Сладостная духовность и ответственность перед историей: культура современной России

На днях в Сама­ре про­шли «Тол­стов­ские чте­ния». Сто­лич­ные и мест­ные дея­те­ли искус­ства и духо­вен­ства обсуж­да­ли, какой ста­ла куль­ту­ра в совре­мен­ной Рос­сии на фоне миро­вых гео­по­ли­ти­че­ских пере­мен. «Новая в Повол­жье» пуб­ли­ку­ет самые инте­рес­ные выска­зы­ва­ния участ­ни­ков дис­кус­сии.

DSC02563

Ната­лья Фила­то­ва, писа­тель, дирек­тор Поволж­ско­го фили­а­ла «Меж­ду­на­род­но­го университета»

- Назна­че­ние рус­ской нации быть носи­те­лем духов­ной сущ­но­сти в мире. Духов­ные поис­ки и стра­да­ния рус­ской лите­ра­ту­ры есть спи­на кита, на кото­рой выстра­и­ва­ет­ся рус­ский харак­тер. Вот, напри­мер, Ана­то­лий Мари­ен­гоф в кни­ге «Роман без вра­нья» писал: «Силы такой не най­ти, кото­рая бы вытра­ви­ла из рос­си­ян губи­тель­ную склон­ность к искус­ствам, — ни тифоз­ная вошь, ни уезд­ные кисель­ные гря­зи по щико­лот­ку, ни бес­сор­ти­рье, ни вой­на, ни рево­лю­ция, ни пустое брю­хо, ни про­тер­тые на лок­тях рукавишки». 

По-преж­не­му на искус­ство вли­я­ют эко­но­ми­че­ские и поли­ти­че­ские ката­клиз­мы. Два года назад, после Олим­пий­ских игр, нам почу­ди­лось, что мы силь­ны и ста­биль­ны. Но нача­лась сму­та у сосе­дей. В нашей стране пошли моле­ку­ляр­ные сдви­ги, и все надеж­ды на про­цве­та­ние рас­се­я­лись как дым. За этот год мы то кри­ча­ли: «Рос­сия, Рос­сия!» – под­пи­ты­вая чув­ство наци­о­наль­ной гор­до­сти, то стра­да­ли с юго-восто­ком, то отби­ва­лись от санк­ций, то пада­ли духом вме­сте с ценой на нефть, но боро­лись с миро­вым терроризмом. 

Науч­но-тех­ни­че­ский про­гресс не в силах решить глав­ные зада­чи чело­ве­че­ства, их реше­ние лежит в глу­бине чело­ве­че­ско­го духа. Оте­че­ствен­ны­ми лите­ра­то­ра­ми в каче­стве фун­да­мен­та жиз­ни чело­ве­ка и соци­у­ма выдви­га­ет­ся духов­ное нача­ло.

DSC02572

Про­то­и­рей отец Олег Агапов 

- Нынеш­ние про­бле­мы обу­слов­ле­ны идео­ло­ги­ей, кото­рую про­по­ве­ду­ет новый тип чело­ве­ка, воз­ник­ший в XX веке – ушли от кон­цеп­ции «мыс­лю – зна­чит суще­ствую», при­шли к прин­ци­пу жиз­ни «потреб­ляю – зна­чит суще­ствую». Это, конеч­но, при­су­ще запад­но­му мыш­ле­нию, но рос­сий­ская лите­ра­ту­ра, пусть не ко вре­ме­ни будет ска­за­но, все­гда раз­ви­ва­лась в кон­тек­сте запад­ной тео­рии. Поис­ки смыс­ла у наших писа­те­лей общие. И смысл они этот ищут в хри­сти­ан­стве. Поэто­му насто­я­щая куль­ту­ра, в первую оче­редь, свя­за­но с Богом. 

DSC02573

Про­то­и­рей Сер­гей Рыбаков 

- Лите­ра­ту­ра – это фор­ма отно­ше­ния к миру как к дому. Если я живу в доме, зна­чит, у это­го дома есть хозя­ин, и у каж­до­го суще­ству­ет сфе­ра ответ­ствен­но­сти. А если же я живу в ноч­леж­ке или гости­ни­це, то хозя­ин мой – обслу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал, а сосе­ди мои – сопер­ни­ки. Так жить, конеч­но, нель­зя. Отто­го мне и кажет­ся, что отно­сить­ся к миру нуж­но как к дому. 

Здесь Ната­лья Фила­то­ва не удер­жа­лась и реши­ла дока­зать свою любовь к отчизне: «Бук­валь­но на днях наш пре­зи­дент гово­рил о духов­но­сти рус­ской лите­ра­ту­ры, рус­ско­го язы­ка. Это про­зву­ча­ло в уни­сон нашей сего­дняш­ней теме. И я очень пора­до­ва­лась, когда вы гово­ри­ли о хозя­ине».

DSC02576

Пётр Алеш­ков­ский, рус­ский писа­тель, исто­рик, радио­ве­ду­щий, теле­ве­ду­щий, журналист 

- Сего­дня в куль­ту­ре наблю­да­ет­ся колос­саль­ная беда – дух мене­дже­ров захва­тил и пода­вил зна­ние, куль­ту­ру пони­ма­ния прошлого. 

В 70‑е я рабо­тал в рестав­ра­ции, и пом­ню, что сто­и­ло защи­тить про­ект по вос­ста­нов­ле­нию, ска­жем, «луков­ки» древ­не­го собо­ра – бес­ко­неч­ные экс­пер­ти­зы, про­ек­ты и пла­ны. Всё это гово­ри­ло об ответ­ствен­но­сти рестав­ра­то­ра. При­чём это не обя­за­тель­но отно­сить к рестав­ра­ции цер­ков­но­го зда­ния. Давай­те, уже отой­дем от сла­дост­ной духов­но­сти. Здесь речь идёт об ответ­ствен­но­сти перед исто­ри­че­ской памя­тью.

В 90‑е рестав­ра­ции нанес­ли колос­саль­ный урон. Финан­со­вое поло­же­ние при­нуж­да­ло ухо­дить в сфе­ру совре­мен­ной архи­тек­ту­ры. Отту­да люди уже не воз­вра­ща­лись. Зато появи­лись мафи­оз­ные струк­ту­ры, свя­зан­ные с искус­ством – Ари­стар­хов и Пиру­мов [заме­сти­те­ли мини­стра куль­ту­ры РФ, кото­рые обви­ня­ют­ся в созда­нии кор­руп­ци­он­ных схем в сфе­ре заклю­че­ния гос­кон­трак­тов на рестав­ра­цию куль­тур­но­го насле­дия – прим. авт.]. Такие люди выиг­ры­ва­ют аук­ци­о­ны на про­ве­де­ние вос­ста­но­ви­тель­ных работ, совер­шен­но не пони­мая, как нуж­но реста­ври­ро­вать памят­ни­ки куль­ту­ры. В ито­ге, про­во­дят рабо­ты в сжа­тые сро­ки, нажи­ва­ют­ся на бюд­жет­ном финан­си­ро­ва­нии, а памят­ни­ки оста­ют­ся без долж­но­го ухода.
Мы долж­ны объ­явить вой­ну таким «рестав­ра­то­рам». Пусть они идут дыр­ки в зем­ле кру­тят, нефть добы­ва­ют. Это, конеч­но, тоже серьёз­ная про­бле­ма, но в этой сфе­ре про­бле­му мож­но решить. А если такой непо­ни­ма­ю­щий рестав­ра­тор про­кру­тит дыр­ку в стене, то уни­что­жит кир­пич 15 века, кото­рый нигде уже не найти. 

Ещё хотел ска­зать по пово­ду кро­ви про­шлых лет. Был я в 80‑е годы на «Солов­ках». Пока ехал туда, ужас­но боял­ся. Как же?! Столь­ко исто­рий страш­ных об этом лаге­ре слы­ша­ли. Рабо­тал там месяц с лиш­ним. И посте­пен­но «Солов­ки» ста­ли отхо­дить на вто­рой план. Я позна­ко­мил­ся с девуш­кой, мно­го гуля­ли с ней. А кра­со­ты какие там! Какая при­ро­да! ГУЛАГ отсту­па­ет в такие момен­ты. И совер­шен­но нор­маль­но отно­сить­ся так к про­шло­му. Невоз­мож­но жить в кош­ма­ре и ужа­се, но так же нель­зя забы­вать про­шлое и под­ме­нять его «Ста­ли­ным как эффек­тив­ным мене­дже­ром».

DSC02588

Алек­сей Вар­ла­мов, рос­сий­ский писа­тель, пуб­ли­цист, фило­лог, иссле­до­ва­тель исто­рии рус­ской лите­ра­ту­ры XX века

- Я очень рад, что круг­лый стол про­во­дит­ся в усадь­бе Алек­сея Тол­сто­го. Ведь он в моей жиз­ни сыг­рал зна­чи­тель­ную роль. Чест­но при­зна­юсь, когда мне ска­за­ли писать био­гра­фи­че­скую кни­гу о Тол­стом, я совер­шен­но не хотел это­го делать. Читал, конеч­но, его про­из­ве­де­ния, но не нахо­дил в них ниче­го вели­ко­го. К тому же, мне Тол­стой как чело­век не нра­вил­ся: крас­ный граф, ста­лин­ский при­спеш­ник, циник. 

Но как толь­ко я стал зани­мать­ся его жиз­нью, при­шло иное пони­ма­ние писа­те­ля. Его назы­ва­ли «брю­хом талант­лив», мот, кути­ла, «без царя в голо­ве», но ока­за­лось, что Алек­сей Тол­стой – чело­век с глу­бо­ким внут­рен­ним кон­флик­том. Напри­мер, воз­вра­ще­ние в СССР. Это его реше­ние нель­зя рас­смат­ри­вать одно­знач­но. Это не было при­спо­соб­лен­че­ством, он вхо­дил в клет­ку с тиг­ром. Поки­нул рус­скую эми­гра­цию по той же при­чине, по кото­рой уехал за гра­ни­цу после рево­лю­ции – не при­нял Брест­ский мир, пото­му что Рос­си­ей тор­го­вать нель­зя; не при­нял он и рас­суж­де­ния эми­гран­тов о раз­де­ле Рос­сии во вре­мя Крон­штадт­ско­го вос­ста­ния – это глу­бин­ный патриотизм. 

Я к тому, что нель­зя гово­рить о рус­ском чело­ве­ке одно­знач­но. Меня­ет­ся вре­мя, меня­ет­ся и чело­век. Это не зна­чит, что он при­спо­саб­ли­ва­ет­ся. Про­сто чело­век мыс­лит себя в кон­тек­сте исто­рии. Возь­мём, напри­мер, При­шви­на и Буни­на. Их днев­ни­ко­вые запи­си до октябрь­ской рево­лю­ции прак­ти­че­ски неот­ли­чи­мы: в ужа­се от дико­сти и бан­ди­тиз­ма, про­цве­та­ю­щих в эпо­ху Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства. И оба они не при­ня­ли боль­ше­ви­ков. Но посмот­ри­те, как сло­жи­лась их судь­ба: Бунин уехал в эми­гра­цию, При­швин остал­ся в СССР и в кон­це жиз­ни в днев­ни­ке запи­сал: «Делать нече­го, я – ком­му­нист». В этом не было ком­про­мис­са, тор­га, лукав­ства и тру­со­сти. Лишь чест­ная, искрен­няя пози­ция муже­ствен­но­го человека. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.