Мечтает ли детский фотограф стать взрослым?

Есть мнение, что профессиональные детские фотографы не имеют права на существование, потому что результаты их деятельности плачевны. Смотрим на отглянцованных ребятишек – здесь и девочки с навитыми кудрями, измученными улыбками, здесь и мальчики во фраках миниатюрных размеров. Для пущего антуража «взрослые» статусные вещи: дорогие часы, портсигар и ноутбук. Тут же огромный полосатый мяч, плюшево ухмыляющийся медведь, живой ангорский кролик, удав или целый выводок попугаев. Часто кошки, лучше белые. Но бывает и хуже – хромые творческие потуги, вымученная креативность, и вот голого младенца уже сажают на груду битого кирпича, в мусорный бак, муфельную печь или оборачивают капустными листьями. Еще он может вылезать из гигантского куриного яйца.

Тем не менее, первое, что осознают новенькие родители — их ребенок быстро растет. В стремлении если не замедлить, то хоть как-то упорядочить процесс, делаются снимки, печатаются фотографии, заполняется семейный альбом. Есть ли смысл привлекать к такому интимному делу семьи профессионала? С вопросами по теме обращаюсь к известному в Самаре детскому фотографу Павлу Базырину.

— Как человек становится профессиональным фотографом, особенно сейчас, когда каждый сам себе фотограф при помощи камер в мобильных телефонах?

— Знаю ситуации, когда невозможно снять хорошо даже на самый лучший телефон или компакт, тем более, когда родители заняты работой или другими делами. Лучше поручить съемку человеку, который имеет для этого специальное оборудование, и именно этим серьезно занимается большую часть времени. У меня покупали фотографии люди, имеющие солидную зеркалку за сто тысяч рублей.

— Почему — именно детский фотограф?

— Это был осознанный шаг, особенно после посещения семинара Игоря Губарева в Казани в 2010 году. Детство быстро проходит, я считаю это очень ценным — успеть сохранить историю об этом интересном времени.

— Как проходят фотосессии для детей?

— По-разному. Есть съемка репортажная, когда наблюдаешь и ловишь кадры. Например, когда снимаешь праздник или учебное занятие, где дети чем-то увлечены. Тут важно не помешать процессу, и если дети начинают на меня отвлекаться, я сразу опускаю камеру и слушаю вместе с ними преподавателя. Есть съемка, где играешь с детьми сам — при съемке портрета, например, или при съемке групповой фотографии. Чем интереснее будет ребенку, тем лучше получатся кадры. Лучше всего дети раскрываются в игре. Играя, ты говоришь на их языке. Еще помогают раскрепостить ребенка разговоры на известные ему приятные темы, например, про любимый мультфильм, конфеты, смешные слова. Бывает, что родители мешают съемке, когда говорят ребенку: «Улыбайся!» Если он и изобразит после этого улыбку, то она будет неестественная. А я стараюсь, чтобы дети улыбались, потому что им вправду весело.

— Что самое приятное в работе с детьми?

— Может быть, самое приятное — находить с детьми общий язык, общаться с ними как с друзьями. А может быть, удивлять их чем-то.

— Что самое сложное?

— Сложно, когда дети начинают позировать. Нужно очень постараться, чтобы вывести их из этого состояния.

— Чем, собственно, детская фотосессия отличается от взрослой?

— Тем, что детям не нужны фотографии.

— Какой идеальный возраст «модели»?

— Для меня — до 6 лет.

— Что делать, если ребенок категорически боится фотографа?

— Бывали такие случаи. Бывает, что фотографом заранее напугали родители. Ребенок думает: «если мне говорят «не бойся», то это точно кто-то страшный». Нарастает стресс от ожидания неизвестного и страшного дядьки. Конечно, такого ребенка нельзя сразу фотографировать, а нужно сначала подружиться с ним. Для меня важно, чтобы фотосессия запомнилась ребенку как приятное времяпровождение.

— Просят ли родители сделать на фото своего ребенка более довольным жизнью?

— Нет, такого не припомню. Претензии иногда бывают к растрепанным волосам или погрешностям одежды. Я, бывает, не замечаю этих мелочей, увлекаясь эмоциональным состоянием ребенка.

— Какие материальные затраты подстерегают человека, решившего стать фотографом?

— Для начала хватит хорошей кроп-камеры со светосильным объективом (я сам начинал снимать кроп-камерой Nikon D300s). Но, если есть деньги, лучше сразу приобрести полнокадровую камеру, тем более что они сейчас стоят несколько дешевле, чем раньше, и даже перешли в любительский сегмент. Лучше сразу приобретать технику Nikon или Canon, для них имеется наибольший выбор объективов. В дальнейшем предстоят, конечно, еще затраты. Я использую топовую полнокадровую камеру Nikon D4 стоимостью 200 тысяч рублей за боди. Не буду перечислять преимущества этой камеры, их много. Объективы применяю следующие: Nikkor 70-200 F2,8 стоимостью 70 тысяч рублей, Nikkor 24-120 F4 стоимостью примерно 45 тысяч рублей, иногда Sigma 85 F1,4, иногда Sigma 70-300. Для освещения применяю три вспышки Nikon, радиосинхронизацию, также имеются стойки, несколько штативов, зонты, софтбоксы, лайтдиски и раскладной двусторонний фон. Приобреталось это все постепенно.

— Что делаете с недовольными клиентами?

— Интересуюсь, чем клиент недоволен. Если замечания объективные, то я ему благодарен, это помогает мне профессионально расти. У одной моей знакомой свадьбу снимала девушка-фотограф, которая часть снимков изменила по цветам, белое платье сделала голубоватым и так далее. Когда молодожены сказали, что им это не нравится, хотелось бы получить еще и оригинальные эти кадры с естественными цветами, фотограф сказала, что у нее их не осталось, и что всем нравится ее творчество, а они просто ничего не понимают в искусстве. Считаю такое обращение с клиентом недопустимым.

— Велика ли доля фотошопа в работе?

— Роль компьютера вообще велика — я снимаю в RAW формате, далее необходима дальнейшая корректировка изображения в программе Camera RAW и фотошопе. Коррекция баланса белого, оттенка, экспозиции, контраста, насыщенности цветов, коррекция искажения объектива, кадрирование и так далее. Конечно, если требуется, в фотошопе я убираю прыщи или что-то подобное. Царапины у мальчиков часто оставляю, шрамы украшают мужчину. В детском клубе фотографировал маленькую девочку, у которой была разбита губа — упала в садике. На всех фотографиях я исправлял этот случайный момент. Снимал пятилетнего мальчика в детском саду. Несколько портретов снял до обеда, а после обеда у него выпал передний зуб. Если бы изначально не было у него уже зуба, то я бы так и оставил, это даже интересно (история детства). Но поскольку сложилось так, в послеобеденных портретах я вставил мальчику в фотошопе зуб. Однажды, когда снимал выпускную группу в детском саду, отсутствовала одна девочка, потом ее родители сказали, что очень-очень хотели бы, чтобы она появилась на групповой фотографии. Тогда я снял эту девочку в том же зале с тем же освещением, и в фотошопе подставил ее с краю на групповую фотографию. Для интереса спрашивал приятелей, кто из детей на фото подставлен в фотошопе. Никто не угадал. А вообще, обработка всегда занимает больше времени, чем сама съемка.

— Как бы в двух словах сформулировали свою цель?

— Стараюсь снять человека как можно лучше такого, каков он есть.

Героически расцарапанные мальчики, беззубые и растрепанные девочки через двадцать лет захохочут, склонившись над фотоальбомом (вариант – над экраном планшетника или новейшего девайса), и будут рассказывать друзьям, что помнят, прекрасно помнят этот день: «мне было три года, и я заплакал из-за того, что именинник не я, а Саша». Или ничего рассказывать не будут, но спросят смешного пупса на портрете: эй, ты где? И, может быть, отыщут.

Мечтает ли детский фотограф стать взрослым?”: 3 комментария

  1. Очень понравились фотографии детей. Где можно взять контакты фотографа Павла Базырина, очень хочется сделать качественные фотографии любимого чада.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *