Встретились, поговорили

В Самаре стартовал новый проект, имеющий целью сплотить вокруг себя единомышленников: людей, небезразличных к процессам самого разного рода, происходящим в городе, или наоборот — не происходящим.

Соведущий первого собрания Дмитрий Храмов так и сказал: с 93-го года, к примеру, прошло двадцать лет, а что изменилось на Самарских улицах? Та же грязь и неустроенность, те же кривые заборы, лужи и выбоины дорог. Дмитрий Храмов классически обозначил границу девяносто третьим годом, а мог бы вспомнить и восемьдесят шестой, или любой другой.

Предварительно Дмитрий Храмов напомнил присутствующим о себе: что уже 18 лет преподает в архитектурно-строительном университете, что на подходе уже третий выпуск студентов-дипломников. Жена Дмитрия Храмова тоже архитектор, ее диссертация была связана с нахождением уникальности в городской среде, например просмотрев предложения в новостройках на http://www.1dom.ru/mo. И уже много лет назад, сказал Дмитрий Храмов, нами была организовано движение «Арт-Полис», чтобы создавать проекты, тем или иным образом влияющие на городскую среду.

И некоторые вещи получались, и получались очень хорошо. Так, было привлечено внимание к площадке элеватора, и проведена собственными силами большая работа – в течение трех месяцев вычищали ангары, КАМАЗами вывозили мусор, потом на получившейся площадке проходили мероприятия формата open air, и вокруг била ключом творческая жизнь. Концентрация функциональности рождает интерес, сказал Дмитрий Храмов, и очень жаль, что вскоре после тех приятных событий произошел кризис 2008 года, и возможность отыскать инвесторов пропала.

Однако, по словам Дмитрия Храмова, «Арт-Полис» в уныние не пришел, и соорудил на радость пешеходам металлическое сложно составленное сердце на Московском шоссе. Резное, ожидаемо алое сердце высотой в два пешеходовых роста. Хотя если говорить откровенно, пешеходов на том участке Московского шоссе немного, ничто там не располагает к прогулкам – ни многополосная магистраль, самая нагруженная в городе, ни перестроенные во что попало корпуса завода 4 ГПЗ.

Дмитрий Храмов выразил свое отношение к широко обсуждаемому сейчас проекту от Ленгипрогора – в целом, положительное отношение. Уже одно то хорошо, сказал Дмитрий Храмов, что Ленгипрогор инициировал интерес самарцев к старому городу. Исторический центр нуждается в общественном внимании.

Тут Дмитрий Храмов отвлекся и немного рассказал о своих заказчиках, представителях армянской диаспоры, владельцах сети ресторанов и всякого такого. Именно они приехали в Самару в 1993 году и удивлялись, что за двадцать лет с городом ничего славного не произошло, и вряд ли этих людей можно упрекнуть в предвзятости, как бы нам ни хотелось.

А рестораны у них хорошие, и дизайн там Дмитрий Храмов придумал душевный – вот тот же самый «Конфитюр» кажется настолько выдвинутым в улицу Молодогвардейскую, что сидя у окна хочется задавать прохожим разные вопросы. Который час, как пройти на площадь Куйбышева, и не найдется ли закурить.

Тут слово взяла Таня Симакова, главный редактор портала «Большая Деревня», раньше она была журналистом, заведовала галереей «Новое пространство», и вообще является известной в городе деятельницей культуры. Таня Симакова ничего про архитектуру и урбанистику не говорила, это и понятно. Зато она сказала, что Самара – город немаленький, равен по размеру полутора Сан-Франциско. Но вот только в Сан-Франциско все стремятся жить и живут, а из Самары все сбегают при первой возможности.

фото: Павел Бухвалов

И Таня Симакова сказала, что это для нее очень удивительно, уезжать из Самары, когда здесь существует масса возможностей для самореализации. Потому что в Самаре нет ничего, сказала Таня. И если ты выберешь себе какое-нибудь дело и будешь делать его хорошо, ты неминуемо станешь знаменит и более-менее богат. У меня масса примеров, сказала Таня, и даже вот мой проект – «Большой город». «Большому городу» еще не исполнилось и года (исполняется 4 апреля), а портал имеет массу поклонников и прекрасные перспективы.

Таня дала общие признаки всех волжан: по ее мнению, волжан отличает гедонизм, эмоциональность и самоирония. У волжан не так силен культ денег, как в Москве, и культ саморазрушения, как в Питере, добавила спикер.

Гедонистическое течение беседы было несколько нарушено появлением женщины предположительно из того же Ленгипрогора, посоветовавшей участникам дискуссии перестать трепаться и пойти чистить улицы. В голосе женщине звенела высокая тоска. Чувствовалось, что уж она-то очистила от грязи не один гектар городских поселений.

Однако традиции решили не ломать, и в следующую субботу снова собраться, поговорить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.