Новогоднее

Наступила Рождественская неделя и до Нового года теперь рукой подать.

Праздновать наступление Нового года человечество приучилось уже очень давно, а вот то, что Новый год наступает всякий раз 1 января, установил Юлий Цезарь в 46 году до нашей эры.

1 января в Древнем Риме чествовали бога Януса – бога выбора, надежд, дверей, всех начал и начинаний. Это был тот самый известный теперь всем двуликий Янус. Вот только тогда значение его двуличию прибывали иное – Янус не был синонимом подлости, хитрости, ненадежности и вероломства, и у него не было двух разных лиц.

Лица Януса были совершенно одинаковы, и они никого не пугали, не отвращали.

Просто одно лицо было обращено в прошлое, другое – в будущее.

Это был бог перехода из минувшего сразу в грядущее – очень светлый, почитаемый бог.

Он открывал в будущее двери – этакий бог-привратник.

С ним связывали надежды на перемены к лучшему и надежды на озарение, потому что за открывающейся дверью в будущее должен был обязательно быть лучезарный свет.

Янус – это светозарный бог божественных врат, впускающий лучи животворящие в жизнь всех людей – бог созидатель. И месяц носил название этого бога – януарий или январь – и этот месяц был освещен надеждами на лучшее.

Янус хранил людей от рождения и до смерти – это был по совместительству еще и бог-хранитель. И встречали его подношениями – на столах должно было быть вино, сладости, фрукты и медовые пироги. Так что встречать Новый год застольем – старинная, очень добрая традиция. Янус к тому же бог подарков, и подарки дарят не только богу, но и друг другу – год должен был начинаться только с них.

Позже у Януса случился последователь – в IV веке уже нашей эры жил в византийском городе Мира архиепископ Николай, и, как утверждали современники, добрейшей души был человек. Ежегодно, начиная с 19 декабря и до самого новогоднего праздника, он дарил детям подарки. Спустя какое-то время он был объявлен святым, стал Николаем Угодником и даже превратился кое-где в Санта Клауса.

Что же касается Руси, то тут Николай Угодник ни в кого не превращался, так и остался навсегда Николаем, разве что получил еще титул Чудотворца. А в качестве главного новогоднего дарителя сладостей тут прочно обосновался Дед Мороз.

Злой, жестокий и могучий Дедушка Мороз, растеряв со временем все свои человеконенавистнические черты, обратился потом в добрейшее существо с могучим мешком подарков на широчайшей спине.

Новый год 1 января в России повелел праздновать Петр Великий. И случилось это в 1700 году. До него на Московии Новый год праздновали 1 сентября.

Так что 1 января 1700 года Великий Петр вышел ночью на улицу и запустил в небо ракету – так и пришел в Россию первый сказочный фейерверк.

А вот мне Новый год моего детства вспоминается почему-то жуткой стужей, винегретом и пирогами с повидлом – во времена моего детства винегрет и повидло – праздничные блюда. А еще это было время веселой кутерьмы с елками, елочными игрушками и гирляндами – их тогда вырезали из цветной бумаги всей семьей. И вообще все эти праздники – это работа для всей семьи: взрослые мастерили себе и детям карнавальные костюмы, а дети сновали под ногами и учили стихи.

Несколько семей объединялись и устраивали детский костюмированный бал с представлением – обязательно приходил Дед Мороз – один из пап с грудой подарков – визгу и радости хватало на всех. Подарки подстерегали на каждом шагу, надежды на чудо все время оправдывались – хотел чудесную книжку – получал книжку, хотел заводную машину – вот тебе машина. Каким-то невероятным образом папы и мамы угадывали желания детей, и мечты о машинках, игрушках, куклах, плюшевых и настоящих щенках воплощались.

Конечно, сейчас бы все эти машины, игрушки и книги выглядели бы очень скромно, но тогда они были чудесны.

Подарки находились на елке, под елкой, за праздничным столом, на балу и утром под подушкой. Что ни день, то подарки – маленькие, большие. И независимо от своей величины и стоимости они наполняли душу сладким, беспокойным ожиданием теплоты, доброты и участия. Никто не был забыт – одаривали всех.

Потом в каком-то году появился во всей стране салат, называемый «майонезом» – он очень быстро оказался на новогоднем столе в каждом доме – и торт «Наполеон» – сначала хрустящий, он со временем размякал, коржи его пропитывались заварным кремом, ставились очень мягкими, и таяли во рту.

Дети еще до начала праздника украдкой съедали с подноса кусок-другой, а бабушки следили, чтоб никто не наедался заранее.

Время было несытое, и что бы тогда не поставили на стол – он немедленно казался заставленным яствами, а утром Нового года все пили чай с пирогами – эти пироги еще ели несколько дней.

Вся страна впадала в состояние праздника – по телевизору с утра до вечера показывали только мультфильмы и сказки, и название новогодних фильмов знали все, видели их множество раз, и все равно ждали, собирались и смотрели всей семьей.

Праздничное настроение впитывалось жадно – в нем нуждались и дети и взрослые. И его старались продлить – ходили рано утром 1 января в гости к друзьям, родственникам, соседям. Подарок – пусть даже кусочек торта на тарелке, и в ответ тебе дадут другой кусок торта, и никого это не смутит.

Новому году верили, ждали от него только сладостных изменений, будущее представлялось чудесным – так выглядело наше детство, в котором обувь и одежда от старших детей переходила к младшим, и ребенок мог броситься к матери с восторженным криком: «Мама, папа подарил мне сыр!» – и это была настоящая любовь, и папа подхватывал дочку на руки и подбрасывал вверх, а она захлебывалась от счастья.

Мальчишки, конечно же, были очень строги, относительно изъявления чувств, но тоже прыгали от радости, когда получали заветный сверток с подарком.

Мы тогда и не понимали, что были бедны, но всегда находили повод для ликования.

Тогда мамы умели гладить детей по головкам, а бабушки – рассказывать на ночь невероятные сказки, а папы возились с мальчишками, запускали с ними воздушных змеев.

И никто не стеснялся выказать свою любовь.

И все в ней нуждались. Особенно утром 1 января, когда можно было спросонья, шлепая по полу босыми ногами, отправиться к маме, забраться к ней под одеяло, а она обнимала, ворчала, что ноги совершенно холодные, и всем очень скоро становилось очень тепло, и ты снова засыпал в состоянии абсолютного счастья.

И снились тебе Щелкунчик и Мышиный король, Снежная Королева, Герда и Кай, и звучала музыка. Каждый год – новая сказка и уверенность в том, что нет на земле страны лучше, чем та, в которой ты живешь, и всегда будут мама и папа, солнце и ты сам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *