Я позвоню вам с телефона-автомата

Рас­ши­ряя гра­ни­цы созна­ния, мож­но твер­до ска­зать, что сего­дня у каж­до­го есть своя люби­мая исто­рия не толь­ко про сугро­бы-убий­цы и встре­чи с запре­щен­ны­ми в Рос­сии сыра­ми, но и непре­мен­но про попыт­ки дозво­нить­ся в какие-то при­сут­ствен­ные места. В такие, зна­е­те, спе­ци­аль­ные при­сут­ствен­ные места, где в труб­ке вклю­ча­ют пре­крас­ную музы­ку, и девуш­ка каж­дые пят­на­дцать-шест­на­дцать минут гово­рит вкрад­чи­во: «ваш зво­нок очень важен для нас!». В голо­се её игра­ют элек­трон­ные пере­ли­вы, а еще необ­хо­ди­мо пере­ве­сти теле­фон в тональ­ный режим на нажать циф­ру один, если вы – физи­че­ское лицо. Два – если вас бес­по­ко­ит баланс лице­во­го сче­та. Три – если вы уме­е­те сво­ра­чи­вать язык в тру­боч­ку. Четы­ре – если вы пред­по­чи­та­е­те крас­ное вино бело­му. Пять – если состо­и­те в моно­гам­ном бра­ке более деся­ти лет. Шесть – во всех осталь­ных случаях.

К иска­жен­но­му Моцар­ту или теме из «Эмма­ну­эль» все уже более-менее при­тер­пе­лись, но жизнь не сто­ит на месте, и каж­дое утро мы впра­ве наде­ять­ся на что-то новое. Вче­ра моей подру­ге очень повез­ло. Подру­га зво­ни­ла в меди­цин­ское учре­жде­ние, хоте­ла вос­поль­зо­вать­ся пост­празд­нич­ной ново­год­ней акци­ей и прой­ти ком­плекс­ное обсле­до­ва­ние все­го тела и внут­ри. Учре­жде­ние было непро­стое, не вот там пер­вая город­ская боль­ни­ца име­ни Пиро­го­ва, где при­хо­дишь в любое вре­мя суток и сидишь себе мир­но в при­ем­ни­ке, отды­ха­ешь. Кру­тое это было меди­цин­ское учре­жде­ние, типа «евро­пей­ская кли­ни­ка в Сама­ре» или «аме­ри­кан­ская кли­ни­ка в Сама­ре», или даже «изра­иль­ская кли­ни­ка в Сама­ре» — кто как любит.

И вот подру­га зво­нит. И ей неж­но при­зна­ют­ся в люб­ви и жела­ют вся­че­ско­го здо­ро­вья, под музы­ку. Но что-то подру­гу сму­ща­ет. И с каж­дой секун­дой все силь­нее и силь­нее. Она про­сто даже вста­ет и ходит с труб­кой по квар­ти­ре. И смот­рит в окно. И счи­та­ет пада­ю­щие сне­га. И не может понять. И пони­ма­ет вдруг. Мело­дия, про­иг­ры­ва­е­мая в труб­ке, ока­зы­ва­ет­ся саунд­тре­ком к рус­ской народ­ной песне «Хас-Булат уда­лой». Чудес­ная пес­ня, очень её люб­лю, повест­ву­ет об адюль­те­ре с тра­ги­че­ским фина­лом, вклю­ча­ю­щим гибель всех дей­ству­ю­щих лиц. (На самом деле, эта пес­ня ника­кая не рус­ская народ­ная, а напи­са­на на осно­ве сти­хо­тво­ре­ния Алек­сандра Аммосова«Элегия», впер­вые опуб­ли­ко­ван­но­го в нояб­ре 1858 года в жур­на­ле «Рус­ский инва­лид». Сти­хо­тво­ре­ние созда­но авто­ром под впе­чат­ле­ни­ем от Кав­каз­ской вой­ны, в кото­рой Аммо­сов при­ни­мал уча­стие под коман­дой. И вот тут уже под­су­е­тил­ся рус­ский народ, сти­хо­тво­ре­ние ста­ло пес­ней. В девя­но­стые годы девят­на­дца­то­го века усто­яв­шу­ю­ся мело­дию обра­бо­та­ла О. Х. Агре­не­ва-Сла­вян­ская, этот вари­ант и изве­стен совре­мен­но­му мело­ма­ну. Что харак­тер­но, в автор­ском вари­ан­те гиб­нет толь­ко жена Хас-Була­та, в народ­ных – и жена, и сам Хас-Булат, а ино­гда еще и князь.)

Так вот, совре­мен­ная кли­ни­ка и «голо­ва ста­ри­ка пока­ти­лась на луг». Подру­га начи­на­ет хохо­тать, не дожи­да­ет­ся отве­та, и выби­ра­ет первую город­скую боль­ни­цу име­ни Пиро­го­ва, где пост­празд­нич­ных ски­док нет, зато в теле­фоне быст­ро гуд­ки, а потом ор: «Спра­воч­ная!»

«Как-то, — гово­рит, — это надеж­нее, пони­ма­ешь?» И я её понимаю.

Дру­гая подру­га слу­жи­ла мене­дже­ром по про­да­жам. И вот она гото­ви­лась к звон­ку в какую-то круп­ную фир­му, что­бы огла­сить свое ком­мер­че­ское пред­ло­же­ние лич­но гене­раль­но­му дирек­то­ру, а у фир­мы мини-АТС была ком­му­ти­ро­ва­на с радио. Подру­га настро­и­лась на серьез­ный и дело­вой лад, а ей в труб­ку как гря­нет: «Ну что ж ты страш­ная такая, что ж ты страш­ная?! Ты нена­кра­шен­ная страш­ная и накра­шен­ная!». Раз­го­во­ра с гене­раль­ным дирек­то­ром не состоялось.

Кол­ле­га как-то назва­ни­ва­ла в стра­хо­вую ком­па­нию. Хоте­ла выяс­нить насчет авто­мо­биль­ной стра­хов­ки. Стра­хо­вая ком­па­ния сво­ей музы­каль­ной застав­кой выбра­ла «Про­ща­ние славянки».

«Как это мож­но?», — кол­ле­га чуть не пла­ка­ла. Она и вправ­ду рас­стро­и­лась. Она была сла­вян­кой, и не хоте­ла про­щать­ся. И вооб­ще ниче­го тако­го не пла­ни­ро­ва­ла: вок­зал, строй сол­дат, марш, послед­нее объ­я­тие, сма­зан­ный поце­луй, стук колес, серый кон­верт с офи­ци­аль­ным изве­ще­ни­ем. Она насчет авто­мо­би­ля хоте­ла! А тут такое.

У меня тоже были слу­чаи. Но поскром­нее. В кон­це про­шло­го года позво­нил элек­трон­ный голос и при­гро­зил немед­лен­но подать в суд за задол­жен­ность в раз­ме­ре одной тыся­чи вось­ми­сот пяти­де­ся­ти семи руб­лей перед неиз­вест­ной ком­па­ни­ей-про­вай­де­ром интер­нет-услуг. Я нико­гда не слы­ша­ла о суще­ство­ва­нии этой ком­па­нии-про­вай­де­ра, гром­ко выру­га­лась, и ста­ла реши­тель­но наби­рать ее неле­пый номер: разо­брать­ся же надо!.. Там мне вклю­чи­ли неожи­дан­но послу­шать Адри­а­но Челен­та­но с его «Ита­льян­цем», это было так мило, так неожи­дан­но и пре­крас­но, обо­жаю эту мело­дию, какое-то доб­рое вспо­ми­на­ет­ся дет­ство, белые гэд­э­эров­ские носоч­ки с кае­моч­кой и молоч­ный кок­тейль по цене 20 копе­ек. Я даже воз­му­щать­ся в труб­ку пере­ду­ма­ла. Успо­ко­и­лась. И как-то неожи­дан­но быст­ро со всем разобралась.

Или вот: забло­ки­ро­ва­ли мобиль­ный теле­фон. Ниче­го осо­бен­но­го, про­сто исчер­па­ла свой кре­дит, в этом слу­чае номер отклю­ча­ют плот­но, вер­нуть его к жиз­ни мож­но толь­ко соеди­нив­шись с Опе­ра­то­ром Свя­зи. Зво­ню, слу­шаю какую-то музы­каль­ную глу­пость, потом еще музы­каль­ную глу­пость, а потом Опе­ра­тор Свя­зи чело­ве­че­ским голо­сом меня спра­ши­ва­ет забот­ли­во: «Ната­лья, вы пони­ма­е­те, куда позвонили?»

Бук­валь­но опе­ши­ла. Как это они меня быст­ро рас­ку­си­ли, думаю.

И еще. Что­бы закон­чить на опти­ми­стич­ной ноте. Неко­то­рая служ­ба зака­за так­си ста­вит сво­их або­нен­тов в оче­редь, и балу­ет раз­ны­ми пес­ня­ми. Точ­нее, одной – во все вре­ме­на зву­чит Еле­на Ваен­га, и по кру­гу жела­ет, чтоб все были здо­ро­вы, и чтоб над нами сия­ло солн­це ярче, чем на Мада­га­ска­ре. Там еще про­дол­жа­ют­ся сло­ва. Чтоб дети наши нас радо­ва­ли. Пло­хо ли?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.