Противоречия арабской весны

Принято считать, что волнения, охватившие арабские страны и названные «Арабской весной» были вызваны самосожжением Мохаммеда Буазизи 17-го декабря 2010-го года, в маленькой деревушке Туниса. Массовое сочувствие к поступку Буазизи очень быстро привела к падению президента Туниса, а затем и к падению президента Египта. Вскоре восстание распространилось (и продолжает распространяться) практически на все арабские государства.

Большинство аналитиков в масс-медиа и Интернете, тем не менее, игнорирует одно фундаментальное противоречие феномена, названного «Арабской весной» – а именно то, что он состоит из двух течений, движущихся в противоположных направлениях. И одно из этих течений наследует мировую революцию 1968-го года. Это «течение 1968» даже лучше называть «Второй арабской революцией».

Его целью является достижение глобальной автономии арабского мира – чего пыталась достичь еще «первая арабская революция». В свое время она потерпела поражение в основном благодаря мерам, успешно предпринятым Францией и Великобританией по ее сдерживанию, переведению в иное русло и подавлению.

Второе течение, движущееся в противоположном направлении – это попытка крупных геополитических игроков поставить первое течение под свой контроль. Каждый из этих игроков пытается использовать активность арабского мира в своих целях – но само «течение 1968» они воспринимают как непосредственную угрозу своим интересам. Они сделали все возможное, чтобы отвлечь внимание людей от целей «течения 1968» и перевести их энергию в другое русло.

Прошлое никуда не ушло

Что я имею в виду, когда говорю о «течении 1968»? Существуют два основных аспекта мировой революции 1968-го года, которые актуальны и по сей день.

Во-первых, революционеры 1968-го протестовали против недемократичности, свойственной тем, кто стоит у власти. Их революция была направлена против недемократичности правителей и злоупотребления властью, существующего на всех уровнях: на уровне мир-системы в целом; на уровне государственных и местных органов власти; на уровне множества негосударственных институций, в которых люди принимают участие или которым они подчинены (от рабочего места до образовательных структур, политических партий и профсоюзов).

Говоря современным языком, революционеры 1968-го выступали против вертикального принципа принятия решений – за горизонтальное, партисипативное и, следовательно, народное принятие решений. В целом же (хотя были и исключения) на «течение 1968» существенно повлияла концепция ненасильственного сопротивления: как в версии satyagraha Махатмы Ганди, так и в версии Мартина Лютера Кинга и его сподвижников – или даже в еще более старой версии Генри Дэвида Торо.

«Течение 1968» четко прослеживается в Тунисе и Египте в период «арабской весны». Его массовость ужаснула представителей властей – правителей арабских государств (всех без исключения), равно как и правителей неарабских и весьма отдаленных стран, активно проявлявших свое присутствие в арабском мире. Их испугал уже сам факт столь успешного распространения антиавторитарной логики. Правительства мира объединили усилия, чтобы совместно уничтожить «течение 1968».

Рост всемирного движения

Пока еще им не удалось уничтожить это течение. Наоборот, оно набирает силу по всему миру: от Гонконга до Афин, Сантьяго, Мадрида и Нью-Йорка. И это не только результат арабской весны – семена революции были посеяны ранее, а протесты происходили и до декабря 2010-го. Но уже лишь то, что революции произошли в арабском мире, ранее считавшимся относительно невосприимчивым к идеям «течения 1968», придало мощный импульс растущему мировому движению.

Каким же образом правительства отреагировали на эту угрозу? По сути, для них существует лишь три варианта: репрессии, уступки и перевод протеста в другое русло. Использовались все три варианта – и, до определенного момента, их комбинация проходила достаточно успешно. Политические реалии в каждой стране, конечно, отличаются – и, соответственно, отличается соотношение между репрессиями, уступками и тактикой перевода в другое русло.

Но, все же, главным, на мой взгляд, является второй аспект мировой революции 1968-го: она включала в себя революцию «забытых людей» – тех, кто был обделен вниманием крупных организованных сил политического спектра. «Забытым людям» говорили, что их интересы, их протест и их требования являются вторичными, а решение их проблем следует отложить до тех пор, пока не будут решены первостепенные вопросы.

Кто же были эти забытые люди? В первую очередь – женщины, половина населения. Государство относилось к ним как к «меньшинствам». Концепция «меньшинства» не столько имеет отношение к количеству, сколько к социальной роли (обычно она определяется в терминах расы, религии, языка или в комбинации этих терминов).

Кроме женщин и социальных «меньшинств» существуют еще и многие другие группы, которые тоже требуют, чтобы их не забывали: люди с «иными» сексуальными предпочтениями, инвалиды, «туземное» население на территориях, куда последние 500 лет происходила массовая иммиграция извне. К таким меньшинствам можно отнести также людей, обеспокоенных угрозами окружающей среде и пацифистов. Данный список можно еще долго продолжать и он продолжает расти по мере того, как все больше и больше «групп» начинают считать себя «забытыми людьми».

Когда анализируешь события, происходящие то в одном, то в другом арабском государстве, вскоре понимаешь, что список забытых людей (и их отношение к конкретному режиму) существенно отличается в зависимости от конкретной страны. Следовательно, отличается и способность «уступками» обуздать революцию. Сложно или легко режимам решиться на применение репрессий? Вариант ответа тоже варьируется в зависимости от страны. Но не обольщайтесь относительно самой природы всех этих режимов: все они, прежде всего, желают сохранить власть.

Для некоторых из них единственная возможность сохранить власть – присоединиться к восстанию, выбросить за борт определенную личность (президента или правителя), передав власть псевдонейтральным вооруженным силам. Именно это и произошло в Египте. Против этого сейчас и протестуют те, кто сегодня заново оккупируют площадь Тахрир – те, кто пытается вдохнуть новую жизнь в «течение 1968».

Перед основными же геополитическими игроками встал вопрос, каким способом лучше всего «отвлечь» внимание и вместе с тем, воспользовавшись волнениями, протолкнуть свои интересы? Давайте посмотрим, что пытались предпринять в этом ключе различные игроки, и насколько их действиям сопутствовал успех. А затем мы сможем оценить должным образом перспективы развития «течения 1968» в ближайшем будущем.

Искупление вины бывшими колонизаторами

Начать можно с Франции и Великобритании – бывших колониальных держав. В Египте и Тунисе они оказались в весьма неудобном положении. Лидеры Франции и Великобритании получали личную выгоду от диктатур Туниса и Египта. Они не просто поддерживали этих диктаторов во время восстания, но и активно консультировали их по вопросам подавления бунтов. В конце концов (хотя и слишком поздно), они поняли, какую страшную допустили ошибку, пытаясь найти способ обелить себя. И нашли его в Ливии.

Муаммар Каддафи, также как и Франция с Великобританией, полностью поддерживал и Бен Али и Хосни Мубарака. Он пошел еще дальше, выразив сожаление по поводу их отставки. Очевидно, что его весьма пугало происходящее в двух соседних странах. Совершенно ясно, что в Ливии не было «течения 1968» – но было множество других групп недовольных. Когда же эти группы подняли восстание, он яростно пытался запугать их, рассказывая о том, как он их подавит.

И тут Франция и Великобритания усмотрели возможность показать себя защитниками демократии – несмотря на то, что обе они (да и многие другие страны) последние лет десять занимались в Ливии весьма прибыльным бизнесом. Каддафи вдруг оказался для них диктатором – которым он, собственно и был. И они решили обелить себя с помощью открытых вооруженных поставок ливийским повстанцам.

Сегодня Бернар Анри Леви хвалится тем, что ему удалось создать прямую связь между президентом Саркози и ливийскими повстанцами на основе идеи об интервенции ради защиты прав человека. Но Франция и Великобритания не способны были свергнуть Каддафи без посторонней помощи. Им были нужны США. Обама поначалу отказывался – но под давлением, которое оказывали на него внутри США под предлогом «защиты прав человека», он, все же, согласился на оказание военной и политической помощи так называемым «усилиям НАТО». И согласился на подобный шаг при условии, что по итогам операции не пострадает ни один американец – погибнут только ливийцы.

Саудовская Аравия, как и Каддафи, тоже занервничала после свержения Мубарака. Саудовцы рассматривали уступки Запада, а затем и его согласие на отставку Мубарака, как весьма опасный для них прецедент. Поэтому Саудовская Аравия и решила независимо гнуть собственную линию ради сохранения статус-кво.

В первую очередь они решили сделать все, чтобы сохранить статус-кво у себя в стране. Затем – в странах, входящих в «Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива» (в частности, в Бахрейне). А затем, в других монархиях (Иордания и Марокко), а также во всех прочих арабских государствах. В двух соседних странах – Йемене и Сирии они тоже вмешались, чтобы изменить все так, чтобы ничего, по сути, не изменилось.

Сдержать «Течение 1968» не легко

Новый египетский режим находится под постоянным давлением «течения 1968». В то же время, он весьма болезненно воспринимает утрату Египтом первенства в арабском мире и пытается вернуть стране ее геополитическое положение – в первую очередь на «израильском фронте», где новый египетский режим хотел бы заработать очки в свою пользу, но и не потерять при этом финансовую помощь США. Египет стал активным сторонником воссоединения расколотой Палестины в надежде не только добиться серьезных уступок со стороны Израиля, но и воспрепятствовать развитию «течения 1968» среди палестинцев.

Турция и Иран тоже пытаются извлечь из арабских восстаний собственную выгоду и усилить свою роль на ближневосточной арене. Сделать это им будет нелегко – особенно потому что они тоже должны принимать во внимание собственные внутренние «течения 1968»: курдов в Турции, многочисленные фракции весьма сложной иранской политической системы.

Ну а Израиль? Израилю угрожают со всех сторон перспективой «делегитимизации»: и на Западе (даже в Германии и США), и в Египте, в Иордании, в Турции, России и Китае. И при всем этом, среди еврейского населения Израиля тоже возникло свое «течение 1968».

А пока происходят все эти политические манипуляции, арабская весна стала уже лишь частью волнений, охвативших весь мир. «Oxi» в Греции, «indignados» в Испании, студенты Чили, оккупационные движения, охватившие 800 городов Северной Америки, забастовки в Китае, демонстрации в Гонконге, многочисленные протесты по всей Африке.

«Течение 1968» растет, несмотря на репрессии, уступки и попытки перевести его в другое русло. Отдельные успехи различных геополитических игроков в арабском мире имеют весьма ограниченный эффект – а в некоторых случаях они даже контрпродуктивны. Тахрир стал символом для всего мира. Да, многие исламистские движения обрели теперь возможность открыто выражать свои идеи в тех арабских странах, где они ранее не обладали такой возможностью. Но такую же возможность получили и светские левые. Профсоюзы вновь обрели свое историческое значение.

Те же, кто верит, что арабские (то есть уже всемирные) волнения – преходящее явление, уже очень скоро, когда лопнет очередной экономический пузырь, поймут, что «течение 1968» теперь невозможно сдержать. Перевод Дмитрия Колесника Об авторе: Иммануил Валлерстайн – американский социолог, представитель неомарксистского направления в теории международных отношений, один из создателей мир-системной теории. Закончил Колумбийский университет со степенью доктора социологии (1959 г.).С 1976 по 2005 год руководил организованным им Центром Фернана Броделя по изучению экономик, исторических систем и цивилизаций при Бингемтонском университете. В 1994–1998 гг. был президентом Международной социологической ассоциации . С 2000 года И. Валлерстайн – старший научный сотрудник Йельского университета. Его главный вклад в развитие социальных наук заключается в разработке оригинальной теории мировых систем. В своей методологической концепции Валлерстайн предельно дедуктивен. Свой анализ он начинает с глобальной экономической системы, или, как он ее называет, мир-системы. По Валлерстайну она может быть трех типов.

  1. Мир-империя, состоящая из нескольких локальных культур, присоединенных путем завоевания. Например, Древний Египет, Древний Рим, Россия эпохи крепостного права.
  2. Мир-экономика, которую составляют независимые государства-нации. Единственным историческим примером здесь служит Европа от Нового времени до наших дней, которая из континентальной выросла до всемирной капиталистической мир-экономики, включающей существовавшие и существующие социалистические страны.
  3. Мир-социализм, который представляет, по Валлерстайну, гипотетическую систему, никогда и нигде не осуществленную.

Оригинал взят http://historybook.info/pub/973

Английсkая версия http://www.aljazeera.com/indepth/opinion/2011/11/20111111101711539134.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *