Как погибают дома

Дом первоначально принадлежал лесопромышленнику Фирсу Наймушину, и был построен по специальному проекту известного самарского архитектора А.А. Щербачева. В начале ХХ века он принадлежал брату выдающегося русского писателя А.Н. Толстого графу Мстиславу Николаевичу Толстому, в разные годы служившему надворным советником, камер-юнкером двора Его Императорского Величества, председателем Самарской губернской ученой архивной комиссии, членом комитетов и попечительских советов благотворительных и общеполезных учреждений г. Самары, а позже – петербургским вице-губернатором. Во время Великой Отечественной войны в этом доме располагалось Британское посольство. Потом ясли-сад, потом женская консультация. Потом в доме произошел пожар.

На сайте «Архитектурно-планировочного бюро» муниципального предприятия, владевшего особняком, читаем:

Состояние объекта

После пожара 16 сентября 2007 г. здание больше двух лет простояло раскрытым и не отапливаемым, подвергаясь негативному воздействию окружающей среды. Полностью утрачены конструкции крыши (кровельное покрытие, обрешетка, стропильные конструкции), чердачное перекрытие. Частично утрачены элементы деревянного архитектурного декора под свесами кровли, внутренняя отделка помещений, оконные и дверные блоки; выведены из строя системы инженерного обеспечения здания. Несущей способности сохранившихся строительных конструкций нанесен ущерб, точная величина которого может быть установлена лабораторными исследованиями прочностных характеристик конструкционных материалов и расчетом остаточной несущей способности конструкций.

Это информация 2010 года. Под занавес правления Тархова «АПБ» продает особняк некоему ООО «Евро-железобетон» за ничтожную сумму. Уже в момент продажи реальным покупателем здания источники, близкие к администрации, называли известного бизнесмена и единоросса-списочника Кошелева. Но Кошелев себя никак не проявил. А городское управление имуществом попыталось вернуть здание, и «дом Наймушина» завис между собственниками. Летом

2011 года «Евро-железобетон» подал очередной иск к ДУИ, который был отклонен. Тяжба. А здание продолжает разрушаться. И скорее всего особняк Наймушина погиб. Или погибнет в ближайшем будущем. Никто никогда не увидит его уникальных интерьеров и альпийский стиль фасада выходящего на Волгу. Спасать дом Наймушина, судя по всему, никто не собирается. Еще один памятник архитектуры, истории и чего там еще… Или? Городские власти найдут возможность спасти один из «знаковых объектов»? Впрочем, гибель этого здания не вызывает особого интереса не только у властей, но и у «комитетов спасения», озабоченных блоггеров, правозащитников и просто граждан. И если громко бросить клич, то откликнуться, скорее всего, только англичане — в годы войны здесь было британское консульство, а вот таблички на здании почему-то до сих пор не установлены. Save Samara Heritage!? Больше некому.

Как погибают дома”: 3 комментария

  1. Сколько же раз надо писать и говорить, что в Доме Наймушина располагалось не Британское посольство, а Британская военная миссия. Британское посольство располагалось во Дворце пионеров на Куйбышева.

  2. Такие здания надо продавать не за ничтожную сумму, а за 3 копейки. Причем сразу, в соответствии с законодательством, обременять владельца охранными обязательствами. Уникальные интерьеры и альпийский стиль фасада являются предметом охраны памятника регионального значения, за государственную охрану которого и выдачу охранных обязательств отвечает местный минкульт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.