Люди зверевы и люди Агнца.

Отец Павел живет в городе Бордо, в монастыре, потому что он — монах-доминиканец. А раньше он жил в Самаре. И тут есть люди, которым очень повезло с ним познакомиться, и повезло с ним общаться, потому что отец Павел — это умный человек, одно присутствие которого, даже и виртуальное, заставляет и тебя становиться умнее, и лучше. Сегодня монах-доминиканец Павел Сысоев прислал в редакцию «Новой в Поволжье» письмо. Это настоящая проповедь, решила редакция «Новой». Теперь читает, и становится умнее.

«Вы чьих будете?» — вопрос звучит всё навязчивей. Только выглянешь, только откроешь новости, только задумаешься — и из бега событий многоголосьем окликают: «Эй, гражданин, вы чьих будете?» Словно бы в видениях пророка Даниила, звери выходят из моря на битву, отрясают тёмную воду, шарят лапами, сзывают своих: «Не из моих ли будешь? » И лев с человечьим сердцем и вырванными крыльями, и медведь, пасть полна человечиной, и барс с крыльями, и четвертый, что всех прочих страшней и ужасней : каждый кличет, зовёт напевно. Не дрогнет ли что-то в твоем сердце в ответ, не понесет ли и тебя к ним? Как сладко и страшно влиться в их великую битву, забыть себя, быть просто их силой, их криком, чешуйкой их обороны, когтем их лукавства, или (наверное, опасней всего) той песней, что оживляет их сердце. Бормотать, вплести голос в заклятье, мечты о славе, о мести, о господстве; всё оправдать, всё сокрушить. Злые слова, богоборческие, медовые слова, обольстительные. Чьих ты будешь, чью песню подхватишь? Выбирай. Вот тебе и лев, и барс, и медведь, и тот безымяный четвертый зверь, что всех страшней, всех сильней. Не за ним ли победа? Так ставь на него!

Морок. Это просто морок. Из моря вышли звери, в бездну низвергнуты будут. С их заклинаньями, силой, победами — все четверо, без разбора. Я — не их. Я — Агнца. Он стоит над ними, словно закланный, песнь спасения вокруг него. Кроток, но страшен гнев его, и куда скрыться от него? Его терпение низвергнет Вавилон. Его кротость перемолет все силы звериные. Его кровью спасутся все святые.

Когда бормотанье ненависти и злобы, оправдание лжи и убийств, подлость и похоть, тяжесть звериная не дают дышать — не извне, изнутри! — Агнец мой, спаси меня! Призная меня своим. Вырви меня из пасти звериной. Не дай овладеть мною беззаконию. Не дай мне оправдывать зло,упиваться силой зверей сего мира, любить себя до презрения к тебе, Агнец мой. Дай мне быть только твоим.

«Чей ты будешь, человече?» Малый из тех, что бегут Вавилона,изживая его в своем сердце? Из тех, что ожидают спасения. Из агнцев, миротворцев и кротких, сынов Божиих, наследующих землю? Или же из гордых, проклятых, упивающихся своей силой, сладких голосом, гнилых делами? Вижу, как прорастает во мне звериное сердце. Агнец мой, спаси меня!

Читайте еще по теме: Самарский римский папа? и Отец Павел, монах-доминиканец

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *