Еще один марш.

2 фев­ра­ля в Сама­ре состо­ял­ся пикет в рам­ках «Мар­ша в под­держ­ку узни­ков Болотной».

Местом про­ве­де­ния акции выбра­на пеше­ход­ная зона близ стан­ции мет­ро «Мос­ков­ская», и это ока­за­лось очень удоб­ным как для митин­гу­ю­щих, так и для поли­цей­ских, явив­ших­ся на меро­при­я­тие по дол­гу служ­бы – в пере­хо­де мет­ро мож­но было погреть­ся. Чис­ло митин­гу­ю­щих лишь нена­мно­го пре­вы­ша­ло чис­ло охран­ни­ков пра­во­по­ряд­ка, а все­го у мет­ро собра­лось око­ло два­дца­ти человек. 

Пока­за­тель­ным мож­но счи­тать малую инфор­ми­ро­ван­ность граж­дан­ско­го насе­ле­ния: спус­ка­ю­щи­е­ся в мет­ро люди на ходу зна­ко­ми­лись с тек­стом лозун­гов и пла­ка­тов и удив­лен­но осве­дом­ля­лись, кто такие «узни­ки Болот­ной» и что имен­но про­изо­шло 6 мая.

Участ­ни­ки пике­та вкрат­це, с огляд­кой на мороз, зна­ко­мят жела­ю­щих с исто­ри­ей «Болот­но­го дела», акцен­ти­руя вни­ма­ние на том, что в насто­я­щее вре­мя про­ку­ра­ту­ра запро­си­ла для вось­ми фигу­ран­тов сро­ки лише­ния сво­бо­ды от 5 до 6 лет – а это, кро­ме все­го про­че­го, озна­ча­ет, что и осталь­ным участ­ни­кам про­цес­са угро­жа­ют серьез­ные сроки.

Про­хо­жие реа­ги­ру­ют по-раз­но­му: одна пожи­лая жен­щи­на испу­ган­но сове­ту­ет пикет­чи­кам идти домой и «оста­вить нас, нако­нец, в покое». Дру­гая пожи­лая жен­щи­на креп­ко обни­ма­ет деву­шек, креп­ко дер­жа­щих транс­па­рант «Сво­бо­ду узни­кам 6 мая!» и бла­го­да­рит за неравнодушие.

Ничуть не мень­ше пла­кат­ных тек­стов вни­ма­ние при­вле­ка­ет извест­ная в горо­де лич­ность – транс­ген­дер­ная жен­ши­на. До соро­ка пяти лет она была муж­чи­ной. После хирур­ги­че­ской опе­ра­ции по кор­рек­ции пола рай­он­ный суд раз­ре­шил исти­це в гра­фе «пол» писать «жен­ский», но изме­нить имя с Рома­на на Ана­ста­сию отче­го-то отка­зал­ся. Так что сей­час в Сама­ре про­жи­ва­ет геро­и­че­ская жен­щи­на Роман, име­ю­щая актив­ную граж­дан­скую пози­цию. Свое уча­стие в митин­ге она иллю­стри­ру­ет сло­ва­ми Мар­ти­на Нимёл­ле­ра, про­те­стант­ско­го бого­сло­ва, одно­го из самых извест­ных в Гер­ма­нии про­тив­ни­ков нациз­ма: «Когда наци­сты при­шли за ком­му­ни­ста­ми, я мол­чал, я же не ком­му­нист. Потом они при­шли за соци­ал-демо­кра­та­ми, я мол­чал, я же не соци­ал-демо­крат. Потом они при­шли за проф­со­юз­ны­ми дея­те­ля­ми, я мол­чал, я же не член проф­со­ю­за. Потом они при­шли за евре­я­ми, я мол­чал, я же не еврей. А потом они при­шли за мной, и уже не было нико­го, кто бы мог про­те­сто­вать». Дер­жит пла­кат, где пере­черк­ну­ты сло­ва «эффек­тив­ные сред­ства пра­во­вой защи­ты», «сво­бо­да сло­ва», «сво­бо­да собра­ний» и «ЛГБТ». В цен­тре сия­ет олим­пий­ская эмбле­ма. Неперечеркнутая.

Олим­пий­ская тема затро­ну­та допол­ни­тель­но – всем жела­ю­щим из про­хо­жих раз­да­ют бро­шю­ру «Зим­няя олим­пи­а­да в суб­тро­пи­ках. Неза­ви­си­мый экс­перт­ный доклад» авто­ров Бори­са Нем­цо­ва и Лео­ни­да Мар­ты­ню­ка. Бро­шю­ра харак­те­ри­зу­ет под­го­тов­ку к олим­пиа­де как воров­скую афе­ру. Прав­да, не каж­дый полу­чив­ший текст успе­ва­ет в этом убе­дить­ся – боль­шей частью кни­жи­цы с олим­пий­ски­ми коль­ца­ми и морем на облож­ке отправ­ля­лись в бли­жай­шие урны, что гово­рит о неточ­но выбран­ной целе­вой аудитории. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.