П…ц

В Самаре существует волонтерская организация Домик Детства. Это очень хорошая организация, они помогают сиротам, причем помогают адресно: вот есть сирота Коля – поможем Коле, посадим его рядом с собой и добро спросим: Коля, как твои дела? Или лучше так: Хочешь есть? Руководитель всего этого Домика – Антон Рубин – постоянно носится по городу и решает разные сиротские проблемы, их много. А еще в рамках Домик есть специальный и единственный вообще в городе Центр постинтернатного сопровождения подростков. Им руководит Станислав Дубинин. Он курирует детей, нежно выпестованных Родиной в стенах своих спецучреждений постоянного нахождения, и учит их варить макароны, например. Или ходит с ними по инстанциям, что бы Родина официально оделила сироту жилплощадью. Или просто рассказывает, что все мужики – козлы.

У Стаса много дел. Он занят 24 часа в сутки, потому что проблемы у детей случаются не реже. Это сложные дети, и они разные. Сложно жить в интернате и выжить. Оттуда не выйдешь прямым и целым. Какая-то твоя часть, ну та, самая слабая, по которой много били, он модифицируется: превращается в сталь. Или в титан. Или вообще – исчезает, и становится черной дырой, очень, кстати, полезной в хозяйстве – туда можно отправлять кивком встречных уродов, подонков и мразь. Станислав Дубинин знает своих ребят. Он умеет сказать то, что нужно, и в правильное время.

Но.

Почему-то оказалось, что Самаре, раскатившейся в своих спорт-проектах, закладках камня с Путиным, перекладке вручную всего асфальта тротуарной плиткой, почему-то этому богатому городу, что мечтает стать еще богаче, не нужен Станислав Дубинин с его детьми. Минимальный бюджет, которым распоряжался Центр постинтернатного сопровождения (700 тысяч рублей в год), уничтожают вообще.

Мученики бюджета! Сколько вы заложили на излюбленный в городе процесс: трубу закатать асфальтом, взломать асфальт, трубу покрутить и подвязать бантиком, асфальт закатать, снова взломать и так далее? По адресу Алексея Толстого, 128, эту операцию за лето провели трижды. И ничего, подумаешь. Ну, асфальт. Ну, сироты. Ну, деньги.

Говорит Антон Рубин: «Разные ребята, объединяет которых одно — проведя всю жизнь или её значительную часть в детском доме или интернате, они не приобрели никаких социальных навыков, не научились решать проблемы, тратить деньги и ходить по инстанциям, а главное — им не к кому за всем этим обратиться.

Негде жить, выгнали из училища, не пускают в общагу, хочется кушать, а стипуха через 2 недели, зима на дворе, а из обуви только сланцы, братва наехала, а ствола отбиться нет, наркотики, черные риэлторы, болезни, свадьбы, похороны, рождение детей… Все эти проблемы мы решаем, помогаем, поддерживаем, привлекаем внимание, консультируем, даем переночевать, ходим на разборки с братвой и посылаем весточки на зону.

И вот это вот всё держится у нас сейчас на двух людях и честном слове. И вот это вот всё должно будет прекратить своё существование с 1 декабря».

Не забирайте у слабых.

И да, «Домик детства» стал победителем одной из номинаций Национальной премии «Гражданская инициатива».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *