пред­ло­же­ние о пере­но­се полу­чил толь­ко 4 октяб­ря! То есть, я дол­жен был дать согла­сие на изме­не­ние места за день до того, как полу­чил само пред­ло­же­ние об изме­не­нии места!». 

В виду пра­во­во­го пара­док­са пикет был при­знан несо­гла­со­ван­ным. Одна­ко про­тест­ная груп­па реши­ла пой­ти дру­гим путём – про­ве­сти серию оди­ноч­ных пике­тов на раз­ных стан­ци­ях мет­ро. «Так, что­бы никто не смог при­драть­ся, дескать, это мас­со­вая акция. Рас­сто­я­ние меж­ду пикет­чи­ка­ми – как мини­мум, один кило­метр. Воз­ле акти­ви­ста листов­ки никто не раз­да­ёт. Про­хо­ду граж­дан, выхо­дя­щих со стан­ции мет­ро, мы не меша­ем. Всё чест­но и закон­но» – делит­ся пла­на­ми перед нача­лом меро­при­я­тия Авдо­нин. Одна­ко не уда­лось сего­дня пикет­чи­кам избе­жать эксцессов. 

Зло­ве­щие чере­па и про­филь Путина

Воз­ле вхо­да на стан­цию мет­ро «Мос­ков­ская» рас­по­ло­жил­ся Вла­ди­мир Авдо­нин с пла­ка­том «Импич­мент! Люст­ра­ция! Десо­ве­ти­за­ция!». Сфо­то­гра­фи­ро­вав его с раз­ных ракур­сов, я спу­стил­ся в мет­ро и напра­вил­ся на стан­цию «Ала­бин­ская». Здесь вто­рой пикет­чик – Лео­нид – ходит с пла­ка­том «Путин! Гаа­га! Три­бу­нал!». Инте­ре­су­юсь всё ли у него в поряд­ке. Отве­ча­ет, что под­хо­дил «мет­ро­вой» поли­цей­ский, доку­мен­ты спра­ши­вал. Ниче­го страш­но­го в общем, но всё же пер­вый тре­вож­ный зво­но­чек прозвучал. 

Владимир Авдонин
Вла­ди­мир Авдонин

Сфо­то­гра­фи­ро­вав Лео­ни­да, сно­ва спус­ка­ют под зем­лю, что­бы напра­вить­ся к тре­тье­му пикет­чи­ку, кото­рый сто­ит у вхо­да на стан­цию «Гага­рин­ская». В вагоне полу­чаю уже насто­я­щий тре­вож­ный зво­нок от Авдо­ни­на: «Езжай ско­рей туда! Сашу задер­жа­ли!». Бла­го в Сама­ре одна вет­ка мет­ро, поэто­му доби­ра­юсь до места про­ис­ше­ствия доволь­но быст­ро. Выбе­гаю из под­зем­ки и наты­ка­юсь на трёх поли­цей­ских и двух сотруд­ни­ков Цен­тра по про­ти­во­дей­ствию экс­тре­миз­му, окру­жив­ших Александра. 

Леонид
Лео­нид

Достаю фото­ап­па­рат, что­бы запе­чат­леть задер­жа­ние акти­ви­ста. Один из цеп­эш­ни­ков, зави­дев фото­ка­ме­ру, «нале­та­ет» на меня. Спо­кой­но пока­зы­ваю ему доку­мен­ты жур­на­ли­ста. Одна­ко он не осты­ва­ет: «Я запре­щаю вам фото­гра­фи­ро­вать!». Гово­рю: «Я жур­на­лист. Хочу сфот­кать акти­ви­ста. Вас и ваших кол­лег я, конеч­но же, в объ­ек­тив не возь­му». Цэпеш­ник не успо­ка­и­ва­ет­ся: «А вы зна­е­те, что имен­но собра­лись фото­гра­фи­ро­вать?! Это изоб­ра­же­ние экс­тре­мист­ской направ­лен­но­сти. Вот вы опуб­ли­ку­е­те его у себя в изда­нии, а мы потом вас при­вле­чём!». Резон­но заме­чаю: «Это будут уже мои про­бле­мы, согла­си­тесь». Мою пози­цию при­ни­ма­ет, но фото­гра­фи­ро­вать всё рав­но запре­ща­ет. Что­бы не раз­жи­гать кон­фликт, подчиняюсь. 

Александр
Алек­сандр

В это вре­мя к нам уже направ­ля­ют­ся дру­гие акти­ви­сты. В руках цэпеш­ни­ка виб­ри­ру­ет теле­фон. Он берёт труб­ку и начи­на­ет объ­яс­нять суть про­бле­мы кому-то: «Да вот тут пла­кат с чере­па­ми вокруг про­фи­ля пре­зи­ден­та. Это ведь оскорб­ле­ние госу­дар­ствен­но­го лица!». Дей­стви­тель­но, на пла­ка­те – про­филь Пути­на, окру­жён­ный чере­па­ми, а так­же над­пись: «Пала­чи и чки­сты не долж­ны пра­вить Россией!». 

Най­ти здесь оскорб­ле­ние госу­дар­ствен­но­го лица доста­точ­но труд­но. Вот и чело­век, с кото­рым раз­го­ва­ри­вал «мой» цэпеш­ник, види­мо, тоже ниче­го зло­ве­ще­го в содер­жа­нии это­го пла­ка­та не заме­тил. Так как сра­зу после теле­фон­но­го раз­го­во­ра цэпеш­ник даёт коман­ду «отбой» и поки­да­ет место попра­ния чести госу­дар­ствен­но­го лица, как ни в чём не быва­ло. Поли­цей­ские тоже став­ля­ют активиста. 

Оби­жен­ный зам начальника 

К тому вре­ме­ни как Алек­сандр осво­бож­да­ет­ся от прес­син­га хра­ни­те­лей зако­на и поряд­ка, под­тя­ги­ва­ют­ся Вла­ди­мир и Лео­нид. Отхо­дим в сто­рон­ку, что­бы обго­во­рить ситу­а­цию. Тут к нам при­со­еди­ня­ют­ся три сотруд­ни­ка поли­ции. Про­сят пока­зать пла­ка­ты. Акти­ви­сты отка­зы­ва­ют­ся, сослав­шись на то, что пикет офи­ци­аль­но закончен. 

В раз­го­вор всту­па­ет муж­чи­на сред­них лет в штат­ском, кото­рый пред­став­ля­ет­ся как зам началь­ни­ка поли­ции. Уча­сток свой он не ука­зы­ва­ет. Фами­лию свою не назы­ва­ет. Гово­рит, что сей­час нахо­дит­ся не при испол­не­нии и, дескать, не обя­зан всем раз­гла­шать пер­со­наль­ные дан­ные. Зато этот зам началь­ни­ка нахаль­но тре­бу­ет от акти­ви­стов пла­кат раз­вер­нуть. Они вновь отказываются. 

Тогда зам неиз­вест­но­го началь­ни­ка поли­ции отво­дит Авдо­ни­на в сто­рон­ку на несколь­ко минут. Как потом при­знал­ся Вла­ди­мир, его пре­ду­пре­ди­ли, что если ещё раз со сто­ро­ны акти­ви­стов к сотруд­ни­ку поли­ции будет такое неува­жи­тель­ное отно­ше­ние, то пикет­чи­ков задер­жат. В этот раз он, яко­бы, про­явил мило­сер­дие и отпус­ка­ет акти­ви­стов. После раз­го­во­ра с Авдо­ни­ным оби­жен­ный «поли­цей­ский» заби­ра­ет с собой сослу­жив­цев и отправ­ля­ет­ся восвояси. 

Штиль сво­бо­ды

День рож­де­ния пре­зи­ден­та самар­ские акти­ви­сты завер­ша­ют уста­нов­кой неболь­шо­го мемо­ри­аль­но­го ком­плек­са в память об уби­той в этот день ров­но десять лет назад жур­на­лист­ке «Новой газе­ты» Анны Политковской. 

На фон­тан, что на ули­це Ленин­град­ской, они ста­вят фото­гра­фию жур­на­лист­ки, кото­рая ста­ла сим­во­лом сво­бо­ды и спра­вед­ли­во­сти в совре­мен­ной Рос­сии. Воз­ле фото­гра­фии ста­вят све­чи, кото­рые никак не уда­ёт­ся зажечь. Дует силь­ный ветер. За этим дей­стви­ем с навет­рен­ной сто­ро­ны наблю­да­ют два поли­цей­ских. Све­чи так и не уда­ёт­ся зажечь, а фото­гра­фия силь­но тре­пы­ха­ет­ся на ветру. 

Мемориальный комплекс
Импро­ви­зи­ро­ван­ный мемо­ри­аль­ный комплекс

Мемо­ри­аль­ный ком­плекс памя­ти Анны Полит­ков­ской при­хо­дит­ся убрать, не успев его уста­но­вить. Лени­во блуж­да­ю­щие по Ленин­град­ской про­хо­жие так и не вспом­нят о сво­бо­де и спра­вед­ли­во­сти. Думаю, сего­дняш­ний име­нин­ник был бы этим дово­лен. С днём рож­де­ния, Вова! 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.