Екатерину Герасимову осудили по политическим мотивам

Всё-таки хоро­шо в Сама­ре шьют поли­ти­че­ские дела. Логич­но: ско­ро выбо­ры, и уже пора уби­рать «неже­ла­тель­ных». Вот бук­валь­но вче­ра, 10 мар­та, пред­се­да­те­ля рег­от­де­ле­ния «Пар­тии Про­грес­са» Ека­те­ри­ну Гера­си­мо­ву осу­ди­ли за то, что она про­сто смот­ре­ла на оди­ноч­ный пикет, кото­рый про­хо­дил 6 мая 2015 на ули­це Ленинградской.

Предыстория

Кро­ме неё по это­му делу соби­ра­ют­ся осу­дить ещё несколь­ких чело­век. К адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти пыта­ют­ся при­влечь пра­во­за­щит­ни­ков, кото­рые участ­во­ва­ли в оди­ноч­ном пике­те или смот­ре­ли на акцию со сто­ро­ны. Как, напри­мер, Ека­те­ри­на Гера­си­мо­ва, кото­рая на том пике­те при­сут­ство­ва­ла, но не при­ни­ма­ла в нём уча­стие. Но руко­во­ди­те­ля рег­от­де­ле­ния «Пар­тии Про­грес­са» обви­ня­ют в уча­стии в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ном митин­ге. А осо­бо «бди­тель­ные» сви­де­те­ли пыта­ют­ся дока­зать в суде, что она явля­лась орга­ни­за­то­ром пуб­лич­но­го мероприятия.

Про­то­кол по это­му делу состав­лял­ся, поче­му-то, через 4–5 меся­цев после пике­та. То есть, к мест­ным пра­во­за­щит­ни­кам нача­ли при­ди­рать­ся срав­ни­тель­но недав­но – осе­нью про­шло­го года. Пока шли при­го­тов­ле­ния к про­цес­су, пока про­хо­ди­ли пред­ва­ри­тель­ные засе­да­ния, насту­пил 2016 год. И в нача­ле фев­ра­ля в Октябрь­ском рай­он­ном суде состо­я­лось пер­вое засе­да­ние по совер­шен­но­му наду­ман­но­му делу про­тив Екатерины.

На том суде Гера­си­мо­ва соли­ро­ва­ла. Про­сто пото­му, что пред­ста­ви­те­ли отде­ла поли­ции №6, кото­рые как раз и воз­бу­ди­ли на неё дело об адми­ни­стра­тив­ном пра­во­на­ру­ше­нии, на то судеб­ное засе­да­ние не яви­лись. Ека­те­ри­на чёт­ко объ­яс­ни­ла суду, что про­то­кол напи­сан непра­виль­но – затя­ну­ты сро­ки его состав­ле­ния и пред­по­ла­га­е­мое пра­во­на­ру­ше­ние опи­са­но непол­но. Так­же на том суде руко­во­ди­тель оппо­зи­ци­он­ной пар­тии назва­ла дело наду­ман­ным и необос­но­ван­ным: нет инфор­ма­ции о том, что яви­лось пово­дом для воз­буж­де­ния дела; не ука­за­но, на осно­ва­нии чего пра­во­охра­ни­те­ли при­чис­ли­ли её к участ­ни­кам несанк­ци­о­ни­ро­ван­но­го митин­га; и даже нет фак­ти­че­ских дока­за­тельств, что пуб­лич­ное меро­при­я­тие про­ве­де­но в нару­ше­ние закона.

Тогда же высту­пил сви­де­тель со сто­ро­ны под­су­ди­мой. Он, в отли­чие от Гера­си­мо­вой, при­ни­мал непо­сред­ствен­ное уча­стие в пике­те. Делал он это закон­но. Сто­ял с пла­ка­том в руках опре­де­лён­ное вре­мя. Затем пре­да­вал его дру­го­му акти­ви­сту. Сам же отхо­дил на 25 мет­ров от места про­ве­де­ния пике­та. То есть, ника­кой мас­со­вой акции про­те­ста не было. Лишь оди­ноч­ный пикет, кото­рый по зако­ну не нуж­но согласовывать.

Мистификаторы из НОДа

Конеч­но, без сви­де­тельств дру­гой сто­ро­ны судья не мог выне­сти реше­ние. В кон­це фев­ра­ля состо­я­лось вто­рое судеб­ное засе­да­ние по это­му делу. Появил­ся пред­ста­ви­тель поли­ции и сви­де­те­ли с его сто­ро­ны – чле­ны Наци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния (НОД). 6 мая 2015 года НОДов­цы были на пике­те. Они про­во­ци­ро­ва­ли «про­грес­си­стов» и сни­ма­ли их на каме­ру. Имен­но из-за дей­ствий НОДов­цев воз­ник кон­фликт. Мно­гие «про­грес­си­сты» тогда не сдер­жа­ли эмо­ций и гру­бо выска­зы­ва­лись в отно­ше­нии про­во­ка­то­ров. Гера­си­мо­ва, наблю­дав­шая за спо­ра­ми со сто­ро­ны, вынуж­де­на была вме­шать­ся и успо­ко­ить обе сто­ро­ны. НОДов­цы сня­ли всё это на каме­ру, а потом напи­са­ли заяв­ле­ние в поли­цию, дескать, чле­ны «Пар­тии Про­грес­са» про­ве­ли несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный митинг, а Ека­те­ри­на Гера­си­мов – орга­ни­за­тор неза­кон­но­го действа.

На фев­раль­ском суде чле­ны НОД «дока­зы­ва­ли», что имен­но Гера­си­мо­ва орга­ни­зо­ва­ла несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный митинг. Руко­во­ди­тель самар­ско­го НОД Дмит­рий Гурен­ков, напри­мер, при­чис­лил Ека­те­ри­ну к орга­ни­за­то­рам пике­та пото­му, что «у неё был при­каз­ной тон и пове­ле­ва­ю­щий голос», с помо­щью кото­ро­го она, яко­бы, руко­во­ди­ла про­цес­сом. Ещё один член НОД Андрей Тинь­ков в спи­сок неопро­вер­жи­мых дока­за­тельств того, что Ека­те­ри­на была орга­ни­за­то­ром пике­та, запи­сал её «оте­че­ский тон голоса».

Пред­ста­ви­тель поли­ции на том суде тоже ниче­го опре­де­лён­но­го ска­зать не смог. Про­вер­ку по это­му делу про­во­дил дру­гой участ­ко­вый, а тот, что явил­ся в суд, дело в гла­за не видел. И всё, что он мог ска­зать, это лишь «пикет был несанк­ци­о­ни­ро­ван» да «был нару­шен обще­ствен­ный поря­док», да «вы были участ­ни­ком несанк­ци­о­ни­ро­ван­но­го пикета».

Особо верующий полицейский

В суд вызва­ли участ­ко­во­го, кото­рый непо­сред­ствен­но состав­ляя про­то­кол на Гера­си­мо­ву. Он явил­ся вче­ра, 10 мар­та, на заклю­чи­тель­ное засе­да­ние. Участ­ко­вый упол­но­мо­чен­ный поли­ции ОП №6 Дмит­рий Эре­кай­кин на суд опоз­дал, но без него про­цесс не начи­на­ли. Пра­во­охра­ни­тель с пер­вых минут вел себя как побе­ди­тель: на вопро­сы отве­чал одно­слож­но, посто­ян­но улы­бал­ся и посмат­ри­вал на судью, дескать, пора уже про­цесс прекращаться.

Эре­кай­кин под­твер­дил, что пово­дом для воз­буж­де­ния дела явля­лись исклю­чи­тель­но мате­ри­а­лы про­вер­ки по заяв­ле­нию НОДов­цев. Пра­во­охра­ни­те­ли из шесто­го отде­ла поли­ции при­ня­ли заяв­ле­ние, вызва­ли на опрос ещё несколь­ко «сви­де­те­лей» митин­га из НОДа, при­со­во­ку­пи­ли к этим «неопро­вер­жи­мым дока­за­тель­ствам» видео, кото­рое запи­сы­ва­ли опять же НОДов­цы в день про­ве­де­ния пике­та, и обви­ни­ли Гера­си­мо­ву в уча­стии в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ном митинге.

Когда Ека­те­ри­на попро­си­ла уточ­нить, чем же имен­но в тот день она зани­ма­лась: участ­во­ва­ла в митин­ге или в мас­со­вом пике­ти­ро­ва­нии, или в оди­ноч­ном пике­те – лей­те­нант поли­ции отве­тил, что раз­ни­цы меж­ду эти­ми дей­стви­я­ми нет ника­кой. По мне­нию Эре­кай­ки­на, Гера­си­мо­ва винов­на в том, что, яко­бы, участ­во­ва­ла в обще­ствен­ном собра­нии, на про­ве­де­ние кото­ро­го не было раз­ре­ше­ния; и в том, что во вре­мя про­ве­де­ния это­го собра­ния созда­лась кон­фликт­ная ситуация.

Эре­кай­кин без­мер­но дове­ря­ет сло­вам НОДов­цев. Он верит людям, кото­рые счи­та­ют себя истин­ны­ми пат­ри­о­та­ми толь­ко пото­му, что высту­па­ют про­тив любых либе­раль­ных тече­ний. Верит людям, кото­рые назы­ва­ют чле­нов оппо­зи­ци­он­ных пар­тий пре­да­те­ля­ми роди­ны и аген­та­ми Госде­па. Участ­ко­вый несколь­ко раз повто­ря­ет в суде, что свои выво­ды он стро­ит на дово­дах НОДов­цев. Ека­те­ри­на, пони­мая с кем име­ет дело, захо­дит с дру­гой сто­ро­ны. Она пояс­ня­ет, что в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от пике­ти­ру­ю­щих были и чле­ны НОД. Они друг с дру­гом вза­и­мо­дей­ство­ва­ли. По сути, НОДов­цев тоже мож­но счи­тать участ­ни­ка­ми несанк­ци­о­ни­ро­ван­но­го собра­ния. Тут Эре­кай­кин и про­ко­лол­ся. Он ска­зал, что НОДов­цы не раз­де­ля­ют мораль­ных прин­ци­пов Гера­си­мо­вой и не под­дер­жи­ва­ют её поли­ти­че­ские взгляды.

Поли­цей­ский прак­ти­че­ски пря­мым тек­стом ска­зал, что дело про­тив Гера­си­мо­вой – поли­ти­че­ское. И, буд­то бы, спе­ци­аль­но, что­бы ни у кого в зале суда не оста­лось сомне­ний, страж поряд­ка доба­вил: «Вы 6 мар­та это­го года участ­во­ва­ли в митин­ге. Ещё 27 фев­ра­ля при­ни­ма­ли уча­стие в пике­те. Вы серьёз­но зани­ма­е­тесь этим делом. И если бы я не знал, кто вы такая и чем зани­ма­е­тесь, я бы ещё поду­мал, участ­во­ва­ли ли вы в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ном митин­ге 6 мая про­шло­го года или нет».

Суд не удивил

В завер­ше­нии судеб­но­го засе­да­ния состо­я­лись пре­ния. Участ­ко­вый лишь заме­тил, что с про­то­ко­лом согла­сен. Ека­те­ри­на Гера­си­мо­ва под­ве­ла итог все­му процессу:

«Мы всё гово­рим: шестое мая, шестое мая. Я хоте­ла бы пояс­нить, что скры­ва­ет­ся под этим поня­ти­ем. Шесто­го мая 2012 года в центр Моск­вы вышли десят­ки тысяч чело­век несо­глас­ных с резуль­та­та­ми пре­зи­дент­ских выбо­ров. Они счи­та­ли, что в резуль­та­те фаль­си­фи­ка­ций был фак­ти­че­ски назна­чен пре­зи­дент Вла­ди­мир Путин. И в резуль­та­те спе­цо­пе­ра­ций кол­лег ува­жа­е­мо­го поли­цей­ско­го, в резуль­та­те ряда судеб­ных про­цес­сов, мно­гие люди были осуж­де­ны по так назы­ва­е­мо­му «Болот­но­му делу». С тех пор в рос­сий­скую дей­стви­тель­ность вер­ну­лось сло­во­со­че­та­ние «поли­ти­че­ский заключенный».

После собы­тий тех лет люди по всей Рос­сии выхо­дят на ули­цу 6 мая в под­держ­ку полит­за­клю­чен­ных. Нынеш­ний режим в стране дела­ет всё, что­бы таких людей ста­но­ви­лось всё мень­ше. Тем не менее, в Рос­сии ещё мно­го людей, кото­рые счи­та­ют для себя дол­гом вый­ти на ули­цу 6 мая с акци­ей в под­держ­ку полит­за­клю­чен­ных. В Сама­ре такие люди тоже есть. И 6 мая 2015 года на про­тя­же­нии все­го дня граж­дане по все­му горо­ду сто­я­ли в оди­ноч­ном пике­те, раз­да­ва­ли листовки.

Один из этих пике­тов я наблю­да­ла на ули­це Ленин­град­ской. Сто­ял один чело­век, дер­жал пла­кат. Он про­во­дил оди­ноч­ный пикет, кото­рый не тре­бу­ет согла­со­ва­ния. То есть, закон он не нару­шал. Рядом с ним сто­я­ла груп­па из 10–15 чело­век. По мере мое­го при­бли­же­ния к месту пике­та, я всё отчет­ли­вее слы­ша­ла, как несколь­ко здо­ро­вых мужи­ков угро­жа­ют чело­ве­ку с пла­ка­том в руках. Я, конеч­но же, вме­ша­лась, успо­ка­и­ва­ла обе сто­ро­ны кон­флик­та. Ситу­а­ция нормализовалась.

Таким обра­зом, в моих дей­стви­ях отсут­ству­ет состав адми­ни­стра­тив­но­го пра­во­на­ру­ше­ния, кото­рый преду­смот­рен ст. 20.2 КоАП. В мате­ри­а­лах дела нет дока­за­тельств того, что я совер­ши­ла дей­ствия в нару­ше­нии уста­нов­лен­но­го поряд­ка про­ве­де­ния пуб­лич­но­го меро­при­я­тия. Пока­за­ния сви­де­те­лей со сто­ро­ны пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов сбив­чи­вы и про­ти­во­ре­чи­вы. Меня обви­ня­ют в уча­стии в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ном митин­ге. Но ника­ко­го митин­га 6 мая 2015 года на Ленин­град­ской не было. В тот день никто там не сто­ял одно­вре­мен­но с несколь­ки­ми пла­ка­та­ми. Никто не раз­да­вал листовки.

У меня нет сомне­ний, что дело про­тив меня было воз­буж­де­но в целях адми­ни­стра­тив­но­го воздействия».

Суд уда­лил­ся на сове­ща­ние. Ека­те­ри­на обсуж­да­ла что-то со слу­ша­те­ля­ми, при­шед­ши­ми сего­дня под­дер­жать её. Эре­кай­кин смот­рел на неё и улы­бал­ся, пред­вку­шая побе­ду. А потом вышел судья и ска­зал, что Гера­си­мо­ва винов­на. Ей необ­хо­ди­мо выпла­тить штраф в раз­ме­ре 10 тысяч руб­лей. Засе­да­ние счи­та­ет­ся закрытым.

И всё-таки хоро­шо в Сама­ре шьют поли­ти­че­ские дела. НОДов­цы про­во­ци­ру­ют мир­ных пике­ти­ру­ю­щих на кон­фликт. Сни­ма­ют это на каме­ру. Обви­ня­ют либе­ра­лов в совер­ше­нии адми­ни­стра­тив­но­го пра­во­на­ру­ше­ния. Пишут заяв­ле­ние в поли­цию. Пра­во­охра­ни­те­ли дове­ря­ют сло­вам чле­нов фана­тич­ной обще­ствен­но-поли­ти­че­ской орга­ни­за­ции. Судья импо­ни­ру­ет сви­де­те­лям со сто­ро­ны поли­ции, пре­ры­ва­ет под­су­ди­мую, запре­ща­ет вести ауди­о­за­пись про­цес­са, не выда­ёт про­то­ко­лы после каж­до­го засе­да­ния. А потом тот же судья выно­сит реше­ние про­тив чело­ве­ка, кото­рый про­сто пытал­ся предот­вра­тить конфликт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.