Сюрпризом торжество!

В кино это выгля­дит так: уста­лый име­нин­ник, отсто­яв­ши три сме­ны у токар­но­го стан­ка (в опе­ра­ци­он­ной сут­ки с тре­па­ном напе­ре­вес), воз­вра­ща­ет­ся домой. Име­ет по пути мил­ли­он непри­ят­но­стей раз­но­го мас­шта­ба, бесе­ды с сотруд­ни­ка­ми поли­ции, напа­де­ние в супер­мар­ке­те, сход снеж­ных лавин, встре­ча с сума­сшед­шей ста­рой любов­ни­цей. Но вот уже и дом при­тих, погру­жен во мрак, дверь не стук­нет, не вспых­нет огонь. Име­нин­ник, руга­ясь сквозь зубы, что ни одна сво­лочь не вспом­нит, злоб­но откры­ва­ет дверь, а тут – вау! цве­ты, фон­та­ны, малень­кая тол­па дру­зей, у всех в руках китай­ские фона­ри­ки, затей­ли­вые подар­ки, поют рай­ские пти­цы, рас­ки­ну­ты сто­лы и так далее. Име­нин­ник счаст­лив, ему дарят поце­луи кра­си­вей­шие девуш­ки, вос­пи­тан­ные так­сы и послуш­ные дети. Име­нин­ни­ка попус­ка­ет, он жад­но опу­сто­ша­ет бокал ледя­но­го шам­пан­ско­го, потом еще, и тан­цу­ет бла­го­дар­ствен­ную джи­гу. Все хоро­шо, все получилось.

На деле тор­же­ства сюр­при­зом ред­ко име­ют столь бла­го­по­луч­ные сюже­ты. Нет, скан­да­лы с сотруд­ни­ка­ми ГИБДД вполне могут слу­чить­ся, но далее что-нибудь пой­дет вкривь и вкось. Зача­стую силь­но вкривь и силь­но вкось. Напри­мер, как-то моем быв­ше­му мужу долж­но было испол­нить­ся трид­цать, что ли, лет. И он очень рас­стра­и­вал­ся, что нет воз­мож­но­сти пол­но­цен­но отпразд­но­вать это собы­тие. Горе­вал и бук­валь­но рвал воло­сы. Что же, гово­рил быв­ший муж, я за чер­тов неудач­ник, не могу пиро­вать в свой соб­ствен­ный юби­лей с доро­ги­ми гостя­ми, пото­му что денег, как тако­вых, нет. И я реши­ла стать доб­рой женой и орга­ни­зо­вать ему сюр­при­зом тор­же­ство. Что­бы он до послед­не­го рвал воло­сы, а потом воз­ли­ко­вал и при­нял­ся цело­вать с бла­го­дар­но­стью мои натру­жен­ные от забот руки.

Подо­шла ответ­ствен­но. Быв­ший муж более все­го ценил выезд­ные меро­при­я­тия, при­чем не обоб­щен­но выезд­ные, а в роди­тель­ский заго­род­ный дом. Тре­бо­ва­лась боль­шая под­го­то­ви­тель­ная рабо­та, и я её про­ве­ла. Дого­во­ри­лась с роди­те­ля­ми. При­гла­си­ла дру­зей, взяв­ши у каж­до­го обе­ща­ние мол­чать до послед­не­го. Соста­ви­ла меню – о, это было иде­аль­ное меню для пик­ни­ка, с руле­ти­ка­ми из лава­ша, кана­пе на шпаж­ках, сверт­ка­ми из бакла­жа­нов и, разу­ме­ет­ся, шаш­лы­ком трех видов (мясо, рыба, кури­ца). План был таков: в шесть вече­ра доро­гие дру­зья име­нин­ни­ка соби­ра­ют­ся на даче, пре­вра­ща­ют дро­ва в угли, топят баню, отку­по­ри­ва­ют бутыл­ки и под­жи­да­ют. Име­нин­ни­ку зво­нит мама и груст­ным голо­сом гово­рит, что отцу нуж­на помощь, и поско­рее. Будучи отлич­ным сыном, име­нин­ник, пусть и чер­ты­ха­ясь про себя, но немед­лен­но мчит к роди­те­лям, тут его и ждет самый боль­шой в мире сюрприз.

Сна­ча­ла все шло пре­крас­но. Еда была хоро­шо упа­ко­ва­на, пред­ва­ри­тель­но наре­за­на, про­ткну­та шпаж­ка­ми, мясо зама­ри­но­ва­но (каж­дое по-сво­е­му! кури­ца – в мацо­ни!), гости заво­ра­чи­ва­ли подар­ки в кра­си­вые бума­ги, под­пи­сы­ва­ли открыт­ки и репе­ти­ро­ва­ли тосты, даже пред­по­ла­га­лась какая-то твор­че­ская состав­ля­ю­щая дей­ства – двое акти­ви­стов под­го­то­ви­ли мини-пред­став­ле­ние на тему мили­та­рист­ских инте­ре­сов винов­ни­ка. А еще я накру­ти­ла на каж­дую тарел­ку для кана­пе раз­но­цвет­ной фоль­ги, полу­чи­лось наряд­но, даже как-то по-новогоднему.

Пого­да выка­ти­ла пор­цию чест­но­го бабье­го лета, зав­тра суб­бо­та, после­зав­тра вос­кре­се­нье, заслу­жен­ный отдых, баня с вени­ка­ми, хоро­шая еда и купа­ние в про­хлад­ной Вол­ге, про­ис­те­кав­шей на задах участ­ка. Сбо­ить нача­ло сра­зу после мате­рин­ско­го звон­ка име­нин­ни­ку. Дело в том, что име­нин­ник хоть и взял труб­ку, но без вся­ко­го «алло» и «здрав­ствуй, мамоч­ка, спа­си­бо, что пода­ри­ла мне жизнь», рявк­нул, что про­сил же, про­сил не бес­по­ко­ить его на рабо­те, где он, навер­ное, рабо­та­ет, а не око­ла­чи­ва­ет гру­ши. Мать, не при­вык­шая к тако­му обра­ще­нию, швыр­ну­ла теле­фо­ном в отца, попа­ла в сте­ну, плю­ну­ла и ушла в лес по гри­бы, по яго­ды. Пред­ва­ри­тель­но она ска­за­ла, что рожа­ла сына не для того, что­бы он ей хамил на ста­ро­сти лет, и что если бы она зна­ла, то поду­ма­ла бы еще несколь­ко раз, сто­ит ли затеваться.

Забы­ла упо­мя­нуть, что боль­шое уча­стие в при­го­тов­ле­ни­ях при­ни­мал брат име­нин­ни­ка, зна­ме­ни­тей­ший на рай­оне алко­го­лик. Он взял под свою эги­ду весь ассор­ти­мент напит­ков, и лич­но дегу­сти­ро­вал, что­бы не при­ве­ди гос­подь. В момент мате­рин­ско­го исхо­да в леса брат име­нин­ни­ка лако­мил­ся вод­кой из огром­ной пяти­лит­ро­вой буты­ли, снаб­жен­ной пом­пой, поэто­му от ком­мен­та­ри­ев отка­зал­ся, но неодоб­ри­тель­но про­мы­чал с места, что дру­гие чле­ны семьи не поз­во­ля­ют себе оскорб­ле­ния мате­ри. Отец обра­тил вни­ма­ние на неукро­ти­мо пони­жа­ю­щий­ся уро­вень напит­ка в буты­ли и нада­вал бра­ту име­нин­ни­ка пинков.

Меж тем гости съез­жа­лись. Это тоже доволь­но кине­ма­то­гра­фич­ный момент – все эти раз­но­сорт­ные авто­мо­би­ли, семей­ные раз­го­во­ры: «толь­ко не пей белую» — «опять ты со сво­им мещан­ством» — «инте­рес­но, с кем при­дет Вале­ра» — «а мне нисколь­ко» — «у Вань­ки заня­тия по англий­ско­му» — «а я зав­тра запи­сал­ся к Оль­ге» — «к кому?» — «к Оль­ге» — «спа­си­бо, исчер­пы­ва­ю­ще». Гости съез­жа­лись, пар­ко­ва­лись вдоль забо­ра и в загаш­нич­ке сле­ва, обни­ма­лись, празд­но­ва­ли встре­чу и пред­вку­ша­ли раз­гул на всю ночь и сле­ду­ю­щий день.

Накры­ли на тер­ра­се, ска­терть гар­мо­ни­ро­ва­ла с сал­фет­ка­ми, деко­ра­тив­ная фоль­га отра­жа­ла лучи захо­дя­ще­го солн­ца, вет­ви яблонь кло­ни­лись под тяже­стью крас­но-зеле­ных пло­дов. Упол­но­мо­чен­ный бар­мен лихо тряс шей­ке­ром, пред­ла­гая вновь при­быв­шим кро­ва­вую мэри и что угод­но. Брат име­нин­ни­ка воров­ски под­кра­ды­вал­ся к весе­лью, мас­ки­ру­ясь под сосе­да с дачи напро­тив, и тянул свои подра­ги­ва­ю­щие руки алко­го­ли­ка к высо­ким бока­лам. И даже мать вер­ну­лась из лесов, уми­ро­тво­рен­но обни­мая кор­зи­ну, пол­ную под­бе­ре­зо­ви­ков и маслят.

А име­нин­ник про­пал. Он выклю­чил теле­фон. Его бли­жай­ший кол­ле­га – тоже. Про­пал и выклю­чил. Начи­нать без име­нин­ни­ка мно­гим пока­за­лось искус­ствен­ным, и была созва­на и высла­на экс­пе­ди­ция в город, при­зван­ная разо­брать­ся. Про­ще гово­ря, я прыг­ну­ла в маши­ну гостя, не успев­ше­го еще при­гу­бить вод­ки с томат­ным соком, и мы поехали.

На месте выяс­ни­ли страш­ное. Нет, вправ­ду страш­ное – ста­руш­ка-убор­щи­ца, вздра­ги­вая голо­сом, сооб­щи­ла, что весь лич­ный состав типо­гра­фии вызван на допрос в ФСБ, и это с само­го утра. А что, а что, — спра­ши­ва­ли мы ста­руш­ку, и душа про­сто про­ва­ли­ва­лась куда-то, гораз­до ниже пяток. Гене­ти­че­ская память, 37-год, чер­ный воро­нок, Лав­рен­тий Берия, назы­вай­те как хоти­те, но весть о члене семьи, с утра удер­жи­ва­е­мом в сте­нах феде­раль­ной служ­бы без­опас­но­сти, мгно­вен­но пре­вра­ща­ет вас в пара­но­и­ка. И неизвестно.

Ста­руш­ка-убор­щи­ца пред­по­ла­га­ла самое пло­хое. Она так и ска­за­ла: пред­по­ла­гаю самое пло­хое, и мы вышли нару­жу, гло­тать осты­ва­ю­щий воз­дух и думать. А о чем, соб­ствен­но, тут мож­но было думать; при­я­тель име­нин­ни­ка веж­ли­во пред­ло­жил свои услу­ги в плане пой­ти и узнать, но часо­вой у парад­но­го фсб-шно­го подъ­ез­да нас нала­дил обрат­но, быст­ро и ожи­да­е­мо. Тут важ­но отме­тить, что в теку­щий пери­од я носи­ла бри­тую голо­ву. Полу­чи­лось слу­чай­но — воло­сы отпа­ли в салоне кра­со­ты, не выдер­жав трой­но­го пере­кра­ши­ва­ния в синий и розо­вый цве­та, и при­шлось голо­ву обрить под ноль. Пото­му на голо­ве я име­ла вязу­ню крюч­ком шапоч­ку-шлем, еще и с цветком.

Ощу­щая рас­ту­щую пани­ку, без­на­де­гу и конец све­та мы вер­ну­лись на дачу, где тоже про­изо­шли какие-то собы­тия – напри­мер, брат име­нин­ни­ка пошел купать­ся на Вол­гу и про­пал. Его роман­ти­че­ски пошли искать чей-то муж с посто­рон­ней женой, а их соб­ствен­ные поло­ви­ны, недо­воль­ные ситу­а­ци­ей, мно­го пили и угрю­мо мол­ча­ли в раз­ных кон­цах сада. Спо­соб­ство­ва­ло, в общем.

Име­нин­ни­ку пери­о­ди­че­ски зво­ни­ли, но або­нент не отве­чал и был вре­мен­но недо­сту­пен. Посте­пен­но все усе­лись за сто­лом, пер­во­на­чаль­но сохра­няя оза­бо­чен­ность судь­бой име­нин­ни­ка, но с каж­дой мину­той рас­слаб­ля­ясь и весе­лея. Раз­ве что оскол­ки супру­же­ских пар так и бро­ди­ли сре­ди фрук­то­вых дере­вьев и кустов кры­жов­ни­ка, под­жи­дая сво­их ковар­ных воз­люб­лен­ных. Раз­ве что мать име­нин­ни­ка вслух стро­и­ла пред­по­ло­же­ния, чем име­нин­ник оби­дел ФСБ, одно кош­мар­нее дру­го­го. Раз­ве что новая подру­га Вале­ры из-под полы кури­ла трав­ку, зали­ва­ясь сме­хом и раз­го­ва­ри­вая с огрыз­ком ябло­ка. Вечерело.

Да какой там вече­ре­ло, на кот­те­дж­ный посе­лок опу­сти­лась ночь. Ночь ока­за­лась доб­рее дня, имен­но она поста­ви­ла име­нин­ни­ка у поро­га дома его роди­те­лей – уста­ло­го, пере­му­чен­но­го, с сини­ми кру­га­ми у глаз, но живо­го и вне наруч­ни­ков. Напо­ми­наю, что он был абсо­лют­но не в кур­се тор­же­ства-сюр­при­за, и первую мину­ту мол­ча раз­гля­ды­вал разо­рен­ный стол и дру­зей в изряд­ном под­пи­тии. Затем, не вымыв рук, не пода­вая голо­са, про­мар­ши­ро­вал к вели­ко­леп­ной буты­ли вод­ки и набу­ро­вил в ста­кан. Выпил. Так и думал, — ска­зал, — что непри­ят­но­сти на сего­дня еще не закончились.

Поз-драв-ля-ем! – с любо­вью отве­ти­ли гости.

Име­нин­ник помол­чал еще какое-то вре­мя, недол­го, трид­цать минут и пол­ста­ка­на вод­ки, потом наско­ро поел и рас­ска­зал, что вот их типо­гра­фия раз­ра­бо­та­ла и напе­ча­та­ла кра­соч­ный бук­лет по зака­зу ГУВД, на бук­лет­ной облож­ке реял рос­сий­ский флаг. И как-то он так хит­ро реял, что в пер­спек­ти­ве обо­ра­чи­вал­ся вовсе даже фран­цуз­ским, а то и сло­вац­ким. Полос­ки, в общем, как-то пере­пу­та­лись, а ГУВД разо­сла­ло свой кра­соч­ный бук­лет с чуж­ды­ми нам фла­га­ми либе­раль­ных Фран­ций вся­ким важ­ным чинам, а чины заби­ли тре­во­гу, раз­гля­дев в завит­ках три­ко­ло­ра чудо­вищ­ную провокацию.

Ну и вот. Про­ве­дя в ком­па­нии работ­ни­ков орга­нов чуть более две­на­дца­ти часов, отве­чая на вопро­сы о воз­мож­ном сго­во­ре с целью опо­ро­чить роди­ну и выдать госу­дар­ствен­ную тай­ну (какую? кому? – спра­ши­ва­ли фигу­ран­ты по делу; раз­бе­рем­ся – отве­ча­ли орга­ны), име­нин­ник рас­счи­ты­вал на рюм­ку вод­ки, роди­тель­ское теп­лое уча­стие и тиши­ну, а полу­чил пол­ный дом раз­ве­се­лых гостей, семей­ную дра­му дру­зей и поте­рян­но­го бра­та, кото­ро­го уже пора было искать по-настоящему.

С тех пор я нико­му более сюр­при­зом тор­же­ства не устра­и­ва­ла, пото­му что не мог­ла понять, как в этот раз вывер­нет­ся исто­рия, тра­ге­ди­ей или фар­сом; учи­ты­вая зна­ме­ни­то­го на рай­оне алко­го­ли­ка, сле­ду­ю­щая оче­редь за тра­ге­ди­ей, но изнан­ка фла­га и гос­бе­зо­пас­ность пред­по­ла­га­ют иное про­чте­ние, поди разберись.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.