Антитеррористический фарс

Десяткам тысяч госслужащих, бюджетников и студентов местных учебных заведений правительство самарской области велело выйти на площадь на странное мероприятие – антитеррористический митинг. В приказном порядке, под угрозой увольнения. Десятки тысяч вышли. В едином, как можно догадаться, порыве и плечом к плечу. Первыми вышли работники муниципального предприятия Жилсервис в форменных оранжевых жилетках. Один несет в руках новенькую лопату, на отполированном полотне бликовало солнце. Работник принимает с лопатой залихватские позы, остальные пристраиваются рядом и бацают селфи. Серьезная женщина снимает видео, отдавая короткие команды: «Ермилов, кончай веселиться, не на празднике; Васильева, застегнись, как росомаха ходишь».

Студенты металлургического  колледжа в желто-черных ветровках размахивают желто-черным флагом, отмечаясь в ведомости. «Говорят, — тоскливо замечает знаменосец, — еще раз надо будет отмечаться, в конце». «Дерьмо», — морщит лоб его подруга, очень красивая девушка.

Красивых девушек много. Вот одна переступает длинными ногами близ транспаранта: на алом фоне белыми буквами сообщается, что Путин – наш президент. Вы правда считаете, что кто-то этого еще не знает? Красивая девушка смеется.

Другая красивая девушка, белые волосы, черные глаза, плоский живот, влезла на плечи долговязому парню и машет флагом с названием колледжа – технологический им. Кузнецова.  Рядом тусуют геометрически подстриженные панки, их волосы выкрашены в чистые яркие цвета. Ведущий на сцене уже полчаса рассказывает о величии Самары. Начал с запасной столицы и парада 7 ноября 1941 года, сейчас е дошел до центра российского автомобилестроения и города-организатора футбольного чемпионата. На четырех гигантских плазменных экранах крутят демо-ролик про Самару, в рамках подготовки к тому же ЧМ-2018. Ролик, наверное, хороший;  самарские гопники при транспаранте «За Путина» спрашивают друг друга, почему они не живут в таком прекрасном городе. «На сквер Калинина упал туман, всем западло, а мне ништяк, я фургоплан», — поет один, не перекрикивая уполномоченного самарским правительством ведущего.  

Самарское правительство довольно хитрое. На самом деле антитеррористический митинг был назначен в конце прошлого месяца и имел своей целью обойти количественно число митингующих 26 марта, а также побороться с «жалкой кучкой самарских экстремистов», задержанных полицией в тот день. Но тут в Питерском метро взорвалась бомба, и нелепое мероприятие заиграло новыми красками. Официальный пресс-релиз уже сообщал, что в едином порыве на площади самарский народ выкажет поддержку ленинградским товарищам.

Флаги красиво вьются на ветру, крутить головой и читать их как справочник «Белые страницы Самары»: медицинский институт, технический университет, нечто с ужасной аббревиатурой ИУТАР, колледж кулинарного мастерства, завод ПРОГРЕСС, медсанчасть с каким-то номером, а вот и товарищи из Хворостянского района.

Тревожит взоры небольшая шеренга мужчин кавказского типа с перетягом «ИСЛАМ против террора».  Старик с белой бородой, пушистой, как кочевое облако, испуганно шарахается меж «терроризму нет» и федерацией профсоюзов в одинаковых темно-синих куртках.

Ведущий информирует жителей города, что за последние пять лет в Самаре построили домов, школ, детских садов и заводов больше, чем за сто прошедших. « Множество людей улучшили свои жилищные условия и продолжают!» – гремит ведущий, множество людей хихикает на площади.

Какое-то организованное движение близ сцены – туда-сюда люди с бейджами «организаторы», волнение на лицах. Губернатор приехал, вот что. Губернатор проходит, Николай Меркушкин, в сопровождении толпы среднего размера высоких чиновников. Мэр города появляется чуть позже, все становятся буквально в народ, бесстрашно и плечом к плечу. На плазме кадры великолепного фильма, снятого под эгидой как раз губернатора, фильм называется «терроризму — нет» и обещает, что враг пусть и не надеется раскачать лодку.

На сцену тем временем волочат несчастного героя Советского Союза и ветерана Великой Отечественной войны, такой, наверное, в городе остался один, и вот приходится отдуваться. Старый мужчина еле идет. Его поддерживают с обеих сторон. Ничего, постоит дедушка, раз уж такое дело.

Ведущий отчитывается, что сорок тысяч человек собралось на площади. «И поэтому мы говорим – терроризму – нет!» Кричит ведущий, в надежде, что сорок тысяч человек подхватит. Не подхватывают.

«Я вообще цели митинга не поняла», — говорит женщина в хорошем осеннем пальто. На шее – нитка жемчуга, в ушах – тоже. «А вот нам и объяснишь в понедельник на политинформации», — нелогично отвечает её собеседница. За плечи женщин (по-товарищески) обнимает высокий мужчина. «Ну что, девчонки, в этом году одним субботником больше», — говорит. Атмосфера семейная, как в корпоративном буфете или заводской столовой. Можно решать производственные вопросы.  Нам зарплату-то когда переведут? – Уже! Вчера всем отправила, ждите на карты.

Руководительница подросткового центра всполошенно бегает. Руководительница потеряла двоих ребят, а поскольку приехали из Челно-Вершин, то надо ребят найти, они Самары не знают. Ребята находятся, это два худых мальчика, они тут под солдатские песни неуставно бросали «зиги», хорошо, никто не видел. «И не думайте, что теперь вы поедете в Москву!»– кричит руководительница.

И вот уже несчастный ветеран сказал пару слов, и молодая цветущая девушка, ответственная за форум «Иволга», протрубила, что поддержим Путина и губернатора, и главный по профсоюзам товарищ Ожередов сообщил экстремистам из местных, что им не напугать трудовой народ, и еще пару песен спели, и чуть не станцевали пару танцев, а губернатор так и не выступил, так и стоял в недовольной толпе принудительно собранных своих временных земляков, будто бы все в порядке и нет никакого позора.

Погибших в Питере почтили минутой молчания, и это была единственная минута, когда не хотелось выть  от общего ужаса происходящего и стыда за город.

фото: Анар Мовсумов

 

Антитеррористический фарс”: 2 комментария

  1. Спасибо, Наташа! Всё, как всегда, честно. Меня восхитило и одновременно потрясло то, что согнанный под угрозами репрессий самарский народ отвечал молчанием на все призывы организаторов.
    Ожередов кричит: «Сплотимся вокруг Николая Ивановича Меркушкина!!!», — а на площади, как 200 лет назад(!) у Пушкина в «Борисе Годунове» «народ безмолвствует». Холодок по спине, но и гордость за самарцев огромная.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *