Сто лет любви

«Мой одно­класс­ник Вале­ра (зачерк­ну­то) Пет­ров! Поздрав­ляю тебя с Днем Совет­ской Армии и Воен­но-Мор­ско­го Фло­та! Желаю испол­нить свою меч­ту! Твоя одноклассница».

В назва­нии празд­ни­ка все строч­ные бук­вы пере­прав­ле­ны на заглав­ные — синим фло­ма­сте­ром, выме­нян­ном в мага­зине «Сти­мул» на маку­ла­ту­ру. По глян­це­вой поверх­но­сти открыт­ки летит танк, вьют­ся фла­ги, све­тит солн­це, и через все это раз­ма­ши­сто над­пись «Сла­ва воору­жен­ным силам СССР».

Тебе один­на­дцать лет, неде­лю назад на отдель­ном для дево­чек собра­нии класс­ная руко­во­ди­тель­ни­ца, непо­мер­но тол­стая жен­щи­на с ред­ки­ми воло­са­ми, рас­пре­де­ля­ла маль­чи­ков для поздрав­ле­ний. Она води­ла корот­ким паль­цем по жур­наль­ным стро­кам, а бод­рым взгля­дом – по рядам парт. Маль­чи­ков не хва­та­ло сред­не­спи­соч­ным соста­вом, и что­бы урав­нять уче­ниц в пра­вах и обя­зан­но­стях, класс­ная руко­во­ди­тель­ни­ца к неко­то­рым, осо­бо отли­чив­шим­ся, при­кре­пи­ла по две девоч­ки. «Пусть иные маль­чиш­ки (зву­ча­ло: маль­чиж­ки) полу­чат по паре откры­ток, — гово­ри­ла доволь­ная собой руко­во­ди­тель­ни­ца, — это даст осталь­ным воз­мож­ность заду­мать­ся над сво­им пове­де­ни­ем, и сде­лать пра­виль­ные выво­ды». Руко­во­ди­тель­ни­ца рас­смат­ри­ва­ла гря­ду­щую слав­ную дату как оче­ред­ной этап в учеб­но-вос­пи­та­тель­ной рабо­те, и кто ее в этом обвинит.

Уче­ни­цы хихи­ка­ли за пар­та­ми и мол­ние­нос­но стро­чи­ли друг дру­гу запис­ки раз­ной сте­пе­ни откро­вен­но­сти. Потом спус­ка­лись в школь­ный гар­де­роб, заби­ра­ли свои смеш­ные клет­ча­тые паль­то, вби­ва­ли ноги в вой­лоч­ные сапо­ги с орна­мен­том, и шли в книж­ный мага­зин – выби­рать открыт­ки. Хоро­ший книж­ный мага­зин на ули­це Поле­вой. Ты хоте­ла бы поздра­вить кра­си­во­го ост­ро­ум­но­го Але­шу, но достал­ся тихий тро­еч­ник Пет­ров, бла­го­по­луч­но при­швар­то­вав­ший­ся лет пят­на­дцать назад на восточ­ном побе­ре­жье США. Испол­нил, навер­ное, меч­ту, как ты сра­зу и просила.

«Маль­чи­ки! Поздрав­ля­ем вас с днем Совет­ской Армии! Жела­ем вам креп­ко­го здо­ро­вья, отлич­ной уче­бы, инте­рес­ных увле­че­ний! Помни­те, что вы – буду­щие защит­ни­ки Роди­ны! Девоч­ки 8Г».

Стоп­ка оди­на­ко­вых откры­ток – на фоне бое­во­го крас­но­го зна­ме­ни выстро­и­лись бой­цы. У бой­цов суро­вые лица, состо­я­щие из пря­мых углов и сомкну­тых ртов. Девоч­ки 8«Г» пооче­ред­но раз­би­ра­ют открыт­ки. Какой все-таки непри­ят­ный месяц – фев­раль! И холод­но, все­гда так холод­но, зима про­длит­ся еще долго.

Текст поздрав­ле­ния сочи­ни­ла ста­ро­ста клас­са, круп­ная воло­окая девоч­ка Таня, тоже, к сло­ву ска­зать, пере­брав­ша­я­ся в Аме­ри­ку, но куда-то туда, где все­гда снег (не Аляс­ка). Сочи­ни­ла и напи­са­ла на дос­ке в мело­вых раз­во­дах чет­ким почер­ком отлич­ни­цы. Про­ис­хо­ди­ло на пере­мене перед физи­кой, кафед­ра учеб­но­го каби­не­та топор­щи­лась эбо­ни­то­вы­ми палоч­ка­ми. Таня зате­я­ла еще доба­вить после «защит­ни­ков Роди­ны» — «успеш­но овла­де­вай­те зна­ни­я­ми и воин­ски­ми дис­ци­пли­на­ми», но осталь­ные под­ня­ли ее на смех. Таня не ста­ла спо­рить — зачем. Она рас­пра­ви­ла корич­не­вую юбку фор­мен­но­го пла­тья и стро­го ска­за­ла: «Всем понят­но? Ника­кой отсе­бя­ти­ны! Это рас­по­ря­же­ние завуча».

Завуч, чопор­ная Лидия Васи­льев­на, дей­стви­тель­но вызы­ва­ла к себе чле­нов учко­ма, комс­ор­гов и ста­рост стар­ших клас­сов, что­бы в тес­ном кру­гу обсу­дить из ряда вон выхо­дя­щее собы­тие, а имен­но: злост­ную бере­мен­ность одной из вось­ми­класс­ниц, вскрыв­шу­ю­ся слу­чай­но на уро­ке физ­куль­ту­ры. Физ­рук, пожи­лой коре­на­стый тата­рин, дол­го не мог прий­ти в себя и заи­кал­ся, жеста­ми изоб­ра­жая настиг­ший его ужас в лице пуза­той Лены, мча­щей­ся навстре­чу коню. Так вот, Лидия Васи­льев­на, гор­до заки­нув глад­ко при­че­сан­ную малень­кую голо­ву, объ­яви­ла чле­нам учко­ма, комс­ор­гам и ста­ро­стам стар­ших клас­сов, что боль­ше тако­го без­об­ра­зия она не потер­пит, ника­ких хиха­нек, ника­ких хаха­нек, дис­ко­те­ки при элек­три­че­ском све­те, а текст поздрав­ле­ний заве­рить у нее.

На «инте­рес­ные увле­че­ния» завуч мор­щит нос, но поз­во­ля­ет, имея в виду лыжи, конь­ки, все эти зим­ние заба­вы, снеж­ки, что там еще. Тарах­тит зво­нок, дверь каби­не­та физи­ки рас­па­хи­ва­ет­ся, девоч­ки сно­ро­ви­сто пря­чут открыт­ки в тет­ра­ди и днев­ни­ки. Таня цар­ствен­но схо­дит с кафед­ры, метя подо­лом, ее место зани­ма­ет блон­ди­ни­стая физич­ка, похо­жая на элек­трон, а в соб­ствен­ном доме валя­ет­ся перед скуч­ным теле­ви­зо­ром изгнан­ная из школь­но­го кол­лек­ти­ва бере­мен­ная Лена, выучив­ша­я­ся потом на сек­ре­та­ря, что ли, дело­про­из­во­ди­те­ля. Ее пер­вый босс ста­нет ее мужем, а ребе­но­чек ока­жет­ся совер­шен­но не поме­хой, даже и хоро­шо, что уже боль­шень­кий. Но в Аме­ри­ку не уедут, зачем при­ду­мы­вать лишнего.

«Доро­гой Олег! Поздрав­ляю тебя с празд­ни­ком! Пусть новый год, кото­рый толь­ко что насту­пил, будет для тебя счаст­ли­вым, а так­же испол­нит все твои желания!»

Кра­си­вая открыт­ка с жар-коня­ми, тон­ко нари­со­ван­ны­ми – тре­пе­щу­щие нозд­ри, пыш­ная гри­ва, тон­кие копы­та. На жар-коне — крас­ный коман­дир, кру­гом граж­дан­ская вой­на, в руках саб­ля, и на поя­се по-саму­рай­ски при­то­ро­че­на тоже саб­ля, но ты не заме­ча­ешь явных ляпов, да и с саму­ра­я­ми зна­ко­ма не очень.

Олег учит­ся на год стар­ше, выпуск­ник, и вы целых два, нет, даже три раза ходи­ли в кино. Это были насто­я­щие сви­да­ния, со встре­ча­ми на ледя­ных ули­цах, ты в шубе искус­ствен­но­го меха, он в мод­ных шта­нах-бана­нах – по кар­ма­ну-кни­ге на каж­дом колене. Олег раз­би­ра­ет­ся в музы­ке и учит­ся управ­лять авто­мо­би­лем. Три раза, зна­чит, ходи­ли в кино, а тут это самое – 23 фев­ра­ля. Ника­кой еще не день защит­ни­ка Оте­че­ства, а все еще – Совет­ской Армии. И ты идешь в книж­ный мага­зин, на ули­це Поле­вой есть пре­крас­ный книж­ный мага­зин, прав­да, книг там нет, а вот открыт­ки – пожа­луй­ста, и тет­ра­ди – пожа­луй­ста, внут­ри про­мо­каш­ка. Про­мо­каш­ка может быть розо­вой, может быть белой, и ред­ко – неж­но-жел­той. Такие, неж­но-жел­тые, осо­бо цен­ны. Но к чер­ту про­мо­каш­ки, ты при­страст­но выби­ра­ешь открыт­ку, что­бы без этих орде­нов, меда­лей, гвоз­дик и пада­ю­щих ракет.

Шари­ко­вой руч­кой (на теле руч­ки над­пись «Сак­ко и Ван­цет­ти», кто бы это мог быть) выво­дишь сна­ча­ла имя — Олег, потом любов­но впи­сы­ва­ешь «доро­гой». Доро­гой Олег с чудо­вищ­ной быст­ро­той рас­те­ря­ет юную свою кра­со­ту и задор­ную све­жесть, будет про­бо­вать учить­ся то здесь, то там, не закон­чит тол­ком ниче­го, лет через десять ты, мать детей, встре­тишь его, вдрызг пья­но­го, сши­ба­ю­ще­го руб­ли на оста­нов­ке, он тебя не узна­ет. Да и ты его тоже.

Еще лет через десять, а то и пят­на­дцать, ты откро­ешь вор­дов­ский файл, пре­крас­ный чистый лист, без раз­ду­мий напи­шешь свер­ху «Сто лет люб­ви», и это будет правдой.

С празд­ни­ком, доро­гие защит­ни­ки Оте­че­ства, доро­гие муж­чи­ны! Любим вас, вы же знаете.

Save

Сто лет любви”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.