Рыбаки на митинге протеста: «Мы хотим не слов, а документов»

Вторая массовая акция рыбаков-любителей, прошедшая в ходе митинга протеста 1 мая, случилась рядом со знамёнами КПРФ и ЛДПР, а также транспарантами дольщиков. Мы поговорили с рыболовами о том, сколько воды утекло с прошлой акции, чего им удалось добиться прошлым митингом и что они ожидают от второго. А также о том, как они оказались на одной площади с оппозиционными партиями.

На вопросы «Новой» ответил один из активистов клуба «Samarafishing» Алексей Шумков, с которым мы уже разговаривали перед первым митингом 26 марта. Когда мы брали у него первое интервью, он был человеком никогда в жизни не ходившим на митинги. Теперь же, спустя менее чем два месяца, он, сам того не ожидая, превратился в заметную самарскую общественную фигуру.

— Каким образом отреагировали власти на прошлый митинг, который прошёл 26 марта?

— Митинги прошли по всей России, более чем в 15 городах. Правительство страны полторы недели молчало и только потом заметило рыбаков. Кроме того, не так давно в Самарской губернской думе была образована рабочая группа по доработке закона, регулирующего рыболовство. К её работе были привлечены рыболовы-любители. Но наше участие было чисто формальным.

Права голоса мы там, естественно, не имели. На последнем заседании дело дошло до наших основных предложений. Они были проигнорированы, и рыбаки в знак протеста покинули заседание. Несущественные поправки были приняты, а самые основные — нет. Например, расширение зоны бесплатной рыбалки на Волге с 50 до 250 метров от берега.

После этого мы дали информацию в СМИ о том, что наши поправки не принимаются, и это дошло до Москвы. Ситуация кардинально поменялась, к нам начали прислушиваться. Но потом появилась информация, что готовится новый федеральный законопроект «О любительском и спортивном рыболовстве», и работу над губернским законом решили приостановить, до прояснения ситуации на федеральном уровне. Тем не менее, совокупность поведения депутатов по отношению к нам вынудила нас заявить о митинге протеста 1 мая.

— Что можно ожидать от нового закона, регулирующего любительское рыболовство?

-Москва пока свою позицию не обозначила. Но факт остаётся фактом, наши требования по поводу отмены конкурсов, благодаря которым были отданы в аренду рыбопромысловые участки, выполнены не были. И до сих пор никаких решений о их будущем не было принято, более того, нам говорят, что закон обратной силы не имеет и отданные частникам участки уже не вернуть. Для оказания услуг в сфере любительского и спортивного рыболовства они абсолютно не нужны, но воду уже поделили.

Росрыболовство представило свой законопроект, в котором чётко обозначено, что мы должны платить деньги за рыбалку, только изменили название. Покупать мы будем не путёвки, а лицензии. Кроме того, мы должны будем платить за выловленную рыбу арендаторам водоёмов. Допустим, арендатор выпустил карасей туда, где уже была такая же рыба. Но как потом он будет определять, где караси федеральные, а где его личные? Суть в том, что они по-прежнему гнут свою линию. 5% водоёмов уйдут арендаторам, без определения: реки это, озёра или же пруды.

Про озёра мы пока не говорим. Мы понимаем, что и раньше были платные водоёмы. Существуют, допустим, базы для рыбалки на Ахтубе. Но рыбопромысловые платные участки на реках, где идёт никем не контролируемый браконьерский лов, где рыбопромысловики мало чем отличаются от тех же самых браконьеров, — это чересчур.

— Уже есть какой-то личный опыт общения с представителями рыбопромысловых участков?

— Я сам лично звонил пользователям РПУ «Пойменное» (Чапаевские луга) и разговаривал сначала с женщиной, которая взяла трубку, а потом с председателем этого общества. Мне сказали, что путёвки они не продают. Но я должен вступить в их общество, чтобы рыбачить на территории их РПУ. Я начал спрашивать, в каком законе это написано. Мне на это ничего не ответили. Был довольно эмоциональный разговор. В конечном итоге мне сказали, что если я хочу иметь проблемы с Рыбнадзором, то могу никуда не вступать и рыбачить бесплатно.

— И сколько они хотели денег?

— 350 рублей за год в общей сложности. Деньги-то небольшие, но встаёт вопрос: за что я должен платить, если Чапаевские луга, где располагается РПУ «Пойменное»,— это браконьерский притон. Там всё в сетях. На следующий же день я озвучил эту информацию в Губдуме. Реакция на эту информацию была крайне негативная. Мне сказали, что быть такого не может и это слухи. Попытались позвонить председателю, но телефон был отключен, потом туда приехало телевидение.

И рыбалка в «Пойменном» сразу стала бесплатной. Хорошо, что получилось хотя бы так.

— Как отреагировали на ваши митинги 26 марта в других регионах? Например, в Татарстане, где была самая массовая акция протеста.

— В Татарстане аннулировали все конкурсы по РПУ, прокуратура признала их незаконными. У нас же пока тишина по этому поводу, мнения депутатов разделились, и никто не знает, что конкретно можно сделать с этими участками. А основная работа сейчас идёт в Москве. Нас приглашают поучаствовать в работе над законопроектом в Государственной думе.

— Перейдём к первомайскому митингу.

В СМИ часто приходится слышать, что разные политические силы используют рыбаков в своих целях. В этот раз вы вышли вместе с политическими партиями…

— Пусть эту тему обсасывают те СМИ, которые написали, что в первомайской демонстрации, организованной оппозицией, приняло участие всего 900 человек.

Народ у нас не любит политику и политиков, а действующая власть благодаря закону «О рыболовстве» себя полностью дискредитировала в рыболовном сообществе, и мы вышли на демонстрацию вместе с КПРФ.

В первомайской колонне, организованной коммунистами, участвовала, в том числе, ЛДПР. Они что, тоже пляшут под дудку коммунистов, что ли?.. Нам предложили принять участие в демонстрации оппозиции, и мы согласились. Это было сделано для того, чтобы показать ныне существующей власти, против кого мы сейчас дружим. Мы могли пойти на демонстрацию, организованную «Единой Россией», на площадь Куйбышева. Но мы пошли с теми, кого не устраивает нынешнее положение дел в стране и в нашем городе. В качестве некой новой зарождающейся объединённой народной оппозиции.

— Сколько человек участвовало в митинге, по вашим оценкам? И сколько людей вывели на шествие именно рыбаки?

— Общая численность участников составила около 4,5-5 тысяч человек. Рыбаков было 2-2,5 тысячи. Такие цифры называли знакомые из спецслужб. Наша колонна была самой многочисленной. Коммунисты вывели порядка 1000-1500 человек. Остальные участники — по убывающей. И это если учесть, что это были майские праздники. В прошлый раз было очень много пенсионеров. Но сейчас у них начался дачный сезон… Звонили бюджетники, которые жаловались на то, что, вместо того чтобы пойти на наш митинг, их чуть ли не в принудительном порядке загнали на митинг «Единой России». Зря всё это делается. Можно представить, какие настроения по отношению к власти у рыбаков, которые были у нас на митинге 26 марта, а в этот раз не смогли прийти из-за митинга «Единой России». Таким образом просто создаётся лишнее социальное напряжение.

Официальные СМИ отписались о том, что в нашем митинге участвовало около 900 человек. Я не понимаю, зачем власти занижают реальную численность. Люди видели своими глазами, что это неправда. Видимо, это просто оболванивание той части населения, что на митинг не пришла.

— Какие у вас планы по следующим акциям?

— Сейчас мы ждём, когда будет озвучен проект нового федерального закона о любительском и спортивном рыболовстве. И если что-то пойдёт не так, как мы требовали, естественно, будет новый всероссийский митинг. Конкретной даты пока нет, но людей мы ориентируем на середину июня.

Хотелось бы сказать правительству, что если они не хотят усиливать протестные настроения, то нужно кроме слов с экранов телевизоров переходить к действиям. Сейчас приостановили раздачу РПУ до 1 октября, но мы не знаем, что будет потом. Было подписано соглашение с пользователями РПУ на Волге, и пока они не будут обилечивать рыболовов-любителей. Но вызывает сомнение законность подобного документа, ведь в федеральном законе сказано, что я не могу рыбачить на территории РПУ без путёвки, вследствие чего являюсь браконьером. Получается, что какое-то местечковое соглашение аннулирует федеральное законодательство. Это чушь полнейшая. Мы хотим конкретики. Мы хотим не слов, а конкретных документов, которых пока нет. Наши требования остаются прежними. Это отмена понятия РПУ применительно к любительскому и спортивному рыболовству и отмена проведённых конкурсов, т.к. всё это было сделано без учёта интересов простых людей, усиление борьбы с браконьерством, запрет свободной продажи сетей и электроудочек…

А пока нас только включили в рабочую комиссию при Губдуме, где мы не имеем права голоса, а также приостановили раздачу РПУ. Деньги на реках до поры до времени тоже обещали не брать.

Мы считаем, что принятых мер для наведения порядка на наших водоёмах явно недостаточно, и будем продолжать отстаивать свои права. Право на бесплатный отдых у воды и право на бесплатную рыбалку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *