У Черного моря

Ана­то­ми­че­ски Гас­пра счи­та­ет­ся частью Ялты как город­ско­го окру­га. Но Ялта и Гас­пра совер­шен­но не похо­жи. Как своё лёг­кое и пере­са­жен­ная печень. Печень важ­на в краю вино­де­лия. Вот послу­шай­те. В Ялте мож­но най­ти мест­ных жите­лей, и не за при­лав­ком суве­нир­ной лав­ки, но близ­ко нера­бо­та­ю­ще­го бан­ко­ма­та, напри­мер. На набе­реж­ной и в окрест­но­стях при­мер­но два бан­ко­ма­та, и один не рабо­та­ет; толь­ко что могут­ный муж­чи­на в май­ке-алко­го­лич­ке пнул его заго­ре­лой ногой. Тут же девуш­ка, замо­тав­шая голо­ву в пест­рый шелк, со сме­хом гово­рит сво­ей спут­ни­це, фар­фо­ро­вой ста­руш­ке в афри­кан­ском пла­тье: вче­ра за пять минут десять новых руга­тельств здесь узна­ла. Лиш­ни­ми не будут, — отве­ча­ет ста­руш­ка практично.

В Гас­пре мест­ное насе­ле­ние отсут­ству­ет, или пред­став­ле­но сует­ли­вы­ми хозя­е­ва­ми ком­нат, сда­ва­е­мых блед­ным кон­ти­нен­таль­ным жите­лям на неде­ли, дни, пове­зёт – меся­цы. Но быва­ют исклю­че­ния, быва­ют. Вот око­ло мага­зи­на «Кор­ми­лец» соби­ра­ет­ся еже­днев­но трой­ка чело­век, чле­ны бук­валь­но дис­кус­си­он­но­го круж­ка, обсуж­да­ют зем­ле­тря­се­ние в Япо­нии, блог Наваль­но­го, пол­но­лу­ние и неми­ну­е­мое пре­вра­ще­ние жен­щин в ведьм. Самую млад­шую из них, Свет­ку 44 лет, не при­ни­ма­ют всерьёз.

В Ялте вече­ра­ми на набе­реж­ной – живая музы­ка, три шага прой­дешь – а вот и дру­гая, улич­ные тан­цо­ры на спе­ци­аль­но раз­ло­жен­ном поле дают жару, фокус­ник гото­вит­ся выта­щить из рука­ва бело­го голу­бя, сак­со­фо­ни­сту под­пе­ва­ет его соба­ка, по виду – хоро­шая двор­ня­га. От цоев­ско­го «апре­ля» (какая слав­ная пес­ня! это новая?) через сирот­ские напе­вы гар­мо­ни­ста (боже мой, мама, опять он тут, уве­ре­на, ему пла­тят толь­ко за то, что­бы замол­чал) к люби­те­лю шан­со­на в белых уко­ро­чен­ных шта­нах и крас­ных мока­си­нах. Он дово­лен собой и любим зре­лы­ми жен­щи­на­ми в горо­хо­вых пла­тьях и пре­дель­но насы­щен­ном маки­я­же. Жен­щи­ны соби­ра­ют­ся ста­я­ми и сви­ре­по тан­цу­ют до упа­ду, не забы­вая кор­мить ящи­чек для денег круп­ны­ми купюрами.

yalta2

В Ялте сво­ра­чи­ва­ешь с набе­реж­ной и попа­да­ешь на кру­то взби­ра­ю­щу­ю­ся вверх узкую ули­цу с пре­лест­ны­ми дома­ми, бал­кон­чи­ка­ми, тер­рас­ка­ми, розо­вы­ми куста­ми, веч­но­зе­ле­ным лав­ром и еще чем-то из семей­ства маль­во­вых, и полу­ча­ешь воз­мож­ность быть не раз­ве­се­лым курорт­ни­ком в парео поверх купаль­но­го костю­ма, а вдум­чи­вым стран­ни­ком, почти менестрелем.

В Гас­пре про­ло­же­на одна тро­па для вся­ко­го вида отды­ха­ю­щих, это Алуп­кин­ское шос­се. Алуп­кин­ское шос­се устро­е­но так – сер­пан­ти­ни­стая узкая доро­га, по обе сто­ро­ны дома отды­ха, иной раз и парк-оте­ли с соб­ствен­ны­ми канат­ны­ми дорогами(новация вре­ме­ни). Тро­туа­ры есть дале­ко не вез­де, и вот лику­ю­щий люд празд­но шата­ет­ся от сана­то­рия «Парус» до пан­си­о­на­та «Актер». При­мер­но на сере­дине марш­ру­та кло­чок раз­но­шерст­ных еда­лен и про­дук­то­вых мага­зи­нов; бан­ков­ские кар­ты не при­ни­ма­ют, про­дав­цы мсти­тель­но кри­чат зазе­вав­шим­ся ста­руш­кам, божьим оду­ван­чи­кам: побе­ре­гись! когда в дверь зано­сят ящи­ка­ми крым­ское вино, по цене пре­вос­хо­дя­щее все крым­ские вина в дру­гих реги­о­нах. Курорт­ная зона, чего.

gaspra

По Алуп­кин­ско­му шос­се кур­си­ру­ет рей­со­вый авто­бус, ука­за­те­ли на лобо­вом стек­ле заво­ра­жи­ва­ют: Алуп­ка-Ялта, напри­мер, или Мис­хор-Новый Свет. Авто­бу­сы бит­ком, курорт­ни­кам немно­го помо­га­ет малое коли­че­ство одеж­ды по лет­не­му вре­ме­ни, но меша­ют соло­мен­ные широ­ко­по­лые шля­пы. Вот авто­бус, ста­ра­тель­но впи­сав­шись в пово­рот, тор­мо­зит на оста­нов­ке «Сана­то­рий Днепр», в чис­ле про­чих выдав­ли­ва­ет из душ­но­го нут­ра пару из сер­ди­той жен­щи­ны и муж­чи­ны с тре­вож­ным взгля­дом. Жен­щи­на плот­но охва­ты­ва­ет локоть спут­ни­ка паль­ца­ми и пра­вой, и левой руки, для надеж­но­сти, и гово­рит: «Ген­на­дий. Тю! Ну что ты опять при­ду­мал. Мы в тыся­че мест мог­ли купить сига­ре­ты». Её воль­ный южный говор рас­цве­та­ет теп­лым вече­ром, под крым­ски­ми сос­на­ми и веч­но-зеле­ны­ми пира­ми­даль­ны­ми кипарисами.

Ген­на­дий чет­ко, собран­но отве­ча­ет: «Пят­на­дцать-два­дцать минут». «Каких два­дцать? – ярост­но кри­чит жен­щи­на, поправ­ляя пере­кру­чен­ные лям­ки сара­фа­на, — пят­на­дцать, Геннадий!»

Ген­на­дий не тра­тит вре­мя на ответ и рез­во стар­ту­ет в сто­ро­ну цен­тра Гас­пров­ской циви­ли­за­ции. Успеть за пят­на­дцать минут. Выпить пива? Сто пять­де­сят вод­ки? Беги, Ген­на­дий, беги.

Ялтин­ская набе­реж­ная одной сво­ей сто­ро­ной име­ет Чер­ное море, а дру­гой – нор­маль­ную пеше­ход­ную ули­цу, бути­ки тара­щат­ся все­ми разо­де­ты­ми мане­ке­на­ми, мага­зи­ны элит­но­го алко­го­ля и доро­гие гости­ни­цы. Вот эту, гово­рят, с назва­ни­ем София, пода­ри­ли Софии Рота­ру. Пыш­ная рас­ти­тель­ность во дво­ре, огни в самых неожи­дан­ных местах горят, пах­нет цве­та­ми и еще этот их сапах сигар доно­сит­ся. Может быть, тоже доро­гих. К парад­но­му подъ­ез­ду в явном состо­я­нии вой­ны пле­тет­ся семей­ство из тор­же­ству­ю­ще­го в гне­ве отца, уста­лой мате­ри и двух доче­рей, млад­ших под­рост­ков. Отец воз­глав­ля­ет шествие, часто огля­ды­ва­ясь и покри­ки­вая: «Давай­те, нога­ми шеве­ли­те! Сколь­ко мож­но вас ждать! И что­бы сей­час из номе­ра ни ногой, ни паль­цем ноги!» Пер­вой начи­на­ет кивать мать, как ни стран­но, и в гла­зах её вот это выра­же­ние: испор­чен отпуск, к чер­тям испор­чен отпуск, и не для нее все эти живые музы­ки, насто­я­щие фокус­ни­ки и даже Чер­ное море — не для нее.

yalta3

Save

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.