На холмах Филимонова и в его ямах

В гале­рее «Вик­то­рия» откры­лась новая выстав­ка Алек­сандра Фили­мо­но­ва «На хол­мах и в ямах», на кото­рой люби­те­ли совре­мен­но­го искус­ства вновь могут погру­зить­ся в атмо­сфе­ру мифотворчества.

филимонов1

В Сама­ре люби­те­ли совре­мен­но­го искус­ства уже не раз стал­ки­ва­лись с неод­но­знач­ны­ми выстав­ка­ми и отдель­ны­ми рабо­та­ми Фили­мо­но­ва. Это и облю­бо­ван­ный тури­ста­ми «кос­мо­пупс», недав­но попор­чен­ный ван­да­ла­ми, и садо­во-пар­ко­вые скульп­ту­ры из пено­пла­ста, и инстал­ля­ции в музее «Сама­ра кос­ми­че­ская»… Пред­ме­ты, сде­лан­ные рукой Фили­мо­но­ва, это нечто сред­нее меж­ду искус­ством и дизай­ном. Одна­ко, грань, на кото­рой балан­си­ру­ет его «кон­цепт-арт» до того тон­кая, что вот-вот и все к чер­то­вой мате­ри ска­тит­ся в про­фа­на­цию и попыт­ку при­ев­ше­го­ся и неори­ги­наль­но­го эпа­та­жа. Сего­дня любят гово­рить о «раз­дви­же­нии рамок» искус­ства, но дви­га­ют­ся ли они на самом деле и это все то же топ­та­ние на месте…

филимонов2

Как бы там ни было, в дан­ном слу­чае выход «за рам­ки», ско­рее, удал­ся. По край­ней мере, мы видим про­цесс пере­те­ка­ния одно­го явле­ния в дру­гое. Выстав­ка «На хол­мах и в ямах» — как пере­ход­ный этап меж­ду кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем и соб­ствен­но твор­че­ством, меж­ду музе­ем архео­ло­гии и кар­тин­ной гале­ре­ей… Чув­ству­ет­ся автор­ская тяга к ана­ли­тиз­му и наде­ле­нию пред­ме­тов поэ­ти­че­ски­ми свой­ства­ми. Одна из харак­тер­ных черт автор­ско­го сти­ля Фили­мо­но­ва. Чув­ству­ет­ся визу­аль­ная насы­щен­ность обра­зов, игра со смыс­ла­ми, отча­сти цитат­ность. В той или иной сте­пе­ни, нас воз­вра­ща­ют все к тем же «Диа­ло­гам», толь­ко тут все гораз­до обширнее.

В сво­ем твор­че­стве Фили­мо­нов затра­ги­ва­ет мно­же­ство тем, в част­но­сти такие, как след в исто­рии, вос­по­ми­на­ния, сим­во­лизм. По сути, дан­ная выстав­ка явля­ет­ся ничем иным, как про­дол­же­ни­ем излюб­лен­ной темы худож­ни­ка – симуль­тан­ная археология.

Мы попа­да­ем в искус­но создан­ную атмо­сфе­ру архео­ло­ги­че­ско­го музея, где почти все «как насто­я­щее». Макет рас­ко­па, с обо­зна­че­ни­я­ми, «зем­ля­ной шар» непо­нят­но­го назна­че­ния, остан­ки неко­го устрой­ства, напо­ми­на­ю­ще­го «Вань­ку-встань­ку», назван­но­го аттрак­ци­о­ном, зем­ли­стые чере­па, горш­ки и т.д. Сто­ят, буд­то бы толь­ко что с рас­ко­пок, трес­ну­тые гли­ня­ные бан­ки — сосу­ды, исполь­зу­е­мые для хра­не­ния без­ал­ко­голь­ных напит­ков, а так­же замо­чен­ных ово­щей и варе­ных фрук­тов. Чита­ем над­пись под ними.

филимонов3

Кста­ти о над­пи­сях – как в насто­я­щем музее, они назы­ва­ют пред­мет. Но в уме­ло сыми­ти­ро­ван­ном музей­ном про­стран­стве над­пи­си и экс­по­на­ты буд­то пред­став­ле­ны по-отдель­но­сти друг от дру­га. Над­пись порой рас­ска­зы­ва­ет реаль­ную исто­рию экс­по­на­та, а порой – пред­став­ля­ет собой догад­ки о назна­че­нии и свой­ствах кон­крет­но­го пред­ме­та. Дои­сто­ри­че­ское про­шлое пре­об­ра­зу­ет­ся в совре­мен­ную реаль­ность и обрас­та­ет ее чер­та­ми. Худож­ник сочи­ня­ет исто­рию, с улыб­кой на лице зани­ма­ет­ся мифо­твор­че­ством, игра­ет со смыс­ла­ми и материалом.

Несу­ще­ству­ю­щее древ­нее горо­ди­ще, куб­ла (чело­ве­че­ские жили­ща), пред­ме­ты быта и куль­та. Фили­мо­нов вос­со­зда­ет сами вещи и их уте­рян­ные зна­че­ния. Как и свой­ствен­но твор­цу зано­во дает име­на и объ­яс­ня­ет зна­че­ние. Он буд­то бы гово­рит, что в совре­мен­ном мире вещи ста­ли вос­при­ни­мать­ся «на авто­ма­те». Так­же меха­ни­че­ски, как шага­ем, не заду­мы­ва­ясь, мы вос­при­ни­ма­ем окру­жа­ю­щий мир. Воз­мож­но, что через сот­ни лет, вещи, что окру­жа­ют нас, буду вызы­вать недо­уме­ние у наших потом­ков. Напри­мер, как пред­став­лен­ный в про­стран­стве выстав­ки Крас­ный короб. Что это? Над­пись гла­сит, что он дела­ет­ся из досок крас­но­го цве­та и ста­вит­ся в обще­ствен­ных местах… Что имен­но хра­нит­ся в крас­ном коро­бе и его точ­ное назна­че­ние до кон­ца не выяс­не­но. Оста­ет­ся толь­ко дога­ды­вать­ся, вчи­ты­вать­ся в опи­са­ние под кар­тин­кой и пере­би­рать в уме зна­ко­мые предметы.

Иде­аль­ное визу­аль­ное отоб­ра­же­ние кон­цеп­ции совре­мен­но­го искус­ства! Застав­ля­ет заду­мать­ся? Шедевр?.. Не риск­ну утвер­ждать, что это чистой воды про­фа­на­ция, хотя и думать наобо­рот не буду отго­ва­ри­вать. Любая искус­ная про­во­ка­ция име­ет место быть и даже назы­вать­ся «совре­мен­ным искус­ством». И все оцен­ки будут субъ­ек­тив­ны­ми, не име­ю­щи­ми веса. Искус­ство долж­но радо­вать дру­гих, застав­лять думать, стра­дать… быть посла­ни­ем для нашей души или хотя бы разума.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.