Свинг-Свонг

— О чем будем говорить, — спрашиваете вы, — уж точно, не о погоде?

— Почему же, — отвечает девушка во всем кружевном, — можем и о погоде. Мне нравится это лето. Оно такое… умеренное.

Девушка широко улыбается. Вы тоже улыбаетесь, ведь что может быть смешнее, чем обсуждать умеренность на свинг-вечеринке.

Лена и Саша совершенно не похожи на людей, которые вдруг завладеют всеобщим вниманием и начнут рассказ об экзотическом сексе. Лена и Саша похожи на семейную пару, союз бухгалтера и менеджера, одобренный государством и родственниками с обеих сторон. У них две квартиры – вложили деньги в недвижимость, теперь сдают. У них две машины – ну, это понятно. У них один ребенок, вид из окна на трамвайные пути, один кот, и непутевый шурин, бич семьи. Лена мечтает о худобе и вечной молодости, а Саша ни о чем таком не мечтает. Он знает, что летом поедет на озеро Байкал, а к осени сменит машину. Поэтому все буквально всполошились, когда Лена в общей компании хлопнула в ладони и сказала громко: «Давно собираюсь вам сказать. Мы с мужем состоим в клубе свингеров, и уже семь лет. Может быть, кто-то захочет присоединиться».

Наверняка вы нафантазировали себе атмосферу нежного разврата — блестящие тела стриптизеров, развязные официантки топлесс, маски с перьями на горящих от волнения лицах гостей; ничего такого не происходит. Дом сталинской постройки, аккуратный двор обнесен забором. Песочница под классическим грибком, рядом большие деревья. Толстый ребенок катается на трехколесном велосипеде. Его няня читает электронную книгу. Домофон, квартира номер восемь, третий этаж, идете пешком. Вот эта дверь, она открыта. Большой, лишенный мебели холл. Сумки и прочая кладь брошены на пол. Из удаленной комнаты стремительно идет невысокая полноватая женщина, ее свободное платье отлетает мантией.

— Я – Элла, — говорит она.

Иногда при освобождении заложников используют «переговорщиков» – это независимые посредники для обращения власти к террористам. Если речь, разумеется, не идет о государствах, где с террористами переговоров не ведут. Иногда человеку вне чрезвычайных происшествий требуется посредник для обращения к самому себе. Таким посредником может стать необычный сексуальный опыт. Внимание! Утверждения данного типа имеют традиционный финал: а может и не стать.

— Здравствуйте! – Элла протягивает руку. – Пройдемте в организационную комнату, — жест рукой, и на секунду в реющих одеждах мелькает ее обнаженная грудь. – Я все вам объясню. Вы осведомлены о дресс-коде?

Вы осведомлены: вариация creative black tie, дамам обязательны вечерние и максимально открытые туалеты, высокий каблук, чулки; мужчины могут обойтись без сорочки, расположив black tie на голом теле.

Мимо с двумя бокалами вина проходит девушка во всем кружевном. Внезапно останавливается и подает один бокал вам.

«Мы избежали скуки в браке», — утверждает Лена, посматривает свысока и умолкает. Оставляет возможность собеседникам рисовать волнующие картины группового секса. Лена мониторит свингерские сообщества: встречаться с одной парой чаще двух раз считается неправильным. Не должно возникать никаких личных привязанностей, ведь речь идет о благополучии семьи в целом.

«Никак я ее не уговаривал, — нехотя отвечает Саша на вопросы товарищей, — она сама захотела». Первое свидание состоялось в Питере (в городе на Неве). Милое кафе, приятная пара, неожиданностей не последовало, видели друг друга на фотографиях, чуть ли не в купальных костюмах, чуть ли не вообще «ню».

«Нюшки», — говорит Лена. Первоначальная договоренность была классической: просто посидеть. В случае чего — отправиться в Эрмитаж. Однако Эрмитаж не понадобился. Встреча завершилась в гостиничном номере Саши и Лены, номер насчитывал две комнаты, такой вариант называется «закрытый свинг».

Организационная комната скупо меблирована: диван, кресло, стул и письменный стол. У окна – что-то вроде тумбы. Фотография Эллы верхом на коне. Она крепко сжимает бедрами его неспокойную спину.

— Мягкий свинг, — учит Элла, — вполне возможен в гостевом зале. Я имею в виду — прелюдия. Никаких проникновений!

Элла грозит пальцем, будто бы вы уже проштрафились и допустили проникновение.

— Наша цель – представить людям друг друга, — продолжает Элла. – И не более того. И запомните: свингерский союз – самый честный. В нем нет обмана, поэтому нет измены. Предлагаю сразу оплатить посещение, чтобы не отвлекаться потом.

Достаете деньги. Элла пересчитывает.

— Мягкий свинг, — повторяет рассеянно она, — конечно, исключения возможны, но ваш вариант пользование приватной комнатой не включает.

В раствор двери долетает музыка, американский джаз времен восемнадцатой поправки к Конституции. Минут пятнадцать не происходит вообще ничего. Пожав плечами, выходите в коридор, не совсем понимая, что именно следует сейчас предпринять. Средних размеров помещение кажется вам набитым битком: вот женщина сидит на подоконнике, скрестив ноги по-турецки, рядом другая, их обнимает мужчина в бермудских шортах. В ворохе подушек у стены лежит девушка, на ее груди стоит стакан с виски, периодически она подносит этот стакан ко рту. Блондинка, напоминающая вашу бывшую учительницу химии, оглушительно хохочет в лицо брюнетки, напоминающей Иосифа Сталина. Группа гостей играет в карты. Что это за игра, интересно?

История Лены и Саши требует определенных соответствий заявленному жанру: чтобы эротические сцены, снова эротические сцены, потом внезапная смена приоритетов, и вот уже Лена, безумно влюбившись в харизматичного скульптора из Удмуртии, помогает ему отливать миниатюры из бронзы, навсегда отрекшись от идей свинга. Посредником Лены для обращения к самой себе становится земляная форма для получения отливок. Хочется, чтобы жизнь все расставила по своим местам, чему-то научила, показала правых и виноватых, и так далее. Но пока скульптора не нашлось.

— Это свинг-свонг, — кружевная девушка рядом. – Вариант подкидного дурака. Но правила немного изменены. В джинсах – мой бойфренд. Мы вместе третий год.

Ей приходится почти кричать. На балконе хорошо. Вы смотрите на большие деревья. Мальчик на трехколесном велосипеде уже уехал, няня накормила его ужином и читает о путешествии Нильса с дикими гусями. Дикие гуси как посредники для общения с миром, и все-таки Нильс вернулся домой.

Опять же Саша – Лена уже устраивала скандал по поводу его незаконной переписки с партнершей-свинг. Ничего страшного: всего-то и выкинула Сашину пепельницу из окна, всего-то кусок шлифованного хрусталя, вдребезги об асфальт.

— О чем будем говорить, — спрашиваете вы, — уж точно, не о погоде?

— Почему же, — отвечает девушка во всем кружевном, — можем и о погоде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *