Как я провел лето

Долж­на напи­сать какой-то ито­го­вый текст в духе «Чем запом­нит­ся 2015 год Самар­ской обла­сти», но делать это­го не хочу и вся­че­ски отлы­ни­ваю. Пото­му что ниче­го тако­го в 2016 году в Самар­ской обла­сти не про­ис­хо­ди­ло; на Укра­ине про­ис­хо­ди­ло, в Сирии про­ис­хо­ди­ло, в Москве даже, навер­ное, про­ис­хо­ди­ло, а у нас что. Выбо­ры, кото­рые обман? Шос­се-дуб­лер на Мос­ков­ском? Слу­хи об уволь­не­нии губер­на­то­ра? Ано­маль­ный мороз? Без­ра­бо­ти­ца в Тольят­ти? Ну вот раз­ве что Тольят­ти меня вол­ну­ет, но я и так об этом мно­го. Не хочу, не хочу про ито­ги года в Самар­ской чер­то­вой обла­сти, хочу вый­ти из дома, докра­сив глаз. Я нача­ла кра­сить глаз, но потом так рас­сви­ре­пе­ла из-за ито­гов года, что плю­ну­ла и не завершила.

Докра­сив глаз, вый­ти из дома и бре­сти по сне­гу. Не под­ни­мать­ся вверх, а тут, мимо набе­реж­ной, здесь вполне себе есть пиц­це­рии, две, один бар, одна кофей­ня и один ресто­ран «Паро­воз», ну еще и «Мис­сис Хад­сон», но туда точ­но нет. И вот я хочу в пиц­це­рии, зна­чит, зака­зать малую «мар­га­ри­ту», двой­ной эспрес­со и рюм­ку конья­ку. И сидеть мину­ты две, смот­реть на снег, а потом что­бы взя­лась отку­да-нибудь совер­шен­но мне неиз­вест­ная и со всех сто­рон посто­рон­няя жен­щи­на (хотя поди такую здесь най­ди), и что­бы она тоже хоте­ла поговорить.

Я бы ее спро­си­ла, напри­мер: ну а что вы такая груст­ная. Она бы отве­ти­ла: да будешь тут весе­лой, когда в вос­кре­се­нье надо пили­кать в Пох­вист­не­во, помо­гать отцу в закуп­ке дров к зиме.

Я бы уди­ви­лась: а что же газ? нель­зя в пох­вист­не­во газ? не вошел, что ли, газ в жили­ща пох­вист­нев­цев? голу­бое, типа, топ­ли­во? Она бы мах­ну­ла рукой: какой, нафиг, газ! там один про­ект пол­тос сто­ит, а реа­ли­за­ция вооб­ще. отку­да день­ги? вот и топят дро­ва­ми, а у меня один выход­ной — вос­кре­се­нье, и как я поду­маю, что при­дет­ся его тра­тить на это дра­ное Пох­вист­не­во, так пря­мо бешусь. а ведь это мои роди­те­ли и я обя­за­на им помо­гать, от это­го тоже бешусь, что пло­хая дочь и вооб­ще сволочь.

А я бы ска­за­ла: зато пред­ставь­те, как вам будет хоро­шо в вос­кре­се­нье вече­ром, когда вы, хоро­шая дочь, вер­не­тесь домой и заныр­не­те в ван­ную с пеной или что вы там люби­те рас­тво­рять в воде. Она бы посмот­ре­ла с инте­ре­сом и ска­за­ла: я аро­ма­ти­че­ские мас­ла люб­лю. И улыб­ну­лась бы мне. И спро­си­ла бы: а вы чего груст­ная? А я бы ска­за­ла: да что-то я какая-то иди­от­ка. Ста­тью вон не могу напи­сать, про ито­ги года в Самар­ской области.

И она бы ска­за­ла: но дело-то уж точ­но не в ста­тье. А я бы ска­за­ла: конеч­но, нет. А она бы ска­за­ла: ну давай­те уже, рас­ска­зы­вай­те. И повто­ри­ла бы себе капучино.

И я бы рас­ска­за­ла. Она бы послу­ша­ла и заме­ти­ла, что быва­ют вещи поху­же. И я бы согла­си­лась. А она бы еще ска­за­ла: зна­е­те, вы и вправ­ду выгля­ди­те эээ несво­бод­ной. Быть сво­бод­ной — очень хоро­шо, но ино­гда боль­но. Но хоро­шо. Выби­рай­те, типа, сво­бо­ду, — так бы она ска­за­ла и захо­хо­та­ла, а бар­мен бы вздрог­нул от неожиданности.

А я бы ска­за­ла: сво­бод­ной, но как? Сами зна­е­те, — она бы допи­ла свой капу­чи­но и пома­ха­ла офи­ци­ан­ту насчет рас­пла­тить­ся. И доба­ви­ла бы: а вы что добав­ля­е­те в ван­ну? Пену люб­лю, — ска­за­ла бы я. И мы бы попро­ща­лись, и я бы еще пол­ча­са гуля­ла по ули­цам, и вер­ну­лась бы домой с холод­ны­ми щека­ми и гото­вой иде­ей. Напол­ни­ла бы в неуроч­ное вре­мя ван­ну, и копо­ши­лась бы в пене, дол­го, сво­бод­ная от всего.

И текст бы напи­са­ла про ито­ги, чуть поз­же, но нор­маль­ный, не хал­ту­ря. В кон­це кон­цов, может, это и вправ­ду кому-нибудь нужно.

Иллю­стра­ция Карин Тейлор

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.