Узор Пенроуза. Глава 13

Боль­ни­ца св. Ксе­нии петербургской.

Юная Кор­де­лия в длин­ной фут­бол­ке с прин­том «HANDLE WITH CARE BECAUSE WE ARE WATCHING YOU» сто­ит, рас­ка­чи­ва­ет­ся с пят­ки на носок. Я сижу на кушет­ке в шер­ша­вом колен­ко­ро­вом пере­пле­те, ана­ло­гич­ную кушет­ку напро­тив плот­но зани­ма­ют сра­зу пять или шесть жен­щин – ноч­ные рубаш­ки, испу­ган­ные лица, высо­ко забран­ные воло­сы, сжа­тые кула­ки, сжа­тые губы. Их голу­бо­ва­тые ноги раз­но­го раз­ме­ра сим­мет­рич­но раз­ме­ще­ны во фраг­мен­тах гео­мет­ри­че­ско­го узо­ра лино­ле­ума, здесь как раз наблю­да­ет­ся све­жая встав­ка — метал­ли­че­ски­ми гиб­ки­ми поло­са­ми при­шпи­лен новый яркий кусок. Ноги жен­щин попа­ли в ловуш­ки, в кап­ка­ны, волк или бобер может отгрызть себе ногу в такой ситу­а­ции, а чело­век – не всегда.

Ловуш­ка индей­ско­го пле­ме­ни чип­пе­ва для птиц пред­став­ля­ет собой осо­бым обра­зом рас­по­ло­жен­ную пет­лю на вет­ке, а для поим­ки пес­цов и мел­ких куньих часто устра­и­ва­ют искус­ствен­ные норы из под­гни­ва­ю­щих ста­рых дере­вьев, сво­е­го рода лабиринты.

Зна­ме­ни­тый Кнос­ский дво­рец назы­вал­ся лаби­рин­том. Кра­си­вей­шее место ост­ров Крит, и вооб­ще Гре­ция – цве­ту­щая зем­ля, колы­бель мира.

Соглас­но извест­но­му гре­че­ско­му мифу, цари­ца Паси­фая — жена царя Мино­са, влю­би­лась в быка. Пло­дом люб­ви ста­ло чудо­ви­ще с бычьей голо­вой и чело­ве­че­ским телом, наре­чен­ное Мино­тав­ром. Регу­ляр­но в жерт­ву ему посы­ла­лись семь знат­ных юно­шей и семь пре­крас­ных девушек.

Сын афин­ско­го царя Эгея, бла­го­род­ный Тезей, вошел в лаби­ринт, добрал­ся до Мино­тав­ра и побе­до­нос­но сра­зил­ся с ним. Затем, нама­ты­вая нить на клу­бок, кото­рый вру­чи­ла ему царев­на Ари­ад­на, отыс­кал выход и бежал. Увез с собой влюб­лен­ную царев­ну, но забыл под­нять на кораб­ле белый парус тор­же­ства, как было услов­ле­но с Эге­ем. Уви­дев изда­ли чер­ный парус и, решив, что погиб его люби­мый сын, царь Эгей сошел с ума от горя и бро­сил­ся в море. Воды сомкну­лись над его голо­вой, воло­сы спу­та­лись с водо­рос­ля­ми, и уже ско­ро одно было неот­ли­чи­мо от другого.

Двой­ные две­ри в малую опе­ра­ци­он­ную рас­пах­ну­ты, в про­свет вид­ны гине­ко­ло­ги­че­ские крес­ла ста­ро­мод­но­го образ­ца, мно­го. По два в несколь­ко рядов. Под­став­ки для бедер раз­вер­ну­ты в раз­ные сто­ро­ны. Эма­ли­ро­ван­ные серо-жел­тые тазы, под­пи­сан­ные сбо­ку: «13 отд.», крас­ные бук­вы сно­ва кро­во­то­чат. Шат­кие эта­жер­ки для инстру­мен­та­рия покры­ты белы­ми в тем­ных печа­тях пелен­ка­ми, края пеле­нок утя­же­ле­ны хирур­ги­че­ски­ми зажи­ма­ми, похо­жи­ми на недее­спо­соб­ные нож­ни­цы. Пах­нет дез­ин­фи­ци­ру­ю­щим рас­тво­ром и разо­гре­тым желе­зом. Я чув­ствую себя гине­ко­ло­ги­че­ским креслом, эма­ли­ро­ван­ным тазом, хирур­ги­че­ским зажи­мом, разо­гре­тым желе­зом, и одно уже неот­ли­чи­мо от другого.

Юная Кор­де­лия говорит:

- Жут­ко­ва­то как-то. Стало.

Я киваю.

Влюб­лен­ная Ари­ад­на в объ­я­ти­ях кра­сав­ца Тезея спу­сти­лась на цве­ту­щую зем­лю, а Эгея поеда­ли рыбы, жад­но ору­дуя роти­ка­ми-при­сос­ка­ми. Сей­час очень рас­про­стра­нен такой мас­саж – рыб­ка­ми. Назы­ва­ет­ся экзо­ти­че­ским, ступ­ни поме­ща­ют­ся в спе­ци­аль­ный аква­ри­ум и рыб­ки при­вет­ли­во отъ­еда­ют мерт­вую плоть.

Невы­со­ко­го роста док­то­ри­ца в свет­ло-голу­бом костю­ме машет раз­дра­жен­но рукой, при­вле­кая вни­ма­ние кого-то дале­ко в коридоре:

- Киры­ван­на! Ты посмот­ре­ла, что там с банкоматом?

Киры­ван­на ока­зы­ва­ет­ся рядом, это сред­них лет жен­щи­на в гряз­но­ва­том хала­те и клет­ча­тых вой­лоч­ных сапож­ках, по-мое­му, такая обувь назы­ва­лась «про­щай, моло­дость», но могу и путать. Над голе­ни­ща­ми вой­лоч­ных сапо­жек заво­ра­чи­ва­ют­ся хлоп­ча­то­бу­маж­ные чул­ки. Пол­ное лицо Киры­ван­ны ста­но­вит­ся мали­но­вым от шеи ко лбу, и, демон­стри­руя отсут­ствие двух-трех ниж­них зубов, она выкри­ки­ва­ет отрывисто:

- Зна­е­те что, Зоя Федо­ров­на, мне, может быть, еще за бан­ко­ма­ты отве­чать? Я, Зоя Федо­ров­на, ни мину­ты вооб­ще не сижу за сме­ну! Все руки облу­пи­ла за рабо­той! Может быть, Зоя Федо­ров­на, упол­но­мо­чен­ные люди будут отве­чать за бан­ко­ма­ты? Про­фес­си­о­наль­ные банкиры?

Шипя­щие зву­ки уда­ют­ся Киры­ванне не очень, со сви­стом и пен­ны­ми кап­ля­ми слю­ны выры­ва­ясь из малень­ко­го на удив­ле­ние рта, рас­кра­шен­но­го оран­же­вой с пер­ла­мут­ром пома­дой. Зоя Федо­ров­на не жела­ет оста­вать­ся край­ней и опле­ван­ной, она под­би­ра­ет­ся и кида­ет в ответ:

- Киры­ван­на, вы бы пом­ни­ли себя получ­ше! В пят­ни­цу из-за вас плот­ник весь косяк рас­ко­ря­чил, пото­му что вы при­ду­ма­ли домой ухо­дить, а дверь закры­ли, а мы в пят­ни­цу при­ни­ма­ли меди­ка­мен­ты через хозблок!

- Ой, Зоя Федо­ров­на, а ведь я живу-то на Луне! Нет, на Мар­се! И мне-то и позво­нить нель­зя, и никак свя­зать­ся! Что­бы ключ!..

- Киры­ван­на, вы оши­ба­е­тесь, думая, что кому-то вооб­ще инте­рес­но с вами связываться.

Они не пре­кра­ща­ли раз­го­во­ра, стоя напро­тив друг дру­га и под пла­ка­том «Жен­ские поло­вые орга­ны», где ярко-розо­вым была нари­со­ва­на муску­ли­стая мат­ка, фал­ло­пи­е­вы тру­бы, поче­му-то фио­ле­то­вым – яич­ни­ки, и мас­са каких-то кру­го­вых диаграмм.

Нина не носи­ла ни розо­во­го, ни фио­ле­то­во­го, и при­чин вспо­ми­нать ее, рас­смат­ри­вая нагляд­ное посо­бие, не было совер­шен­но, исклю­чая, конеч­но, те фак­ты, что она име­ет жен­ские поло­вые орга­ны и явля­ет­ся женой мое­го любов­ни­ка уже шесть лет. О‑ля-ля, а вот и нет, а вот и нет, женой мое­го любов­ни­ка она явля­ет­ся гораз­до доль­ше, и так ли нуж­ны мне при­чи­ны, что­бы вспо­ми­нать о ней.

Око­ло неде­ли назад я соби­ра­ла на стол, вечер­нее вре­мя и пла­ни­ро­вал­ся ужин. Доче­ри я обыч­но раз­ре­шаю есть в ком­на­те, она смот­рит мульт­филь­мы по теле­ви­зо­ру, сей­час в фаво­ри­тах нено­вый «Лило и Стич», отнес­ла и поста­ви­ла на рас­пи­сан­ный под хох­ло­му сто­лик тарел­ку с фар­ши­ро­ван­ны­ми пер­ца­ми, пред­ва­ри­тель­но раз­ре­зав их на кус­ки, при­ем­ле­мые для дет­ско­го рта.

Сама вер­ну­лась на кух­ню и потя­ну­лась за хле­бом. Дер­жа­ла в одной руке нож, в дру­гой – гор­чич­ный батон. Борь­ка глот­нул из люби­мой круж­ки с чеш­ским фаза­ном холод­но­го пива и сказал:

- Нина сего­дня при­е­ха­ла в кон­то­ру на кру­той новой тач­ке. Абсо­лют­но не пред­на­зна­че­на, конеч­но, для семей­ных поез­док. Двух­двер­ка Maserati, тюнинговая…

-Како­го цве­та, — спро­си­ла я, уро­нив после­до­ва­тель­но хлеб и нож. Кру­тая новая тач­ка! Двух­двер­ка Maserati! Нож скольз­нул по бато­ну, сре­зав часть кор­ки. Накло­ни­лась, под­ня­ла с пола.

- Огнен­но-крас­ная, — вдох­но­вен­но про­дол­жал Борь­ка, — офи­ги­тель­ная! И этот тюнинг от Mansory! Раз­но­ве­ли­кие коле­са, кова­ные дис­ки, длин­ный капот, рельеф­ные кры­лья, и этот их фир­мен­ный воз­ду­хо­за­бор­ник! Салон рос­кош­ный. Тоже красный…

Я пыта­лась как-то нала­дить про­цесс рез­ки хле­ба, но пред­ме­ты отпры­ги­ва­ли от меня, долж­но быть, оттал­ки­ва­ясь сер­ди­тым элек­три­че­ством, бью­щим из кон­чи­ков пальцев.

- Повсю­ду доро­гу­щая стё­га­ная кожа и узор­ча­тое пле­те­ние угле­род­ных воло­кон, на педа­лях и пло­щад­ке для отды­ха левой ноги — алю­ми­ни­е­вые накладки!..

Пло­щад­ка для отды­ха левой ноги, смот­ри-ка. Борь­ка про­дол­жал рас­сказ, вер­нее – пес­ню, в опре­де­лен­ных кру­гах он изве­стен как певец спор­тив­ных авто­мо­би­лей, памя­тен слу­чай, когда в одна тыся­ча девять­сот девя­но­сто пер­вом году его при­ня­ли, нако­нец, в сек­цию кар­тин­га, и бук­валь­но через день про­изо­шел авгу­стов­ский путч, после кото­ро­го сек­ция поче­му-то суще­ство­вать перестала.

Борь­ка ско­рее отно­сил себя к счаст­ли­вым и удач­ли­вым людям, и эту исто­рию часто повто­ря­ет в фор­ма­те: «и на ста­ру­ху быва­ет про­ру­ха»; с иде­ей стать пило­том боли­да он рас­про­щал­ся, остал­ся лишь непри­кры­тый вос­торг его при виде sport cars.

Я часто дума­ла о том, как скла­ды­ва­лась жизнь Нины, день за днем, соби­ра­ла инфор­ма­цию о ней по кро­хам, даже заре­ги­стри­ро­ва­лась под чужим име­нем на сай­те шко­лы, где учи­лись девоч­ки, что­бы иметь воз­мож­ность рас­смат­ри­вать класс­ные фото­гра­фии, пик­ни­ки чае­пи­тия и все такое; сооб­ще­ние Борь­ки про новую ее маши­ну меня потряс­ло. Уша­ков, по моим пред­став­ле­ни­ям, не имел воз­мож­но­сти поку­пать настоль­ко доро­гие и бес­по­лез­ные вещи, не вле­зая в дол­ги и слож­ные кре­ди­ты, если же он так посту­пил, то при­чи­на была серьезная.

- Но я сра­зу понял, — ока­зы­ва­ет­ся, гово­рил уже Борь­ка, — сра­зу понял, что пода­рок от того само­го бога­то­го хаха­ля. Ну, о кото­ром все вокруг актив­но сплетничают.

- Подо­жди, как это – пода­рок от бога­то­го хаха­ля, — я выро­ни­ла нож еще раз, — от како­го-тако­го хаха­ля? Мы сей­час про Нину говорим?

- Блин, Оль, ну ты вооб­ще нико­гда не слу­ша­ешь меня, — пожа­ло­вал­ся Борь­ка, — я еще вес­ной вме­сте с тобой удив­лял­ся, что Нина вдруг пре­под­нес­ла всем нашим дамам на вось­мое мар­та фран­цуз­ские духи и какие-то там забу­бен­ные кре­ма, а потом рва­ну­ла ста­кан мар­ти­ни и хва­ста­лась, что этот ее при­я­тель очень щедр. Типа, пода­рил ей кор­зи­ну вся­ких этих пар­фю­ме­рий, и она пря­мо не зна­ет, куда их девать. И пря­мо гото­ва — раз­да­вать на ули­це. И пря­мо раздает.

Я под­ня­ла нож, сдер­жи­вая вол­не­ние, спросила:

- И что же, Уша­ков в курсе?

Борь­ка морг­нул и ответил:

- Не думаю. Кста­ти, если мы дей­стви­тель­но хотим пода­рить маме на шести­де­ся­ти­ле­тие фран­цуз­ско­го буль­до­га, то давай уже поедем в эти выход­ные к завод­чи­ку. А то тянем, тянем…

Он взма­хи­вал вил­кой, кус­ком хле­ба, ино­гда под­но­сил ко рту пив­ную круж­ку и делал глот­ки, ска­терть на сто­ле немно­го сби­лась и я опра­ви­ла ее обе­и­ми рука­ми, хоро­шая ска­терть, спе­ци­аль­ный состав, оттал­ки­ва­ю­щий жид­кость. Если про­лить на нее чай, какое вре­мя кап­ли будут нахо­дить­ся в виде акку­рат­ных шари­ков, напо­до­бие ртут­ных. А если про­лить суп, полу­чит­ся то же самое, и раз­ве что по насы­щен­но­сти цве­та мож­но будет отли­чить суп от чая. А если ниче­го не уда­лось про­лить, то вско­ре пры­гать вокруг с тряп­кой ста­но­вит­ся немно­го нелов­ко. И я пере­ста­ла. Села, спо­кой­но сло­жив одну ладонь на дру­гую. Нина на неве­ро­ят­ной тач­ке. Ее бога­тый при­я­тель с кор­зи­ной пар­фю­ме­рии. Надо бы как сле­ду­ет обду­мать. Сесть, и спе­ци­аль­но заду­мать­ся. Я вышла из кух­ни, зашла в ван­ную ком­на­ту, не вклю­чая све­та, тасо­ва­ла полу­чен­ную инфор­ма­цию: мазе­ра­ти, хахаль, Уша­ков, и далее по кру­гу. Это про­изо­шло неде­лю назад.

Сей­час я сижу на корич­не­вой кушет­ке, рядом топ­чет­ся юная Кор­де­лия, такое имя было у одной из доче­рей царя Лира, а у про­ти­во­по­лож­ной сте­ны, под посте­ром «Жен­ские поло­вые орга­ны» раз­го­ва­ри­ва­ют меди­цин­ские работ­ни­ки, Зоя Федо­ров­на и Киры­ван­на. Киры­ван­на по-лоша­ди­но­му пря­да­ет голо­вой, буд­то бы уво­ра­чи­ва­ясь от обид­ных слов о раз­ло­ман­ном двер­ном кося­ке, Зоя Федо­ров­на, почу­яв сла­би­ну, тему про­дол­жа­ет. Не знаю, чем сей­час заня­та Нина, но забав­но пред­став­лять ее имен­но в салоне Maserati, оби­том доро­гу­щей кожей. Огнен­но-крас­ной, опре­де­лил Борь­ка, цве­та арте­ри­аль­ной кро­ви; кровь, что поте­чет через несколь­ко минут по моим ногам, будет тем­ной. Венозной.

Навер­ное, суще­ству­ют авто­мо­би­ли, сало­ны кото­рых отде­ла­ны кожей это­го оттенка.

- Давай­те отло­жим дис­кус­сию на после­обе­ден­ное вре­мя, — наро­чи­то мяг­ко пред­ла­га­ет Зоя Федо­ров­на, — вы же види­те, нас жен­щи­ны ждут. Зови­те Аль­бер­ти­ка. Пора начинать.

- Пора начи­нать, — вто­рит ей став­шая вдруг послуш­ной Киры­ван­на, и в эту же секун­ду гас­нет свет.

Кори­дор мгно­вен­но пре­вра­ща­ет­ся в тем­ную и сле­пую киш­ку, лаби­ринт Мино­тав­ра, из-за спе­ци­фи­ки про­из­вод­ства окна в малой опе­ра­ци­он­ной зама­за­ны белым, и без того сла­бень­кий днев­ной свет не про­би­ва­ет­ся через мно­гие слои крас­ки, ску­ко­жи­ва­ет­ся и вяло сочит­ся через щели.

- Иии­и­и­и­и­ии! — раз­да­ет­ся жен­ский испу­ган­ный визг сна­ча­ла спра­ва, потом сле­ва, потом виз­жать начи­на­ет кушет­ка в колен­ко­ро­вом пере­пле­те, вто­рая кушет­ся напро­тив и все пять или шесть сидя­щих на ней голу­бо­но­гих женщин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.